Вы вошли как Гость |
Группа "Гости"
Главная | Мой профиль | Выход

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Размышления » О других интересных событиях » ОСКАР РАБИН: ПОЛОВИНУ СВОИХ КАРТИН ГОТОВ ОТДАТЬ ТРЕТЬЯКОВКЕ (02.01. 2018. газета "Культура")
ОСКАР РАБИН: ПОЛОВИНУ СВОИХ КАРТИН ГОТОВ ОТДАТЬ ТРЕТЬЯКОВКЕ
Валентина_КочероваДата: Среда, 17 Янв 2018, 13:29 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 6233
Статус: Online
Оскар Рабин: «Половину своих картин готов отдать Третьяковке»

2 января легендарному российскому художнику Оскару Рабину исполнилось 90 лет. В парижской мастерской живописца побывал корреспондент «Культуры».


Фото Семен Лиходеев/ ТАСС

- Девяносто лет — ​это целая эпоха. Какие в Вашей жизни самые памятные вехи?

- Жизнь моя, действительно, длинная и событиями богатая… Детство мое советского мальчика было поначалу обычным, мирным, тихим. Жили в центре Москвы в хорошей квартире. Одно из главных потрясений — ​война и ее последствия. Они никогда не уйдут из моей памяти. Почувствовал себя более устойчиво лишь в 22 года. Тогда же женился на Вале, дочери моего учителя живописи художника Евгения Кропивницкого.

- В то время можно было зарабатывать на жизнь картинами?

- Разумеется, нет. Поэтому я устроился десятником по разгрузке вагонов на Долгопрудной. Командовал грузчиками из зэков. Среди прочего, должен был обеспечивать их инструментом, который таскал на своем горбу. Подопечные меня не слушали, а делали, что хотели. Мне один из них, симпатичный такой, как-то сказал: «Ты не должен поднимать ничего тяжелее карандаша, а ты ломы и лопаты таскаешь. Но ты не наш, временный». Он оказался прав, и я действительно ушел. Жизнь меня, в конце концов, вывела к живописи, и я взял в руки кисточку и карандаш.

- В историю отечественного искусства Вы вошли как лидер нонконформистов, организовавший «Бульдозерную» выставку. Как Вы чувствовали себя в этой роли?

- «Бульдозерную» выставку до сих пор помнят. Но сам я эту дату не отмечаю. Вообще бы о ней не вспоминал, если бы мне постоянно не напоминали. К своему «лидерству» относился и отношусь очень просто. Мне не свойственна роль начальника. Человек я довольно мягкий, склонный к компромиссам и уступкам. Что касается «Бульдозерной» выставки, то я просто оказался в нужном месте в нужное время. Неожиданно все получилось, будто это был не я, а кто-то другой. С тех пор ничего похожего со мной не случалось. Ни в Москве, ни в Париже мне и в голову не приходило устроить нечто подобное, хотя не согласен со многим, что происходит в мировом искусстве. Несмотря на это в драку не полезу и не стану организовывать акции с бульдозером.

- Ваша картина «Деревня» (или «Пейзаж с коровой»), считавшаяся погибшей под бульдозерами, неожиданно появилась на аукционе несколько лет назад. Значит, не только рукописи не горят?

- Насчет аукционов не знаю. Так или иначе, все полотна исчезли. С тех пор их никто не видел. Сейчас искать их никому, в том числе и мне, не надо. Проще написать другие. В Москве на месте той выставки какую-то галерейку организовали, издали маленький каталожек. Мне рассказали, что есть дом, где стены под обоями якобы оклеены картинами с «Бульдозерной» выставки. Жилище принадлежит офицеру, который заправлял разгоном художников.



- Кто придумал назвать Вашу группу художников — ​совершенно разных по стилю — ​«нонконформистами»?

- Нас обзывали «абстракционистами», обругивали всяческими словами, чуть ли не матерными. «Нонконформисты» — ​значит, несогласные с официальной линией в искусстве. Скорее всего, словечко нашли журналисты.

- В 2018 году у Вас еще одна «юбилейная» дата: сорок лет назад Вы с женой и сыном эмигрировали во Францию. В какой мере Париж повлиял на Вас как на художника?

- Все получилось не совсем так, как я ожидал. В моем творчестве среди экспрессионистских мотивов есть ирония — ​люблю подхихикивать, социальные моменты, желание передать ощущение того, как мы жили в бараке (не случайно, мою живопись называли «барачной»). Мне свойственно и лирическое отношение к окружающему. Всегда любил пейзажи, которые писал с натуры. Земной неуют — ​все скромное, незаметное, сарайчики. Когда возвращался ночью с работы, фонарей не было. Только в некоторых окнах горел свет. Я шел и представлял, как там живут люди. Все это вызывало у меня теплые чувства, сопереживание. Думал, в Париже тоже смогу окна писать. Но нет. Оказалось, что получалось только в России, где знал людей, с которыми жил бок о бок. А тут сколько ни вглядывался в дома, для меня в них нет жизни. Не могу ничего передать, ничего не ощущаю. Для этого нужно было во Франции родиться. Здесь мой диапазон сузился. Остались, в основном, лирические ноты. Если изображаю сарайчик, то он примерно такой же, как в России, тоже заброшенный, только немного другой архитектуры. Или тот же вокзальчик с разбросанным вокруг мусором. Мне всегда хочется передать ощущение покинутости, симпатии к уходящей жизни.

- Обиды на свою историческую родину не держите?

- Абсолютно никакой. Именно в России я стал художником и сумел себя выразить. Моя живопись очень зависела от русских сюжетов. Можно в шутку сказать, что даже Париж мне советская власть руками КГБ преподнесла.

- Какие русские картины Вам ближе всего?

- Поленовский «Московский дворик», «Последний кабак у заставы» Перова. Они греют — ​прежде всего, русского человека. Такой же немецкий сюжет ближе немцу. Не сама живопись, а мотив. Мы до сих пор гордимся нашим авангардом прошлого столетия. Хотя его влияние в мире, на мой взгляд, преувеличено. «Квадрат» Малевича — ​это русская икона. Во фресках или образах обязательно найдете изображение квадрата, хотя Малевич придал ему другое значение — ​он им как бы «закрывал» живопись. Концептуальное русское искусство мне не интересно. Художники думают, что открывают нечто новое. На самом деле все это уже было. ХХ век — ​день вчерашний.

- Есть ли у вас любимые мастера?

- Этот вопрос несколько коварный. У кого-то нравится одно, у другого — ​другое. Проще назвать тех, кого не люблю. Например, сюрреализм, как направление. Хотя к отдельным представителям отношусь неплохо. Скажем, Рене Магритта ценю. Кстати леонардовская «Джоконда» тоже не вызывает у меня умиления или восторга.

- В России поэтам и живописцам часто приписывают ясновидческий дар. Есть ли тому основания?

- Я могу это допустить только по отношению к великим писателям и художникам прошлого. Они аристократы духа, бриллианты чистой воды. Когда смотришь на картины Гойи, думаешь, что его кистью водил кто-то свыше. Есть ощущение волшебства. Но такие гении — ​один на 100 миллионов или еще реже. Даже испанский правитель не гнушался подавать кисть Веласкесу. Мы благоговеем и преклоняемся перед ними. Помнится, в Париже выставлялся Пикассо вместе с великими мэтрами прошлого, у которых он что-то заимствовал. Так вот андалузец проиграл им вчистую.

- Столетие назад город на Сене претендовал на роль светоча мирового искусства. Как случилось, что сейчас он не более, чем музей?

- Я объясняю это просто. Живут миллионы людей, а благодать нисходит на одного-двух — ​самых достойных. Скажем, на Рембрандта или Веласкеса. Наверное, так и с городами, благодаря этому Париж был номером один. Потом французская столица оказалась задвинутой — ​потому что оказалась слишком эстетичной, а ее живопись — ​чересчур нежной и аристократичной.

- Помнится, Вы говорили, что в нашем столетии искусство с его экспериментами переживает агонию, превращается в балаган, где все позволено и где любые мерзости можно выдавать за новаторство.

- В механизме искусства трудно разобраться — ​много мнений, много авторитетов. Сотни и сотни музеев выставляют одно и то же. Вы не можете не смутиться, видя все это и не подумать: «Не дурак ли я, если этого не понимаю?» Сейчас даже слова красивые неприлично произносить. Куда лучше сделать какую-то гадость. Между прочим, все это началось давно. Еще в середине прошлого века итальянский художник Пьеро Мандзони запаивал свои фекалии в консервные баночки (они и поныне выставлены во многих музеях). Искусство, втолковывал он, — ​все, что производится художником, в том числе и экскременты. Правда, под конец жизни он объявил, что «пошутил», морочил людям голову и что ничего в баночках нет.

- Несмотря на протесты части публики, Лувр, Эрмитаж, Версальский дворец и другие музеи выставляют вместе с классиками произведения современных «суперавангардистов» и модернистов. Самый последний пример: во дворце парижского Пети Пале сейчас бок о бок с Боттичелли, Энгром, Рубенсом и прочими классиками развесили работы скандального американца Андреса Серрано. В свое время он «прогремел» фотографией «Piss Christ» — ​распятия, погруженного в авторскую мочу, и даже был отмечен премией за новаторство. Чего же нам ждать дальше?

- Когда-то нынешний мэтр концептуального искусства Олег Кулик говорил примерно следующее: «Если моя выставка прошла без вмешательства полиции, если мне не дали по морде и не уволокли в участок — ​а еще лучше, судили и посадили, то это полный провал».

Известность приходит только так. Недавно в парижском музее современного искусства один французский коллега Кулика Абраам Пуаншеваль высиживал десяток яиц. Думаете, это далось легко? Он прошел через многие мытарства. Надо было сидеть в коконе и сохранять постоянную температуру — ​иначе эксперимент бы провалился. Он там ел, пил. Что будет дальше — ​не знаю. Пророки обычно попадают впросак. А вдруг искусство сменит свой тренд на еще большую гадость?

- В какой степени живопись отражает эпоху?

- Художники на протяжении веков создавали красоту, с которой человеку было хорошо. Даже когда изображали, как Босх, чудовищные пытки, это было не противно и не страшно, а интересно и поучительно. В искусстве царила элитарность. Примерно с середины ХХ столетия аристократизм оказался «не в моде». Воцарилось господство «демократии», которая выступила против избранности. Наступила некая усредненность в живописи, а это прямой путь на кладбище типа парижского Пер-Лашез. Если красить слово «демократия» в какой-то цвет, то ей подойдет только серый. Серость победила, потому что оказалась востребована. Американец Энди Уорхол — ​лучшее тому подтверждение. Если раньше картина служила украшением жилища, то сейчас ее создают не для этого.



- Вы по-прежнему добавляете во французские краски песок и опилки, чтобы они стали гуще, рельефнее, «ближе к жизни»? В этом есть что-то символическое?

- Шероховатая поверхность лучше передает жизнь. Во Франции краски тонкотертые, а у меня живопись грубоватая. Вокруг нас не все чистенькое. Отношением к материалу мне нравится художник Гелий Коржев, у которого сюжеты самые советские.

- Вы живете в двух шагах от Центра Помпиду — ​главного хранилища современного искусства во Франции. Не так давно его коллекция пополнились несколькими сотнями работ российских художников, в том числе и Вашей. В основном это дары благотворительного Фонда Потанина, коллекционеров, галерейщиков и самих художников. Это признание на Западе?

- Среди них всего одна моя маленькая картина. В основном Центр Помпиду отобрал работы концептуалистов, а я не вписываюсь по стилю. Но, видимо, учли мои прошлые «заслуги». Есть и другие исключения — ​Штейнберг, Янкилевский, Немухин, Рогинский. Теоретически можно допустить, что через 100 или 200 лет решат, что им в руки попали настоящие сокровища. Правда, пока в это не верится.

- Что побудило Вас подарить свои работы Третьяковке?

- Я же не собираюсь жить тысячу лет. В один прекрасный день исчезну по распоряжению свыше, а Третьяковка будет существовать до тех пор, пока существует Россия. Она — ​русское достояние. Так или иначе, сегодня половину своих работ готов отдать Третьяковке и другим русским музеям.

- Вы чувствуете себя счастливым человеком и художником?

- Не могу и не хочу ни на что жаловаться. Все выпавшие испытания не сократили мою жизнь — ​90 лет не каждому даются. Если не брать темные полосы — ​почти десять лет назад умерла жена Валя — ​если отбросить разные неприятные вещи — ​недавно сильно болел, сейчас хожу с палочкой — ​то в общем, да, счастлив. После болезни снова начинаю рисовать — ​уже хорошо. Недавно женился на художнице Тане, и рядом со мной теперь близкий человек. Неизвестно, пережил бы я без нее последний недуг. Одному валяться было бы очень невесело. Отправили бы меня в какую-нибудь богадельню.

- «Жизнь бессмысленна, если смерти нет», — ​сказали Вы мне однажды.

- А как же иначе? Невозможно представить себе, что творилось бы на земле в случае бессмертия. Как люди смогли бы жить? На одной из моих картин «Виза на кладбище» есть строка: «Причина смерти — ​воля Божия». Обозначил я на полотне телефон и электронный адрес. Потому что не знаю, кончается ли жизнь со смертью или нет.

Юрий Коваленко, Париж

Досье «Культуры»:



Художник Оскар Яковлевич Рабин родился в Москве 2 января 1928 года. Учился в Рижской академии художеств и в Московском художественном институте имени Василия Сурикова. Жил в подмосковном поселке Лианозово, где одновременно занимался живописью и работал на железной дороге. Участвовал в выставке Всемирного фестиваля молодежи и студентов в 1957 году. Впоследствии вокруг Рабина собрались молодые художники, получившие известность, как «Лианозовская группа». Выступил одним из инициаторов «Бульдозерной» выставки, которая прошла 15 сентября 1974 года в лесопарке Беляево.

В 1978 году Рабин вместе с женой и сыном эмигрировал во Францию. В дальнейшем его выставки прошли в Русском музее, в ГМИИ имени А. С. Пушкина, в Третьяковской галерее. Лауреат премии «Инновация» в номинации «За творческий вклад в развитие современного искусства». Действительный член Российской Академии художеств. Рабину посвящены несколько документальных фильмов и монографий. Живет в Париже.

http://portal-kultura.ru/article....yakovke
Прикрепления: 3328269.jpg(15.1 Kb) · 5327921.jpg(50.6 Kb) · 8000054.jpg(22.4 Kb) · 6555501.jpg(59.1 Kb)
 
Валентина_КочероваДата: Среда, 17 Янв 2018, 13:37 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 6233
Статус: Online
Оскар Рабин на канале "Культура" в программе «Искусственный отбор»



https://www.youtube.com/watch?v=aJ57V4joY1Y

БУЛЬДОЗЕРНЫЙ ВЕРНИСАЖ /Оскар Рабин свободный художник/



https://www.youtube.com/watch?v=yEpQRqO0VDk
 
Валентина_КочероваДата: Пятница, 09 Ноя 2018, 11:39 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 6233
Статус: Online
Легендарный художник Оскар Рабин скончался в Италии



Умер как Мольер

Оскар Рабин — это целая веха в истории отечественного искусства. Один из основателей неофициальной художественной группы «Лианозово» и организаторов «бульдозерной выставки». Нонконформист, которому пришлось покинуть родину в конце 1970‑х годов и переехать в Париж. Сам он себя назвал реалиатом и действительно рисовал реалии советской жизни. Ему было 90, и он не переставал работать. Художник скончался во Флоренции от сердечного приступа накануне открытия своей выставки.

Незадолго до кончины Оскара Рабина его навещал в больнице режиссер Александр Смолянский — один из авторов фильма «Оскар», посвященного художнику, картину покажут в Москве 12 ноября на кинофестивале в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына.

Вот что режиссер написал в своем блоге: «Десять дней назад мы с женой навещали Оскара во флорентийской клинике. Там он проходил реабилитацию после травмы бедра. Увидев гостей, Оскар почти по-детски обрадовался: «Ну раз ко мне снова ходят гости, значит, я уже не в больнице, а дома». Как всегда, сдержанно, не спеша показал несколько рисунков, сделанных в больнице. Развернулся в кресле-каталке и, чуть усмехнувшись, сказал, что новые впечатления пошли на пользу — пошли один за другим рисунки, легко, как в молодости. На койке лежал очередной, начатый в то утро рисунок. Умер, занимаясь своим делом, как Мольер на сцене».

После сообщения о смерти знаменитого мастера появились самые разные версии по поводу места и причины кончины. Мы связались с Александром Смолянским, и он рассказал, что художник действительно умер от сердечного приступа.

— Да, от сердца. Умер вчера вечером (7 ноября — М.М.), во флорентийской больнице. Приехал туда со своей выставки на Корсике посмотреть место, где должна сегодня открыться его выставка. Упал. Ему мгновенно сделали операцию, все прошло хорошо. А вот сердце не выдержало.

— Выставка все равно будет открыта?

— Таня (вторая жена Рабина, Татьяна Лысак-Полищук. — М.М.) вчера была в таком состоянии, что я не решился спросить про выставку. Очень надеюсь, что откроется, Оскар очень хотел, чтобы его картины смотрело побольше народа, никому не отказывал в посещении мастерской и был совершенно счастлив, что мы в фильме показали столько его картин, с детским изумлением спрашивал: ой, а где вы это нашли, я про эту картинку давно забыл! На выставке должны были быть и несколько работ Тани.

Как нам стало известно, Оскар Рабин будет похоронен в Париже, где жил с 1978 года, после вынужденной эмиграции из СССР. Художнику пришлось уехать через несколько лет после «бульдозерной выставки» — одного из первых публичных показов неофициального искусства в СССР. Уличную выставку в Беляеве разгромила милиция при помощи поливочных машин и бульдозеров, отсюда и название всемирно известного события, ставшего поворотным в истории отечественного искусства. Сегодня участники того вернисажа — Немухин, Мастеркова, Комар, Меламид и, конечно, сам Рабин — признанные классики. За границей искусство Оскара Рабина пользовалось большой популярностью — он постоянно выставлялся в музеях и галереях, его работы успешно продаются на аукционах. Рабин был обласкан вниманием, но никогда не зазнавался. Двери его парижской мастерской всегда были открыты для гостей.

На родине после распада Советского Союза его работы тоже часто выставлялись. После перестройки состоялось несколько знаковых выставок — в Русском музее, ГМИИ им. Пушкина и Третьяковской галерее. Нынешний год, юбилейный для мастера, был отмечен серией проектов, среди которых выставка «Два пути» в замке XV века Palazzo Di Cosimo Ridolfi, открывать которую должен бывший министр культуры, посол России в Ватикане Александр Авдеев, а также фильм «Оскар» Евгения Цымбала и Александра Смолянского.

— Я так рад, что мы успели показать столько его картин и фотографий в фильме, — сказал «МК» Смолянский. — На день рождения я ему показал еще сырой вариант. Обычно сдержанный, Оскар даже прослезился и сказал: я счастлив. Наконец-то все расставлено по своим местам. И так здорово, что успели показать Оскару первые рецензии после московских и питерских показов. В предыдущем фильме этого проекта («В поисках потерянного рая») Олег Целков у нас говорит, что художник возникает только после смерти. Посмотрим теперь, прав ли был Олег, или Оскар оказался исключением и стал легендой еще при жизни.

Оскар Рабин и правда легенда. Он останется в истории искусства не только как уникальный, самобытный художник-новатор, но и как мастер, который всегда боролся за свободу в искусстве.

— Оскар Рабин — одна из важнейших фигур отечественного искусства. Он не российский и не французский художник, а советский. Это центральная фигура советского андеграунда середины 1950‑х — конца 1970‑х годов. Он классик, и этим все сказано.

Мария Москвичева
08.11. 2018. МК


https://www.mk.ru/culture....ii.html
Прикрепления: 5611522.jpg(22.9 Kb)
 
Форум » Размышления » О других интересных событиях » ОСКАР РАБИН: ПОЛОВИНУ СВОИХ КАРТИН ГОТОВ ОТДАТЬ ТРЕТЬЯКОВКЕ (02.01. 2018. газета "Культура")
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Савченкова Анастасия © 2018
Сайт управляется системой uCoz