[ Правила форума · Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Форум » Размышления » Любите ли вы театр? » ПАМЯТИ РУССКИХ АКТЕРОВ
ПАМЯТИ РУССКИХ АКТЕРОВ
Валентина_КочероваДата: Воскресенье, 18 Янв 2015, 20:24 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline

https://www.youtube.com/watch?v=4mSRDY6QmIs

Уходят актеры, которых мы знали, 
От нас.., в никогда.., в безвозвратные дали... 
Таланты от Бога, в творческой силе - 
Артисты, которых мы страстно любили. 

А следом за ними уходит эпоха, 
Вобрав их мечты, восклицанья и вздохи. 
Не скажешь, что судьбы их были простыми. 
Уходят... Места остаются пустыми. 

Приемники? Будут! Рождает их время, 
И новых великих даст новое племя. 
А наше - своих провожает кумиров. 
И пусть их сердца упокоятся с миром. 

Но чудо над небытием совершая, 
Нам кадры бегущие их воскрешают: 
Знакомые роли, любимые лица, 
И невозможно с потерей смириться. 

Прошлые фильмы, желанные встречи, 
Милые лица в памяти вечной...
 
Юлия Стовпивская 

НЕ СТАЛО РИММЫ МАРКОВОЙ...


Народная артистка России Р.Маркова, известная по фильмам "Покровские ворота" и "Гардемарины, вперед!", скончалась на 90-м году жизни в четверг после продолжительной болезни, она будет похоронена на Николо-Архангельском кладбище
http://ria.ru/culture/20150116/1042912276.html

3 марта актрисе Р.Марковой исполнилось бы 90 лет. Она ушла из жизни в четверг, 15 января, около шести часов утра, а информация об этом появилась только на следующий день к вечеру. В субботу актрису похоронили без пафоса и шумихи. Так она завещала. И дочь Татьяна сделала все, чтобы выполнить волю матери, и не захотела принять никакой помощи от Гильдии киноактеров, где Римма Васильевна активно работала.


Она была самобытным человеком. Кому-то казалась грубоватой и резкой, но тот, кто хорошо ее знал, любил как мать родную. Маркову в кинематографической среде называли РимВасильна и Родина-мать - как на знаменитом плакате. Сама она часто говорила, что Н.Мордюкова, любимая ее подруга, увела у нее все роли. Их часто приглашали на одни и те же пробы, а утверждали Мордюкову. Но Маркова не обижалась, соглашалась с тем, что это правильный выбор. В какой-то момент подруги поссорились, но перед смертью Нонны Викторовны помирились. Римма Маркова многим помогала. Ю.Богатыреву выбила квартиру в приличном месте, не дала выехать из общежития на выселки. Привела его в горисполком и громогласно потребовала доложить начальству: «Два народных артиста пришли!». И добилась ордера на квартиру. А за себя иной раз постоять не могла. Всю жизнь она снималась в ролях второго плана, а то и в эпизодах. Ярких, но все же эпизодах. А потом сыграла крупную роль в картине «Вероника не придет» молодого режиссера Элины Суни. Ее Вероника Павловна - когда-то журналист и главный редактор столичной газеты на старости лет оказывается в доме престарелых. Ей ампутируют ногу. А в дом престарелых она приходит со словами: «Ну, гномы» Хлопнем за встречу?!». А потом все меняется в ней самой.

Элина Суни вспоминает о первой встрече с Риммой Марковой и работе с ней: - В 2005 году в аэропорту, после окончания кинофестиваля «Улыбнись, Россия!» в Астрахани, я впервые увидела Р.Маркову живьем, не на экране. Было 5 часов утра. Мы возвращались в Москву. На фестивале я ее почему-то не встречала. Она сидела одна на улице и курила. Мне показалось, что это человек-гора. И я почувствовала ее бешеную энергетику. Она курила, а казалось, что работает доменная печь. Я почему-то решила, что мне нужна именно такая героиня, такая величественная старуха. Хотя старухой я никогда бы Маркову не назвала. Говорят, что умная женщина не стареет, а меняется. Мне кажется, что когда я ее увидела в пять утра на фоне пустой взлетной полосы, казалось, что она заполняла собой все пространство. Самолеты казались маленькими по сравнению с ней. Она напоминала спящий вулкан. Я понимала, что у нее не было главных ролей. Только в «Бабьем царстве». Мне захотелось с ней работать, общаться, но тогда я к ней не подошла, ничего не сказала, не села с ней курить. Только издалека смотрела и чувствовала, что это какая-то пропадающая на глазах героиня, которая непременно должна попасть на большой экран. Именно главная героиня. Через год я ей отправила сценарий.

- Римма Маркова иногда бывала резка. А тут вы – молодой режиссер - обратились к ней. Как она вас приняла?
- То, что я рассказала о нашем знакомстве, потом имело развитие, но в обратную сторону. Тот масштаб, который меня впечатлил, никуда не исчез. Я понимала, с кем нахожусь рядом, но происходили изменения в моем отношении к ней. Я про нее знала, как и все: она – боец, что называется гром-баба, достаточно жесткий человек. Когда я стала делиться с коллегами тем, что написала сценарий в расчете на Маркову и хочу ее снимать, мне говорили: «Ты с ума сошла! Она тебя сожрет на площадке и пошлет куда подальше. Да ты ее и финансово не потянешь». Но я-то писала для нее и запомнила те полчаса до самолета навсегда. Таких людей я больше не встречала, разве что в детстве видела величественных старух. Я ей отправила сценарий через ассистентку. Маркова в тот день вернулась домой поздно, но где-то в половине первого ночи позвонила. По-моему, она даже не поздоровалась. И дрожащим голосом, который я сразу узнала, сказала: «Это Маркова. Скажите, Элина Сергеевна, вы кого-нибудь еще пробуете на роль?». Я, потеряв рассудок от неожиданности, наверное, таким же нелепым голосом ответила, что писала это для нее. И она тут же сказала, что согласна. Я пыталась объяснить, что у меня нет ни бюджета, ни господдержки, что делаю фильм на копейки от продажи своей первой картины. Предложила Марковой обсудить гонорар. Но она ответила: «Про гонорар потом. Я согласна. Давайте встречаться».

На следующий день я поехала к ней домой. Мы долго разговаривали. Я думала, если она откажется, то мне крышка. Я больше никому этот сценарий предлагать не буду. Мне был нужен трепет в героине, диапазон от бойца, капитана пиратского корабля, гром-бабы до нежной и ранимой души, практически ребенка, до детскости. В ней все это было. Пока мы готовились, я видела, как этот ребенок у меня на глазах появлялся. Ее все знали резкой, жесткой, а я получала от нее крупицы того, чего она не всем давала. Потому что она никогда не играла ничего подобного в кино. Любовь не играла, беспомощность. Использовали-то в основном ее фактуру. И по мере того, как мы готовились, знакомились с партнерами, говорили о роли, я поняла, что ей хочется быть слабой и трепетной. И в ней это было. Но в жизни она не могла быть такой.

Она работала ювелирно, хотя все было непросто. Я ей говорила, где перебор, что иногда достаточно дыхания в кадре. Она все поправки делала моментально. А меня называла исключительно Элиной Сергеевной. Никакого панибратства не позволяла. Ни разу мы с ней не выпили вина, только после съемок. Все по делу, по роли. При этом она плакала, какие-то истории из жизни рассказывала. Человеческое общение было насыщенным. Конечно, я понимала, кто она, и кто я. Но когда мы начинали говорить о сути, то были абсолютно равными партнерами. И это ее заслуга, потому что она была человеком высочайшей профессиональной культуры, которая сейчас практически отсутствует в актерах. Звезду она не включала. Спала у меня в машине, потому что бюджет был такой мизерный, что мы не могли обеспечить ей условия, полагающиеся звезде и человеку в возрасте. Римма Васильевна ела и пила из пластиковой посуды. У нее промокали ноги, и мы сушили их феном, а потом опять приходилось надевать мокрые ботинки. Хоть бы слово сказала! Только лишь звучала команда «Приготовились к съемке», Маркова тут как тут. Такой самоотверженности я среди актеров не встречала.
http://www.mk.ru/culture....at.html

…Как-то безжалостно начался год. Еще не успели прийти в себя после ухода Е.Образцовой, как новый удар: утром 15 января на 90-м году жизни ушла из жизни народная артистка России Р.Маркова. Которой просто не может не быть. Так кажется…


Про таких женщин говорят - королева. В отношении Марковой это совершенно точно так, хотя королевской крови в ней не было ни капли. Но королевское - было. В точеном профиле, не изменившемся с годами. В умении носить на плечах любую шаль как горностаевую мантию. В посадке головы и удивительном взгляде незабываемых глазах – с прищуром, ярких, внимательных и зорких, вспыхивающих миллионом искр от смеха и плещущими тоской в час тяжелый. Но главное – это королевское было в ее неизбывной внутренней гордости. Не гордыне, гордости! Той, что дается от рождения и лишь накапливается с годами. Той, что превращает крестьянку в особу голубых кровей. Той гордости, которая позволяла ей всегда держать голову прямо. Что бы ни было на сердце и не творилось в душе.

…Помните ролик, в котором Маркова и Мордюкова, одетые в форму путевых проходчиц ругались, а потом мирились и пели, сидя на путях? Да нельзя его забыть. Что это было – миг, момент! И длилась мизансцена минуту-другую. Сколько нужно иметь таланта, чтобы прожить за эти минуты жизнь не только своей героини, а целого поколения. И не сыграть, а выкроить, а потом сшить из кусочков своей души собирательный образ русской женщины – изломанной, падающей от усталости, но всегда тянущейся к свету и побеждающей даже то, что победить, кажется, нельзя? Ее, Р.В. Маркову, безмерно любили за тонко сыгранные, фантастические по колориту и яркости женские образы. За «Бабье царство». Сыграв даже только в нем, Маркова уже вполне могла бы претендовать на звание «самой русской актрисы». За «Обрыв», снятый по Гончарову, уносящий во время пития чая и скрытых душевных терзаний. За «Вечный зов», звенящий от накала страстей. За Авдотью Маркелову из «Журавушки», фильма, смотреть который без кома в горле нельзя.

Ей все было по силам – и образ деревенской женщины, тянущей в послевоенной деревне лямку невыносимо тяжкого труда, и неувядаемая классика, и даже инфернальная ведьма из «Дневного Дозора». Все восемьдесят ролей, сыгранных и пережитых. Ее любили за искренность. За нее же - опасались. Затянувшись сигаретой и слегка прищурившись, она могла выдать «на гора» все, что думает, невзирая, как говорят, на чины и звания. Порой это было больнее пощечины. Но никогда – незаслуженно. Но и похвала ее была сладкой. После нее хотелось жить. В ней, актрисе огромного таланта и огромного опыта, не было ни звездной болезни, ни заносчивости, ни самодовольства. Ей хотелось доверять – потому что было понятно, что не предаст. С ней хотелось смеяться – потому что она умела фантастически рассказывать анекдоты и байки, а в компании легко выпивала рюмку водку – делая это вкусно, смачно.

Ей хотелось поплакаться – потому что вся она, от внимательных глаз до кончиков удивительных пальцев – с выпуклыми жилками, натруженными, но все же величественными руками королевы, была воплощением настоящей женской силы и какого-то удивительно, русским называемого, мужества. С ней хотелось быть рядом. Потому что она умела любить, дружить, слушать и понимать. Не как ярчайшая актриса. А как хороший по-настоящему человек. …Да светится имя ваше, актриса Римма Васильевна. Не забыть вас, удивительная женщина. И не заменить. Склоняем голову. Светлая память.


http://vm.ru/news/2015/01/16/ushla-iz-zhizni-rimma-markova-276077.html


Народная артистка СССР (1995)
Лауреат Специального диплома XVI Международного кинофестиваля в Сан-Себастьяне "За высокое мастерство артистки, создавшей образ большой драматической силы" (1968)
Лауреат диплома и премии IV ВКФ в Минске за лучшее исполнение женской роли (1970, фильм "Бабье царство")
Лауреат Всесоюзного кинофестиваля в номинации "Призы за актерскую работу" (1970)
Лауреат Приза Хрустальный Лотос "За создание на экране истинно русской женщины" - VI открытый Российский фестиваль "Улыбнись, Россия!" (2005)
Лауреат Приза «Живая легенда российского кино» Фестиваля российского кино "Виват, кино России-2001" (2001, С-Пб.)
Кавалер ордена "Знак Почёта"

Родилась: 3 марта 1925 года, в городе Вологда в семье артистов.
Образование: школа-студия при Вологодском областном театре драмы. Драматическая студия при Московском театре имени Ленинского Комсомола.
С 1951 до 1962 года работала в Московском театре Ленинского комсомола.
С 1971 года - актриса Театра-студии киноактера.
С 1992 года на пенсии, работает по договорам.
В 1995 году принимала участие в "Русском проекте" (роль железнодорожной рабочей).
Семейное положение: трижды была замужем. От второго брака с музыкантом В.Никитиным - дочь Татьяна, врач-косметолог. Внуку Федору 10 лет. Брат - артист Л.Марков, умер 2 марта 1991 года.
Жизненное кредо: Жить без пошлости, без предательства, без подлости. Откровенная и прямолинейная, она всегда имеет своё мнение на любую тему и не стесняется его высказывать.

Римма Маркова: «Моя мама - абсолютно сельская женщина. Она работала с семи лет, так заведено было. Мама была очень работящей и до 89 лет себя сама обслуживала. Папа мой из наибеднейшего крестьянства, там уйма детей в семье была, в основном мужики. Рассказчиком он был великолепным, однажды эти его рассказы услышал режиссер Саратовского драмтеатра - и с ходу пригласил его в труппу. Ему сразу же роли дали, а мы поселились в маленькой комнатенке за театром.


Мой брат Л.Марков был младше меня на два года, и я всегда чувствовала за него большую ответственность. Он был застенчивым парнем, а я пробивная. Не случайно первые большие роли в театре между нами распределили так: я, девятилетняя, была мальчишкой-беспризорником, а Лёня играл сестрёнку. Помню, в 31 году голод был страшный. Папа подвесил к потолку кастрюльку с похлёбкой и внизу зажёг керосиновую лампу, чтобы, пока они в театре играют, сварилось всё это варево. А Лёнька полез с ложечкой туда, капнул нечаянно на лампу, она и закоптилась. Как мы не угорели, до сих пор не знаю. Когда папа спросил, кто это сделал, я взяла всю вину на себя, чтобы брату не досталось. И так опекала его до самой его смерти. Он ведь был совершенно не приспособлен к этой жизни... Я до сих пор удивляюсь своим родителям, которые нас с Ленькой отправили из Махачкалы в Москву. Как же, поступать в студию при Театре Ленкома поехали, худрук И.Берсенев обещал папе взять нас под свое крыло. Мы, когда в Москву с отцом на актерскую биржу приезжали, зашли в Ленком и показались Берсеневу. Он и сказал, чтобы мы через полгода приезжали. А мы же дети совсем были - мне 19 лет, Леньке - 17. На сцену-то мы первый раз вышли маленькими совсем. Один из спектаклей даже специально на нас ставили. Дети улиц он, кажется, назывался. Причем я играла мальчика, а Ленька - мою сестру. Он так пронзительно играл сцену смерти, что зрительницы в обморок падали. Около театра в дни нашего спектакля даже скорая дежурила. Конфеты нам дарили, цветы. Тогда, наверное, мы и поняли, как это здорово - быть актерами. И когда пришло время, отправились в Москву.

Отец Лене дал костюм свой единственный, он на брате, как на собаке худой, висел. Мне мама платье какое-то сшила, туфли лакированные разношенные отдала. И чемодан с грушами. Наши наивные родители решили, что в Москве это дефицит жуткий. Мол, продадите и будете на эти деньги шиковать. Приехали мы, а нам и остановиться негде. Но я же всегда была деятельной, черт возьми. Вещи - в камеру хранения, а сами - на Центральный рынок груши продавать. Как же у нас их воровали! Подходили, внаглую брали, а мы с Ленькой стеснялись наглецов одернуть и делали вид, что ничего не замечаем. В общем, продали килограмма два, остальное съели. Я потом эти груши всю жизнь терпеть не могла. Пришли мы в театр, а там народу - толпа. Все нарядные, парень какой-то красивый с гитарой, девочки на каблучках. И мы с Ленькой рядом с ними. На первые два тура нас не вызывали. На третий наконец позвали. А перед этим кто-то из ребят выкрикнул, что группа уже укомплектована - восемнадцать москвичей и двое каких-то деревенских. Мы с Леней приуныли. Но уж коли приехали, заходим в зал. Никогда не забуду - только я переступила порог, как мне дурно стало, я шага сделать не могла. И Иван Николаевич, поняв это, взял белый листок и принялся им обмахиваться, как будто ему душно стало. Я на этот листок и двинулась, пока в их стол не уперлась. Начала читать Русских женщин и через минуту слова забыла. Берсенев начал меня ободрять, мол, ничего страшного. Вы танцевать умеете? - спрашивает. Я отрицательно головой качаю. Ну и ладно. А поете? Я снова головой качаю. В общем, поняла я, что провалилась. Выхожу и сажусь Леню ждать. Чего он там читал и как это было, он мне так никогда и не рассказал. А нас неожиданно вызывают на последний тур - этюды. Мне надо было показать верблюда, а Лене - орангутанга.

Вижу, стоит мой Леня с опущенными руками, бледный весь. Никто же не знает, каким он был стеснительным! Он и хамом был от стеснения! И вдруг он прыгает на стол, за которым сидели Берсенев, Гиацинтова, Бирман, и начинает их хватать, волосы им перебирать. А потом так же стремительно спрыгнул и выбежал из аудитории. Я так за него рада была! Сама кое-как верблюда показала. Переночевали мы еще одну ночь на вокзале. На следующий день вывесили списки принятых. Мы приехали в театр немытые, грязные. Сами можете догадаться, какие на вокзале туалеты были, мы зубы ледяной водой чистили, их аж ломило от боли. Народ возле списков стоит, кто-то рыдает, кто-то кричит. Я подхожу, читаю и… вижу наши фамилии. Леня! Нас приняли! Брат не поверил, пошел сам убедиться. Причем подошел к спискам так, словно ему и дела до них нет. Словно случайно бросил взгляд и видит - есть! От радости мы пешком обошли все Садовое кольцо - как вышли на улице Чехова, так на нее и вернулись. И всю дорогу, как сейчас помню, твердили: Мы покорим Москву!

Моей первой серьезной работой была роль в спектакле «Вторая любовь», ну такое действо про навоз-колхоз. У меня была сцена, где моя героиня Фрося читала письмо, которое она написала своему возлюбленному. Нас за этот спектакль выдвинули на Сталинскую премию. Но тут Вторую любовь поставили во МХАТе, и премию, разумеется, дали им. Хотя спектакль получился намного слабее. Но я благодаря своей Фросе такую известность получила! Лет потом тридцать со сцены то письмо читала. Народ ради этой сцены по нескольку раз ходил в театр. Помню, был какой-то шикарный прием. И я вижу, как люди расступаются, расступаются и наконец появляется М. Плисецкая. Подошла ко мне, взяла за уши, в одну щеку поцеловала, в другую: «За Фросю» - и ушла. А как-то подошел легендарный А.Дикий. Сунул руку в карман, отломил шоколадку, дал мне. А потом ладонь растопырил, поднял ее и говорит: Пять. С плюсом.

Главной нашей кинозвездой я считаю Л.П. Орлову. Она не была гениальной актрисой и божественной красотой тоже не отличалась. Но… Вот Дина Дурбин тоже не была красавицей, но ее так умело снимали, что все влюблялись. И Александров для Любови Петровны так выстраивал кадр, что она казалась идеалом. Мне посчастливилось встретиться с ней на съемках ее последней картины «Скворец и Лира». Я играла немецкую фрау, всю в кринолинах-перчатках, а Орлова - мою домработницу. Часть фильма снимали в Германии. И так получилось, что из женщин в группе нас было двое - я и Любовь Петровна. И она приглашала меня выпить кофе. Помню, я так мучилась в первый раз! Я же курю, но при Орловой дымить не смела. Сижу, кофе пью, а сама все думаю, когда же смогу сигарету взять. И тут неожиданно Любовь Петровна достает пачку импортных сигарет, спокойно закуривает и кивает мне: «Римма, курите». Как-то она спросила меня: «Вы иностранные языки учите?» А какие иностранные языки, если в школе учила немецкий, в институте - французский, а потом сама пыталась заниматься английским. В результате так ничего и не выучила. «А вы, Римма Васильевна, вначале один язык выучите, а потом и за другие возьметесь, будет уже проще», - дала совет Орлова.

Лучшей моей подругой всегда была Н.Мордюкова. У нас у обеих характер не сахар, мы не раз ругались. Звонит как-то: «Римма, нас на три дня в санаторий ЦК КПСС приглашают. Будет показ «Бриллиантовой руки», мы один раз выступим, а два дня просто отдыхать будем». Понятно, что это ее позвали, меня она за компанию взяла. Ну ладно, поехали. Оказалось, что это санаторий для домработниц членов ЦК. Наступает вечер, показывают фильм, следом - наше выступление. Надо было, конечно, мне первой выходить, разогреть перед Нонной зал. Но как-то так получилось, что Мордюкова первая вышла на сцену. Обычно Нонна говорит хорошо, зал сразу же подпадает под ее обаяние. А тут никак не получается наладить контакт. Она говорит-говорит, а мысль закончить не может. И то и дело произносит: «Во-от». Я уже чувствую, она из-за этого свирепеть начинает. Наконец, она устала бороться и поворачивается в мою сторону: «А сейчас выступит моя лучшая подруга…» И не может от волнения вспомнить мое имя. И я тихо ей подсказываю: «Вася меня зовут». Она аж зашлась от хохота, на весь зал закатилась. И публика начала ржать. Нонна снова победила… А еще она пишет хорошо. Пошла я как-то в очередной раз получать паек (нам раньше в высотке на Котельнической набережной продукты давали - сгущенку, крупу). И мне передали номер журнала, в котором были напечатаны рассказы Мордюковой. Наверное, она постеснялась передать мне его лично. Открываю журнал, а там надпись: «Мадам! Если вы соизволите прочесть мое сочинение, буду вам благодарна. Н.Мордюкова». А мы накануне в очередной раз поссорились. И знаете, как мы помирились? Сдохнуть можно. В моем доме на первом этаже есть аптека, куда ходит Нонна. В один из дней раздается звонок в дверь. Открываю - на пороге стоит Мордюкова. Как была в шубе, влетела в в квартиру и принялась расхаживать: «Мать твою, чего это я хожу в аптеку и делаю вид, будто здесь никто не живет!» Я начала ржать, чуть не умерла от смеха. Расстались, разумеется, снова подругами Как мы при этом умудрялись дружить? А она человек интересный. И очень талантливый. Конечно, у нее характер, у меня характер, мы ссорились. Но разговаривать могли часами. Когда собирались, ржали до упаду. Надо же видеть, как Мордюкова рассказывает.

Я всегда говорю, что думаю. Мне и звание Народной артистки РФ дали только десять лет назад. Когда начали оформлять документы, одна подруга с удовольствием, как мне показалось, предупредила меня: «Зря все это, старухам званий больше не дают». Ну я и успокоилась. А там у меня как раз внук родился, я вся в хлопотах. Вдруг телефонный звонок: «Римма, поздравляем!» Я благодарю, говорю, что так рада, ведь всю жизнь мечтала именно о мальчике. «О каком мальчике? - удивляются в трубке - Ты что, не знаешь, тебе «народную» дали?». В фильме "Ночной дозор" у меня маленький эпизод, я не считаю, что это роль. И, тем не менее, меня номинировали на фестивале "Золотой Орёл" как "Лучшую актрису второго плана". На церемонию не хотела идти, да дочь с внуком уговорили. "Ночного Дозора" я сама ещё не видела. Я-то думала, что играю ясновидящую-мошенницу. А получилось, что я там настоящая ведьма. Сценарий мне целиком прочесть не дали. Сказали, что Хабенскому надо уезжать на съемки во Францию и времени нет. Вручили странички с моим текстом и стали снимать. Моя героиня ведь и летает по кухне, помните? Как я только Богу душу не отдала, когда меня привязали к какой-то штуке и стали раскручивать. Но не жалею, потому что любое напоминание обо мне - это хорошо: кто-нибудь ещё вспомнит и пригласит сниматься, а это деньги. Снимали меня дня три, и команда подобралась симпатичная, режиссёр - умняга. А потом я в одной газете прочла, что Маркова сыграла колдунью, в другой - что от этой роли отказались З.Шарко и Лия Ахеджакова. Странно все как-то получилось. Странно-то, может, и странно, но популярность после Ночного дозора к Марковой, и до этого обожаемой зрителем, пришла невероятная. Я лично стал свидетелем, идя с актрисой по ночной Москве, как подвыпившая молодежь на чисто русском языке выражала Римме Васильевне свои восторги.

Всем кажется, что мы какие-то особенные, актёры. Но посмотрите, как я живу: однокомнатная небольшая квартира, кресла вот-вот развалятся. Н.Королёва как-то сказала по телевизору: "Моя мечта в этом году - прокатиться на дельфине!" А я вспоминаю наших старых актёров, как они доживали свой век. Любимец публики Б.Андреев ездил из последних сил по стране, выступал за копейки. Великая Ф.Раневская писала: "Я прожила полунищенскую жизнь!" А какая-нибудь актриска-пигалица, которая ещё ничего не сделала в этой жизни, называет себя звездой и купается в собственном бассейне. Это только по паспорту народной артистке РФ Р.Марковой 3 марта 2006г. исполнилось 80 лет. На самом деле ей бы впору задувать на юбилейном торте свечей пятьдесят. Ну максимум - пятьдесят пять.


«А зачем скрывать возраст? - искренне удивляется актриса. - Как в песне поётся: "Мои года - моё богатство". В каждом возрасте есть свои прелести. В моём - внук Феденька, которого я очень люблю и балую, как только могу».
http://www.peoples.ru/art/theatre/actor/markova/
Прикрепления: 1945451.jpg(9.2 Kb) · 2179600.jpg(11.7 Kb) · 7588485.jpg(7.6 Kb) · 3632477.jpg(15.4 Kb) · 2217132.jpg(12.8 Kb) · 9850099.jpg(9.3 Kb) · 2726756.jpg(11.2 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 23 Апр 2015, 22:43 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
НЕ СТАЛО ВИКТОРА КОРШУНОВА
Актер умер на 86-м году жизни


«18 апреля ушел из жизни народный артист СССР В.И. Коршунов. Малый театр скорбит и выражает свои глубочайшие соболезнования родным и близким покойного», - говорится в сообщении, размещенном на сайте театра. Список его регалий и званий чрезвычайно велик, но сразу же хочется сказать главное – ушёл из жизни человек, без которого немыслимо отечественное театральное искусство второй половины XX века.


Красивый, фактурный, с открытым и добрым лицом, В.Коршунов был необычайно популярным киноартистом. «Необыкновенное лето» и «Первые радости», «Сорока-воровка», «По тонкому льду», «Золотые часы», «Сердце Бонивура», «Удар, ещё удар!» – эти и многие другие фильмы с его участием входят в золотой фонд советского кино. Когда уходят мастера такого уровня, вместе с ними уходит и целая эпоха. Но в наших сердцах остаётся память – долгая и благодарная. Выражаем искренние соболезнования родным и близким В.И. Коршунова.


А.Калягин: Потрясен известием о кончине В.И. Коршунова. Хотя, конечно, знал, что он уже давно тяжело болеет. Но никогда мы не бываем готовы к таким потерям, а его уход - это огромная потеря для всей театральной России. Он был прекрасным артистом, потрясающим директором и совершенно уникальным педагогом. Виктор Иванович был знаковой фигурой огромной эпохи отечественной культуры, он был из тех, кто отважно и мужественно пытался отстоять великие традиции русского театра. Полвека он проработал в Малом театре, сыграв на этой легендарной сцене множество блистательных ролей. 25 лет он был директором Малого театра, проявляя удивительный организаторский талант, мудрость, умение объединять людей. А театральным педагогом он был просто великим. Несколько поколений артистов, которые сегодня украшают сцены российских театров, его ученики. Это большое горе для Малого театра, но поверьте, мы все скорбим вместе с вами. Я хочу выразить соболезнование всем родным, близким, коллегам Виктора Ивановича Коршунова. Светлая ему память и наша любовь.
http://stdrf.ru/news/459/


В.И.Коршунов - Народный артист СССР (1984 г.), профессор по кафедре "мастерства актера" (1973 г.), директор (с 1985 г.), гендиректор Малого театра. Награжден орденами Октябрьской революции (1974 г.), Трудового Красного Знамени (1980 г.), "За заслуги перед Отечеством" IV степени (1994 г.), а также медалями "За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина (1970 г.), "Ветеран труда" (1984 г.).

Родился 24 ноября 1929 г. в Москве. Отец - Коршунов Иван Алексеевич (1897-1967) Мать - Екатерина Михайловна (1907-1972) Супруга - Еланская Екатерина Ильинична, заслуженный деятель искусств, после окончания школы-студии МХАТ была актрисой Малого театра. Затем стала режиссером, ставила спектакли в театре им. М.Н. Ермоловой, в театре им. Станиславского и других московских театрах. Позднее создала и возглавила театр "Сфера". В настоящее время продолжает ставить спектакли и руководить театром. Сын - Александр Викторович (род. 11.02.1954), окончил школу-студию МХАТ. Работал в московском Новом театре, с 1984 года - артист Малого театра. Народный артист России А.Коршунов много занят в репертуаре, пробует свои силы в режиссуре. Он поставил на сцене Малого театра два интересных спектакля: "Чудаки" М. Горького и редко идущую пьесу А.Н. Островского "Трудовой хлеб". Внуки: Степан (1978 г.р.), решил продолжить семейную династию: он студент выпускного курса театрального училища имени М.С. Щепкина в классе профессора Ю.М. Соломина. Внучка Клавдия (1984 г.р.), учится в 9-м классе гимназии.

Родители В.И. Коршунова встретились в Москве, куда приехали на заработки из сельской местности (мама из Тверской области, отец из Калужской). Ивану Алексеевичу было всего двенадцать лет, когда умер его отец. Став старшим мужчиной в семье, ему пришлось рано начать работать, чтобы помогать матери растить младших братьев. Ни в юности, ни в более зрелые годы к миру искусств он отношения не имел. Екатерине Михайловна тоже не была связана с театром или какой-либо другой творческой профессией. Как и муж, она работала в торговой сети. Их сын Виктор родился в Москве, на Сухаревке, где и провел свое детство, учась в замечательной школе №234, о которой до сих пор вспоминает с большой симпатией и волнением. В школе преподавали удивительные педагоги, профессиональный уровень, порядочность и доброта которых вызывали, и потом вызывали у В.И. Коршунова восхищение и искреннюю благодарность.

В войну Иван Алексеевич ушел добровольцем на фронт. Виктор остался в Москве с мамой, которой старался помогать, как только мог. В 1943 г. в районном Доме пионеров он записался в драмстудию, которой руководила В.И. Стручкова, по воспоминаниям Коршунова, очень хорошая актриса и прекрасный человек. Во главе с В.И. Стручковой, вместе с другими ребятами Виктор много ездил по госпиталям и больницам. Выступал с концертами и спектаклями перед ранеными бойцами, а после выступлений помогал медсестрам и нянечкам ухаживать за больными. Так, в детстве ему удалось приобщиться к школе гуманизма, приблизиться к "науке человековедения", как он сам называет свой опыт работы в военные годы. В 1947 г. поступил в школу-студию МХАТ на курс А.М. Карева. Студенчество оказалось прекрасным, счастливейшим периодом жизни. Послевоенные годы, отмеченные общим подъемом настроений, ликованием по поводу Победы, радостными ожиданиями и светлыми надеждами, совпали с его юностью и молодостью, с учебой в одном из лучших театральных ВУЗов страны.

Преподавательский состав школы-студии был великолепен. Являясь настоящими профессионалами, педагоги студии были еще людьми высоких гражданских устремлений и нравственных устоев. Они формировали в своих воспитанниках чувство ответственности и устойчивое желание вернуть сполна все то, чем так щедро дарили их студия и Художественный театр. Мастерство на курсе А.М. Карева преподавали Г.А. Герасимов, С.К. Блинников, А.А. Скрябин. Историю Художественного театра - В.Я. Виленкин. Существовал в студии и специальный предмет "манеры", на котором мальчиков и девочек послевоенной аскетичной поры обучала княгиня Волконская, одно присутствие рядом с которой облагораживало и возвышало студентов. На экзаменах и показах отрывков присутствовали ведущие мастера Художественного театра, замечательные артисты: Качалов, Тарханов, Топорков, Грибов, Станицын, Массальский. Все это были люди, одержимые театром, живущие искусством. Руководил учебным процессом и всей студийной жизнью В.З. Радомысленский, относившийся к ученикам по-отечески тепло и заботливо. Недаром "за глаза" студийцы называли своего ректора "папой". Вообще, атмосфера школы-студии в те годы была на редкость доброжелательной, по-семейному дружественной, творчески-плодотворной. Студенты, постоянно общаясь с мастерами, чувствовали свою сопричастность к Художественному театру, перенимали у старших опыт, приобщались к традициям. А между собой они активно обменивались новыми идеями, делились открытиями, постоянно учась друг у друга и взаимообогащаясь. В одно время с Коршуновым в студии МХАТ на старших курсах учились О.Ефремов, А.Баталов, а вместе с ним О.Борисов и Е.Еланская, дочь знаменитой актрисы Художественного театра К.Н. Еланской и замечательного режиссера И.Я. Судакова. В 1953 году, спустя два года после окончания школы-студии, Е.Еланская и В.Коршунов поженились.

Профессиональный дебют Коршунова состоялся в Центральном театре транспорта (ныне драмтеатр имени Н.В. Гоголя). Он сыграл там Фернандо в "Живом трупе" Моретто и Ваську Окорока в спектакле "Бронепоезд 14-69" В.Иванова, выдвинутом на соискание госпремии. Этот спектакль смотрели многие представители театральной общественности, в том числе К.А. Зубов и М.И. Царев, которые заинтересовались талантливым исполнителем и пригласили его в Малый театр. Коршунов пришел в Малый театр в 1952 г. и остался там навсегда. Гуманистическая, художественная программа старейшего драмтеатра страны, гражданская и нравственная позиция его корифеев счастливо совпали с его собственным творческим и человеческим кредо. В театр, имеющий давнюю славную историю и великие традиции, Коршунов - воспитанник совсем другой школы - вписался естественно и органично. С первых же сезонов ему поручали сложные, большие, нередко главные роли. Но он никогда не пренебрегал и ролями более скромными, эпизодическими, относясь к ним также серьезно и ответственно, как и к центральным персонажам. Вообще, повышенное чувство долга, строжайшая самодисциплина - доминанта его характера. Эти черты, дополнившие артистический талант Коршунова, позволили ему добиться впечатляющих результатов в творчестве и лидирующего положения в труппе Малого театра. С 1985 года он является директором, а с 1998 года - гендиректором Государственного академического Малого театра.

Война, судьба человека на войне, герои войны - святая тема для В.Коршунова. Роли, связанные с темой войны, например, те же Никитин и Дервоед, или полковник Савельев в спектакле "Так и будет" К.Симонова. Или Иван в спектакле "Иван" А.Кудрявцева, или разведчик Брагин в фильме "По тонкому льду" - одни из самых дорогих и любимых в его творчестве. Глубину аналитического мышления, мощную концентрацию внутренних сил продемонстрировал Коршунов и в работе над историческими персонажами. Многоплановы, масштабны, воплощаемые артистом на сцене образы русских царей. Трагичен созданный им Петр Великий в спектакле "Царь Петр и Алексей", предстающий перед зрителями в один из самых тяжелых, драматичных периодов его жизни - в момент противоборства с собственным сыном. Виктор Коршунов, который сам являлся отцом и дедом двух внуков, просто не мог остаться равнодушным к этой теме. Но особое место в творческой биографии артиста занимала длящаяся более двух десятилетий работа над образом Бориса Годунова в трагедиях А.К.Толстого. Как предшественника Петра I, выдающегося государственного деятеля, человека большого масштаба, сопрягающего в себе силу духа, высокую цель и некое моральное попустительство, осуществляемое во имя этой цели, трактовал Коршунов роль Годунова в знаменитом спектакле Б.Равенских "Царь Федор Иоаннович". Роль эту он играл один, без замены, с 1973 года, уже более четверти века! Еще более сложный и драматичный образ Годунова создает Коршунов в трагедии "Царь Борис".
.
Постоянно занятый в текущем репертуаре театра, и много снимаясь в кино, артист успевал также работать и в качестве режиссера-постановщика. В.И. Коршунов поставил на сцене Малого театра спектакли: "Песня о ветре" (А.Вейцлера и А.Мишарина, 1960 г., совместно с В.Б.Монаховым), "Коллеги" В.Аксенова и Ю.Стабового (1962 г., совместно с Б.А. Бабочкиным), "Человек бросает якорь" И.Касумова (1966 г.). Но самая большая забота В.Коршунова - дело, которому, наряду с актерским творчеством, он посвятил всю свою жизнь - это педагогика, воспитание новой артистической смены. Вступив в труппу Малого театра в 1952 году, в 1954-м он уже стал преподавателем училища им. М.С. Щепкина, самым молодым среди педколлектива школы Малого театра. Среди его самых первых учеников: ныне Народные артисты России Н.Корниенко, Э.Марцевич, С.Любшин... Уже в 1961 году Коршунов стал худруком курса. Каждый год, уже более сорока лет, 7-го сентября, в училище им. Щепкина профессор В.И. Коршунов и его воспитанники проводили "День курса". Приходят и приезжают со всех концов страны все, кто только могут. А те, кому не удается приехать в этот день, звонили по телефону, передавали поклоны, посылая письма и поздравительные телеграммы...

Среди его увлечений и любимых занятий в свободное время были туризм, активный отдых на даче, включающий работу в саду и огороде, и, конечно же, спорт, которым он активно занимался на протяжении всей своей жизни. Самые любимые его виды спорта - футбол и большой теннис. Но он занимался также и коньками, лыжами, хоккеем, плаваньем и пинг-понгом.
http://www.peoples.ru/art/theatre/producer/korshunov/

Виктор Иванович Коршунов похоронен на Новодевичьем кладбище.

Памяти Народного артиста Союза ССР Виктора Ивановича Коршунова

«ОТЦЫ И ДЕТИ»
(Малый театр, 1974)
По одноименному роману И.С. Тургенева


https://www.youtube.com/watch?v=uVNjj84VTSU
Прикрепления: 8231305.jpg(10.9 Kb) · 8352974.jpg(8.5 Kb) · 0558161.jpg(7.3 Kb) · 4127018.jpg(7.8 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 21 Авг 2015, 12:37 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
Я смотрю на экран, и я верю,
Что они все сейчас оживут,
Что закончится фильм,
Распахну настежь двери,
И ко мне все актёры придут!

Я налью всем вина,
Я накрою на стол,
У огня посидим, поболтаем.
А в ответ тишина,
Фильм давно уж прошёл,
На экране лишь титры мелькают...

Александр Абдулов

НЕ СТАЛО ЛЬВА ДУРОВА


Легендарный советский и российский актер, Народный артист СССР, режиссер и педагог Лев Константинович Дуров, сыгравший более 200 ролей, после продолжительной болезни скончался в Москве 20 августа на 84 году жизни. Ранее он был госпитализирован в больницу в тяжелом состоянии. Врачи диагностировали сердечную недостаточность и пневмонию. После недолгого улучшения актеру вновь стало хуже. Прощание с ним состоится в понедельник, 24 августа, в Театре на Малой Бронной, похоронят Дурова на Новодевичьем кладбище. Коллеги, друзья и политики вспоминают легендарного и великого актера, на чьих фильмах выросло несколько поколений.

За свою жизнь Л.Дуров сыграл более 200 ролей в театре и кино. Многие помнят его по фильмам "Д'Артаньян и три мушкетера" и "Семнадцать мгновений весны". Он был не только прекрасным актером, но и режиссером-постановщиком. В Театре на Малой Бронной в течение 20 лет шла "Золушка" Шварца в постановке Дурова. Свои соболезнования в связи с его кончиной выразила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Она отметила, что уход Дурова из жизни - это невосполнимая утрата для отечественной культуры. "Для зрителей нескольких поколений он был и останется всенародно любимым актером, режиссером, блестящим рассказчиком и настоящим мастером своего дела", - говорится в телеграмме Матвиенко, отправленной в Театр на Малой Бронной. "Лев Дуров - актер-легенда, он олицетворял собой целую эпоху в истории советского киноискусства. Это трагедия для миллионов наших сограждан, которые любили и ценили его, ведь все картины с участием Льва Константиновича - не просто наследие, которое он нам оставил, -  это часть нашей жизни", - говорится в телеграмме министр культуры В.Мединский. Он отметил, что актера навсегда запомнят как смелого и очень талантливого человека с потрясающим чувством юмора, который полностью отдавал себя искусству и работал до последнего.

Скорбят по Дурову и коллеги по цеху. Главный режиссер Театра на Малой Бронной С.Голомазов рассказал, что актер был настоящим патриархом театра, а его игра всегда отличалась эмоциональностью и остроумием. "Трудно переоценить такую утрату - она невосполнима. Лев Константинович работал в нашем театре с 1967 года, он пришел сюда вместе с выдающимся режиссером Анатолием Эфросом. Я рос на его спектаклях и на фильмах", - рассказал Голомазов. По его словам, Л.Дуров до последнего времени принимал активное участие в жизни театра.

А.Антоненко-Луконина, коллега и подруга Л.Дурова, рассказала, что он был не только замечательным артистом, но и уникальным человеком, который дорожил семьей и очень любил людей. "Кончина Льва Дурова - очень большая потеря для всего российского искусства и особенно для нашего театра", - отметила актриса.

С.Садальский отметил, что Л.Дуров - это то самое "наше кино", которое остается в сердце. "Он всем зрителям родной… Время идет, и таких артистов все меньше и меньше. Это очень грустно, все меньше лиц, которые ты хочешь видеть, когда тебе плохо. Дуров останется с нами навсегда",

Иосиф Райхельгауз, главный режиссер театра "Школа современной пьесы", в нескольких спектаклях которого играл Дуров, сказал, что смерть артиста означает уход целого мира - своеобразного "уголка Дурова" - из нашей культуры. "Невозможно поверить в смерть Дурова, казалось, что он вечно живой. Он всегда говорил "все умрут, а я останусь, все будет замечательно". Я не могу говорить о Льве Константиновиче, как о неживом…" - добавил режиссер. Л.Дуров был Народным артистом СССР, поэтому известие о его кончине болезненно восприняли не только в России, но и за ее пределами.
"Со смертью Дурова завершилась эпоха рыцарства в кино", - сказал азербайджанский кинопродюсер Надир Алиев, работавший с актером во время съемок фильма "Не бойся, я с тобой".
"Все народы бывшего Союза понесли невосполнимую утрату", - отметил киргизский режиссер Болот Шамшиев, добавив, что Дуров был честным, симпатичным человеком, который никому не угождал.
М.Боярский признался, что Дуров, хотя и не был ему близким другом, навсегда останется одним из самых близких актеров: "Это был человек, который каждый раз, выходя на сцену и съемочную площадку, относился максимально добросовестно к тому, что он делает, потому что все, что он делал, было для людей, а не для себя".
20.08. 2015. РИА Новости
http://ria.ru/culture/20150820/1197226357.html#ixzz3jRND1yjl

ЛЕВ ДУРОВ. ЧЕЛОВЕК БЕЗ БРОНЗЫ
Он сыграл актера, который умер из-за невозможности сыграть любимую роль


Ушел из жизни Народный артист СССР Лев Дуров. Ему было 83 года. В последнее время он не раз заставлял всех нас волноваться. Здоровье давало сбой. Но, подлечившись, выкарабкивался и жил так, словно ничего не случилось. И вот опять - операция на сердце, пневмония, искусственная кома... В ночь с 19 на 20 августа врачи уже ничем не смогли ему помочь.

На экране он впервые появился в 1954 году. Начинал с молодых рабочих: в «Добром утре» сыграл помощника экскаваторщика, а в «Госте с Кубани» - помощника комбайнера. Это потом уже произошла встреча с М.Роммом в картине «Девять дней одного года», роль получил небольшую, зато отсчет пошел совсем другой. Главных героев Дуров начал играть уже будучи известным актером и мастером эпизода. Собственно, на вторых ролях у талантливых режиссеров - от Шукшина до Суриковой - и расцвел его талант. Он переиграл десятки персонажей, отвечавших хрестоматийному понятию «маленького человека», сделав их неоднозначными, не всегда вызывающими симпатию. Много среди них было неприятных типов, но на актера негативное отношение не распространялось. Для своего кинодебюта «Сирота казанская» актер В.Машков выбрал троих мэтров - Гафта, Табакова, Дурова. Их герои, все как один Павлики - крутили курортные романы в лучшие дни, а теперь разом нагрянули к предполагаемой дочке. Л.Дуров сыграл летчика-космонавта, который в космосе так и не побывал. Нелепый, смешной и в то же время трагический маленький клоун. С именем Павлик у Дурова особые отношения. Его героя в тонкой и умной картине «Успех» К.Худякова тоже так звали. Павлик умирает фактически от невозможности сыграть роль Тригорина в чеховской «Чайке». Вся жизнь этого человека была подчинена высокому служению сцене, и не имеет значения, чем ему на это отвечал театр с его особыми нравами. Дуров тоже прожил драматическую жизнь в театре, безусловно счастливую, но сопровождавшуюся не только победами, но и сражениями, обидами. Когда мы позвонили К.Худякову, чтобы поговорить с ним о Л.Дурове, он оказался за границей, где идут съемки его нового фильма, только вернулся с ночной смены. От нас узнал о смерти Льва Константиновича. Это его ошеломило. Он долго не мог успокоиться и просто затих у телефона.


Дуров играл официанта в «Калине красной» у Шукшина, мельника в «Бумбараше» Народицкого и Рашеева, де Тревиля в «Д’Артаньяне и трех мушкетерах» Юнгвальда-Хилькевича, гробовщика в «Человеке с бульвара Капуцинов» А.Суриковой, провокатора Клауса в «Семнадцати мгновениях весны» Лиозновой - все это знаковые фильмы своего времени, «золотой фонд» советского кино. В 2000 году на Московском международном кинофестивале показали картину «Луной был полон сад» питерского классика В.Мельникова о пожилых людях, переживших вновь свою юношескую любовь военной поры. Тогда многие иронизировали и даже посмеивались над этим фильмом, где помимо Дурова играли З.Шарко и Н.Волков. Он казался несовременным и выпадающим из общего ряда. Но жюри отметило картину за актерский ансамбль.

Лев Дуров родился 23 декабря 1931 года в Москве и происходит из знаменитого рода цирковых артистов. Его родословная восходит к кавалерист-девице Н.Дуровой и стольникам Петра I. Родители будущего артиста никакого отношения ни к цирку, ни к искусству не имели. Отец трудился в «Союзвзрывпроме», а мама - в военно-историческом архиве. Зато сам Лев Константинович стал главой актерской семьи. Его жена была актрисой, а дочь Екатерина в эти печальные дни выходит на сцену Театра на Малой Бронной в роли Вассы Железновой, переживая не только на сцене, но и вне ее сильные эмоции. Внучка Катя получила театроведческое образование, работала завлитом Абаканского кукольного театра. Как дитя войны, Лева тушил на московских крышах бомбы-зажигалки, выступал перед ранеными в госпиталях. Тяга к актерскому делу проснулась в нем еще в школьные годы и привела его в драмстудию Дворца пионеров. В Школе-студии МХАТ он учился у корифеев, а в 1954 году его тут же после учебы приняли в труппу Центрального детского театра, для которого он был предназначен уже по одним только внешним данным. Маленький, худенький, темпераментный - на роли мальчишек очень подходил. Там и познакомился с А.Эфросом, с которым не расставался почти 30 лет не только в театре, но и в кино. Дуров снялся в начале 60-х в двух его картинах: «Високосный год» и «Двое в степи», - играл в его спектаклях, стал правой рукой, ассистировал. За десять лет на сцене Центрального детского он переиграл множество ролей в спектаклях для самых маленьких, сказочных персонажей от Чеснока в «Приключениях Чиполлино», Говорящей Тучки в катаевском «Цветике-семицветике» и пуделя Артемона в «Золотом ключике» до неугомонных героев В.Розова. Вслед за Эфросом Дуров пошел в Театр Ленкома, а потом и в Театр на Малой Бронной, где проработал с 1967 года до самых последних дней. Будучи небольшого роста и явно не героической внешности, он сыграл шекспировских Тибальда в «Ромео и Джульетте» и Яго в «Отелло». А уж для чеховского Чебутыкина в «Трех сестрах», Жевакина в «Женитьбе» Гоголя он просто предназначен. У Дурова был редкий социальный темперамент, отчаянная неуспокоенность, нерв, поэтому ему так удавались образы современных героев. Но сам он очень любил роль Снегирева в «Брате Алеше» по Достоевскому в адаптации В.Розова.

Лев Константинович был бурлящим, кипучим человеком. Наверное, поэтому только актерской практики ему было мало, и он пошел на Высшие режиссерские курсы при ГИТИСе, много ставил в родном Театре на Малой Бронной. Был он роскошным рассказчиком. Его остроумные истории и байки можно выпускать отдельной серией. Человеком он был простым, но, конечно, не общедоступным, хотя на пьедестал не забирался, не бронзовел, зрителей не презирал, несмотря на всенародную славу, как это случается со всякой мелкотой.
Светлана Хохрякова
20.08. 2015, МК

http://www.mk.ru/social....I


Сказать ему о том, что он звезда - недопустимо. Он не поймет, о чем вы. Прошедший через войну, нищету, всенародную славу, Л.Дуров остался пацаном во всех смыслах. Только отвернись, и он обязательно нахулиганит.

- Лев Константинович, вы родились в самый разгар сталинской эпохи, и хотя происходящее сегодня сравнивать с ней, конечно, некорректно, но кое-какие общие признаки уже имеются: империализм, холодная война, коллективные письма, в которых инакомыслящих объявляют национал-предателями. А.Макаревич на днях даже сказал: «Кажется, я зря прожил свою жизнь». У вас нет такого ощущения?
- Боже упаси. Я никогда никаких иллюзий не питал. Я пережил уже семь «царей», и для меня всегда существовало два государства: мое внутреннее и внешнее. В первое входят родня, близкие, друзья, и я готов для него собственной жизнью пожертвовать. А второе всегда ходило строем, и я в его деятельности не участвовал. Ну если людям нравится ходить строем - пусть, что же я могу поделать? Я не могу их обвинять, я их понимаю и только жалею. Потому что когда каждый день с утра до вечера тебе вдалбливают в голову одно и то же - это не может пройти бесследно.

- Советская идеология была иллюзорной, фальшивой, но очень сильной. Вспомните, что вам читали в детском саду? Как Ленин на санках катается, как Ленин обманул жандармов, как Ленин белочек в лесу кормит. В фойе каждой школы стоял бюст Ленина. Человек становится зомбированным, и большинство потом с трудом из этого вылезает. Наверное, нужно, чтобы еще несколько поколений сменилось. Я знаю одно: любая империя, которая собирается силой, рано или поздно взрывается, это закон. И еще я знаю, что каждое новое поколение пусть чуточку, но умнее предыдущего. Когда говорят, мол, в наше время были люди, а сейчас молодежь не та, - это чушь. Мы разве что покрепче, потому что войну пережили. Просто закалка такая. А что, мы были умнее? Нет. Так что все впереди. А пока я стараюсь держаться от всего этого подальше. Я вас не трогаю - и вы меня не трогайте. Я делаю свое дело.
- Именно! За что Махно бандитом объявили? За неподчинение советской власти. Пришла продразверстка, приказали отдать хлеб. А он поставил пулеметы по периметру Гуляй-поля и сказал: хорошо, мы вам - хлеб, а вы нам - плуги, косы, грабли. А так просто хрен вы что у меня получите. И у всех хлеб отобрали, а с Гуляй-поля ни зернышка не взяли. И советская власть насторожилась: ишь ты, это ведь может стать примером для кого-то еще. Сейчас Гуляй-поле, а потом на города перекинется? Надо придавить. И объявили Махно бандитом и уголовником. Вот я, наверное, как он, вокруг своего поля пулеметы поставил. И пускаю внутрь только того, кого считаю нужным.

- А как вы посреди бюстов Сталина и Ленина получились таким свободолюбивым?
- Не знаю. Вот честно. Я рос с обычной дворовой шпаной в Лефортове, всех воров Бауманского района знал поименно. Мои родители — совершенно тихие, застенчивые люди, никогда ни во что не вмешивались. Но я помню, что, когда были похороны Сталина и гудели гудки заводов, фабрик и паровозов, я вдруг начал петь что-то веселое, и отец не смог меня заставить замолчать. А потом я пошел в свой драмкружок. Вижу, что все девки сидят перед портретом Сталина и плачут. Спрашиваю у них: «Вы чего ревете? Нашли из-за чего». Они опешили: «Как ты можешь? Отец родной умер!» А я говорю: «Курицы вы мокрые, сдох самый страшный человек на свете». Я это просто нутром чувствовал, мне никто не говорил об этом. Информации ведь не было никакой, только потом все узнали, что он на самом деле творил.

- А в партии вы были?
- Никогда, принципиально. Те, кто не хотел вступать в партию, обычно отговаривались: я, мол, еще недостоин, не заслужил. А я сразу им сказал: не буду, потому что вы подлецы. Подходит ко мне секретарь райкома нашего: «Лев Константинович, вы наша надежда, почему вы не вступаете в партию?». «Не хочу» - отвечаю. «Как так?!» - «А вы врете все время. Помню, как я сидел в детстве на голубятне и вдруг услышал из окна напротив музыку. Я знал только песни советских композиторов, а тут что-то совершенное другое, волшебное. Узнал фамилию - Шостакович. И вот я, простой безграмотный парень, ничем, кроме улицы, не интересовавшийся, уже тогда понял, что он - гений, а вы писали «сумбур в музыке», гнобили его, сделали невыездным. А потом, когда стало можно, сами объявили его гением! Как с вами дело иметь? И к тому же вам разве нужна оппозиция? У вас же при каждом голосовании ноль воздержавшихся. Я буду вам всю картину портить». И на какое-то время отвязались от меня. Потом снова начали вынуждать, но я ни в какую. Даже когда мне закрыли выезд на три года.

- Из-за чего закрыли?
- Я должен был ехать на съемки «Семнадцати мгновений весны» в ГДР. Мне объявляют: «Нужно пройти выездную комиссию в райкоме партии». «Так я же не член партии», - говорю. «Неважно. Не пройдете комиссию - никуда не поедете». Звонила Лиознова, уговаривала. Ну пошел, куда деваться, вместе со всеми. Захожу в комнату, там сидят ребята в черных костюмах и галстуках, тетки в голубых платьях с янтарными брошками - все одинаковые, жуть просто. И первый вопрос, который они мне задают: «Опишите флаг Советского Союза». Я багровею. Говорю им: «Я что, живу не в этом государстве? Или у меня глаз дергается, слюни текут и я кажусь вам идиотом?» Они повторяют вопрос. Ну я и ответил тогда: «Черный фон, посредине череп, под ним две скрещенные берцовые кости». У них паралич наступил. Пошушукались немного, потом говорят: «Вы свободны». Выхожу -сидят Лиознова, Плятт, еще кто-то. Спрашивают: «Ну как там?» «Замечательно, - отвечаю, - встреча прошла в теплой дружественной обстановке». А вечером мне звонит директор Театра на Малой Бронной: «Лев Константинович, что вы натворили! Звонят из райкома, орут, что у вас за театр такой!» Я говорю: «Ну или увольняйте меня, или терпите. Только увольнять оснований вроде бы нет…» Вот после этого мне выезд на три года закрыли. И звание мое положили под сукно.

- А почему сняли запрет?
- Театр пригласили на фестиваль в Шотландию, в Эдинбург. А у меня в двух спектаклях - главные роли. Ну я сижу и молчу, а им деваться некуда: или меня выпускать, или гастроли срывать.

- Как вы не сошли с ума? Вы сейчас рассказываете обо всем этом со смехом. Тогда тоже так относились?
- Ну я просто старался не обращать на это внимания. Я, признаться, не революционер, простой обыватель. И не считаю это слово дурным. Кто такой «обыватель»? Он обывает землю, окучивает ее. Вот я это и делаю - в театре, в кино. Если я делаю это хорошо, пытаюсь до людей донести правду, что-то светлое им дать - значит, я патриот. В г... я никогда не снимался, мерзких спектаклей не ставил. А в остальном - что я могу сделать? Вот был 91-й год, я стоял возле Белого дома. И сам был свидетелем разговора двух разведчиков «Альфы». Один из них говорит: «Ну что, 20 минут и 2500 народу?» «Минимум» - отвечает другой. «Нет, я на это не пойду. И командир не пойдет». И они умотали. То есть у них был приказ за 20 минут взять Белый дом. Только для этого нужно было положить кучу людей. И они отказались. А что сделал Ельцин, как только пришел к власти? Он командира «Альфы» списал. Почему? Потому что раз он не подчинился той власти, значит, может не подчиниться и мне. Как после этого политикам верить? Ты со всей душой, а они тебя потом возьмут и обманут. Я ничего не хочу сказать, Ельцин много чего важного сделал, первые шаги по крайней мере. Но по факту он ведь предал. Так что я буду лучше окучивать свою землю. Я и жесткие спектакли ставил, и снимали их, целые комиссии по этому поводу собирались. Вот был у меня спектакль «Занавески» - первый правдивый о нашей советской деревне, там все было: и насилие, и пьянство, и девочка кончала жизнь самоубийством. Не хотели его выпускать, но я же продавил как-то. Десять лет в итоге шел.

- Если объективно, то многое из того, что другим было нельзя, вы могли себе позволить как народный любимец. В этой связи у меня всегда возникал вопрос: такой актер, как молодой Дуров, мог бы сейчас стать знаменитым? Многие из поколения советских звезд кино - вы, Леонов, Папанов - не мачо, мягко говоря. Сегодня такие типажи не востребованы.
- Не знаю. На самом деле и тогда мало кто верил, что я стану актером - лысый, маленького роста… Но, конечно, сейчас бы мне было сложнее. Все изменилось, когда на первое место вышли деньги. Меня вот постоянно спрашивают: «Как вы прожили с женой 57 лет и ни разу не поссорились?» И мои мама с папой, кстати, не ссорились, я не помню ни одного скандала. Это потому, что у нас в семье никогда не произносилось слово «деньги». Ну есть они - хорошо, возьми в шкафчике. Нет - ничего страшного, никто не умрет. У меня жена ни разу не спросила, сколько я получаю за какую картину. И фильмы снимались не для прибыли. Как только индустрия заменила искусство, сразу появился спрос на одноликих мальчиков и девочек. Я по первому кадру могу понять, сериал я смотрю или полнометражный фильм. Я вижу поспешность. Главное - подешевле и побыстрее, это очень заметно.

Но я бы и сейчас не ныл, придумал бы что-нибудь. Я вообще больше всего в жизни не люблю нытье, особенно от актеров моего возраста: ой, я так много сделал для народа, а живу почти в нищете, ничего не нажил. Постой, а народ для тебя не делал ничего? А на каких ты поездах и машинах ездил, кем сделанных? Ты сам избрал эту профессию. Профессия у тебя в любом случае изумительная. Тебе не надо просыпаться в шесть утра и лезть в шахту. Ты приезжаешь к 11 часам в театр, произносишь великие слова, хоть и чужие, получаешь от работы удовольствие, тебе аплодируют, тебе преподносят цветы. Какого тебе еще надо? Не ной. Ты сам избрал этот путь, а у него такие законы: как только ты исчезаешь с экрана и со сцены, наступает забвение. Космонавты вот не ноют, хотя у них в контракте вообще есть пункт о том, что они могут не вернуться на Землю. Гагарин на 60% не должен был вернуться - знаете об этом? Тем не менее он полетел, хотя мог отказаться, но он рвался туда, и все ему еще завидовали - и Титов, и Быковский. И никто из них тоже миллионером не стал. У меня очень хорошие отношения с Гречко - замечательный, интеллигентный, застенчивый старик, умница, собеседник прекрасный. Живет тоже, как простой человек, и не ноет.
08.05. 2014. газета "Гражданин"
http://u.to/WMc0DA



НЕ СТАЛО ВАЛЕРИЯ ЗОЛОТУХИНА


30 марта 2013 года скончался В.Золотухин – замечательный артист, один из ведущих мастеров Театра на Таганке, в последние полтора года занимавший должность директора – худрука театра. Эта смерть не была неожиданной. Все знали, что он тяжело и неизлечимо болен, последние дни он находился в коме. Но от этого горечь потери не становится менее острой. Валерий Сергеевич успел очень многое сделать. Его роли войдут в копилку российского театра и кино. По его книгам можно будет изучать историю Театра на Таганке, его постепенную эволюцию, внутренний мир. В последние годы на его плечи легло очень много забот. Помимо Таганки, он был худруком Молодежного театра Алтая в Барнауле. Театр осваивался в новом здании, привлекал молодых режиссеров, Валерий Сергеевич вел в Барнауле актерский курс. Его последней ролью в Театре на Таганке стал Беранже в спектакле Кшиштофа Занусси с символическим названием «Король умирает». Год назад, Валерий Сергеевич говорил о планах на будущее. О том, что Г.Дитятковский принес ему новую пьесу Брайана Фрила, А.Кончаловский предлагает сыграть короля Лира, а итальянец Паоло Ланди – тоже шекспировского Генриха IV. И переживал: не слишком ли много ролей будет у него в театре, которым он руководит.

Да, все писали о том, что Золотухин не был уверенным менеджером. Он и сам это прекрасно сознавал, как и то, что у сегодняшней Таганки, равно как и у российского театра в целом, нет объединяющей идеи: «Сейчас само время, мне кажется, без идеологии, вообще без руля и ветрил. Я не режиссер, не обладаю качествами руководителя. У меня есть лишь пример для подражания – О.Табаков. Мне нравится, как он ведет дело, экспериментирует. Правда, надо понимать, что он – директор «с детства». В свое время руководил «Современником», набрался опыта. А я за директорское место не держусь. Оно и по группе крови не мое, и по амбициям. Но вот придет кто-то новый, жесткий и волевой. Он может, конечно, репертуар Любимова снять. По разным причинам: что-то не продается, что-то не устраивает по художественным параметрам. Пришельцу всегда легче расправляться с наследием. Для меня это невозможно, потому что я проработал с Любимовым почти 50 лет».
Ирина Алпатова
30.03. 2013, журнал "Театрал"

http://www.teatral-online.ru/news/9040/

ВАЛЕРИЙ ЗОЛОТУХИН: «МНЕ ИНТЕРЕСНЕЕ РОЛЬ КОРОЛЯ»


На Таганке – новые времена: рухнула «берлинская» стена. Руководители двух театральных Таганок – В.Золотухин и Н.Губенко – встретились, пожали друг другу руки, обсудили возможное сотрудничество и отметили знаменательное событие рюмкой водки. О том, как Золотухин чувствует себя в новой роли худрука и директора театра и как выстраивает отношения с коллективом, он рассказал в интервью «Новым Известиям».

– Какие психологические сложности для вас, актера Таганки, возникли на посту директора и худрука? 
– Каждый день приносит бессонную ночь. Всю жизнь я занимался только собой, только своим эго и своей карьерой, писательской или актерской. И вдруг эта просьба ста тридцати человек, актеров, сотрудников Таганки, практически родственников: «Не покидайте нас, встаньте во главе коллектива, во главе театра». Почти по тексту пьесы Ионеско «Король умирает», которую я репетирую сейчас у Кшиштофа Занусси. Ведь никто не ждал, что заявление об уходе, которое Юрий Петрович положил на стол в департаменте, он не заберет и уж, тем более что оно будет подписано. Никто даже не думал о смене руководителя. Это все чушь. 

– Вы сразу согласились взять на себя такую ответственность или сомневались? 
– Мне было трудно – и согласиться, и не согласиться. Но коллектив очень просил, и я пошел на компромисс с самим собой. Пока формировался репертуар наступающего сезона, согласился до 15 октября выполнять обязанности директора и некоторые функции худрука. Финансовая структура театра такова, что если мы к определенному сроку не подадим в департамент заявку по каждому спектаклю со сметой, бюджет на новый сезон не поступит. По истечении этого срока худсовет театра еще раз обратился к нашему руководству и новый глава Департамента культуры продлил со мной контракт. Я узнал об этом по радио «Эхо Москвы». 

– Что вы считаете сейчас своей главной задачей? 
– Своей задачей я полагаю работу для труппы. Много новой работы. Сохранение репертуара Любимова – приоритетно, но все равно, как говорят в пьесе «На дне», «в телеге прошлого далеко не уедешь». Какие-то спектакли Юрий Петрович снимал сам, какие-то – например, «Сказки» – охрана труда запрещает эксплуатировать из-за батутов. Конструкция спектакля «Замок» пришла в негодность. Мы стараемся по возможности сохранить весь огромный репертуар, тем не менее не делая нового, не сохранишь и старое. Если театр не репетирует, он не развивается. Я звонил многим режиссерам по поводу работы на Таганке в наступившем сезоне. Но портфели расписаны на годы вперед – и у П.Штайна, и у А.Могучего, и у К.Серебренникова… Тем не менее в этом сезоне мы планируем выпустить три премьеры: итальянский режиссер Паоло Ланди ставит «Венецианских близнецов», премьера – 25 декабря. С.Федотов из Перми ставит «Калеку с острова Инишман» – выпуск 21 января. Польский режиссер К.Занусси поставит с артистами Таганки пьесу Ионеско «Король умирает». 

– Год назад Занусси выпустил спектакль «Все мои сыновья» по пьесе А.Миллера с вами и Е.Васильевой в главных ролях… 
– А потом Занусси решил поставить еще один спектакль – уже с екатеринбургскими актерами, ну и со мной. Когда на меня свалилась «директорская шапка», я, было, отказался – физически не успею. Но Занусси позвонил и сказал: «Пан Валерий, не бросайте меня, это будет очень красивый спектакль. Зачем же вы меня покинули?» Нежностью меня уговорить очень легко. Уже на первой репетиции я знал текст пьесы целиком. У Ионеско сложный текст, мелкие реплики, на первый взгляд не связанные между собой, а я никогда не играл в театре абсурда – мне трудно. Тем не менее к каждой рабочей встрече я полностью готов. Так что логика событий влечет нас к переносу «Короля…» на Таганку. Немаловажно и то, что московский спектакль можно сделать с минимальными затратами: гонорары режиссеру, художнику, декоратору оплачивает фестиваль «В кругу семьи». Точная дата выпуска московского спектакля будет согласована с фестивалем, но пока намечена первая декада февраля. 

– Три премьеры меньше чем за сезон, сразу после обрушившегося на театр ухода Любимова – это ответственный подход к делу, к выпавшей миссии. 
– В театре все решает премьера, а Таганка никогда не работала в таком насыщенном рабочем режиме подготовки трех премьер одна за другой. Выпускалась одна премьера в сезон. И суть моих разговоров с труппой сводится к одному: настало время очень серьезной работы, к режиссеру на репетиции надо выходить готовыми. 

– Как сейчас складываются ваши отношения с коллективом театра? 
– Атмосфера в театре сильно изменилась в лучшую сторону. Активно заработала Малая сцена, там играют экспериментальные спектакли, проходят музыкальные и поэтические вечера. Репертуар составляем вместе с художественным советом театра. 

– Вы сами сейчас играете? 
– А кто же за меня будет играть? К тому же мне по-прежнему важно писать мои три страницы в день. В целом, конечно, нагрузка увеличилась неимоверно. 

– У вас в театре был культ Ю.Любимова. Артистам, наверное, непривычна работа в его отсутствие? 
– Нас жизнь поставила перед такими обстоятельствами – быть самодостаточными и работать по-новому. У меня, например, застоя не бывало: нет работы на Таганке – иду в Театр Армии играть Павла Первого, или к Трушкину в Театр Чехова, или еду в Калугу играть в «Ревизоре»… Труппа пока так жить не умеет. А надо попытаться научиться работать именно в этом режиме. Очень важно, что из театра никто не ушел, даже вернулся артист Дм. Высоцкий. Что будет завтра – посмотрим. 

– Что будет с Молодежным театром в Барнауле, который вы возглавляете уже не первый год? 
– Там все хорошо. Открыли 54-й сезон удачной, на мой взгляд, премьерой «Бумбараша», где играют мои ученики из Алтайской академии искусств. Митя Егоров поставил у нас «Прокляты и убиты» по Астафьеву, спектакль назвали «Прощание славянки», а до того у него вышел очень удачный камерный спектакль «Прекрасное далеко». Сейчас администрация Алтайского края построила театру новое здание. Вложили огромные для сельскохозяйственного региона деньги. Недоброжелатели стали говорить: «Он строит себе памятник». А я и не ожидал, когда обращался с письмом о строительстве, что получу добро. 

– Есть у вас в труппе «Таганки» актеры-лидеры, которые находятся с вами в полемике? 
– Сейчас важно сохранить ту хрупкую гармонию, которой мы едва достигли. Думаю, долго она продлиться не сможет. Мой жизненный опыт говорит об этом. Таким фигурам, родившимся из обстоятельств, как Лавров в БДТ, Ульянов в Вахтанговском театре, было очень непросто. Работать со своими трудно. Сейчас у меня есть полномочия, чтобы примирить группы, которые находятся не в глобальном конфликте, а в состоянии перманентных бытовых противоречий. Труппа опасалась, что придет человек со стороны, для которого нет никаких авторитетов, начиная от репертуара Любимова и заканчивая старыми артистами. Нам на то, чтобы все как-то успокоилось и гармонизировалось, дан этот год испытаний. Труппа увидит, как я работаю, Департамент культуры – тоже, но и я посмотрю, как все сложится. Все-таки я не администратором рождался. Мне интереснее роль короля, а не директора. Но это тоже роль, и надо постараться по возможности хорошо провести хотя бы первый акт, ведь коллектив – он как поднял, так и сбросит. На всех не угодишь. И угождать нельзя. 
Екатерина Васенина, журнал "Театрал" 
http://www.teatral-online.ru/news/5164/
Прикрепления: 8376044.jpg(9.3 Kb) · 4820247.jpg(14.1 Kb) · 1973668.jpg(12.7 Kb) · 1168654.jpg(6.4 Kb) · 1051514.jpg(14.2 Kb) · 2675010.jpg(8.5 Kb) · 3858131.jpg(6.2 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 21 Авг 2015, 12:54 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
ПАМЯТЬ...
НЕ СТАЛО ПЕТРА ВАСИЛЬЕВИЧА МЕРКУРЬЕВА – ВНУКА ВСЕВОЛОДА МЕЙЕРХОЛЬДА


27 сентября 2010 года ушел из жизни П.В. Меркурьев. Ему повезло родиться в поистине звездной семье. Дед Меркурьева – режиссер В.Мейерхольд, отец – всенародно любимый актер Василий Меркурьев. В творческом багаже Петра Васильевича около 80 киноролей, но он никогда не относился к актерскому ремеслу как к делу своей жизни, за славой не гнался. Он был всесторонне одарен: яркий журналист, музыкант. О том, что Петр Васильевич считал главным в своей жизни, – в репортажеН. Ермак.

Для того, чтобы играть Мейерхольда, ему не нужен был грим. Профиль, фигура узнаваемы мгновенно. Режиссеры этим сходством фамильным пользовались. Первый раз – в 1981 – Петр Васильевич сыграл своего великого деда в фильме "Я – актриса", в 2006 он снова был Мейерхольдом, но уже в фильме "Есенин". Про эти съемки Меркурьев вспоминал, что роль была прописана механически. Да и он сам на площадке зажался. К себе Петр Васильевич всегда относился спокойно и иронично. "Внук Мейерхольда – это не профессия", – смеялся Меркурьев. И повторял, что на нем, наконец, природа отдыхает. Хотя, если бы он только захотел, если бы зажегся той же актерской работой. У него были задатки яркого комедийного актера.
- Кого слушаем?
- Тамбовский хор.
- Вам действительно понравилось?
- Ну, как это может не понравиться? На спине, на простыне, отдышись, понимаете, со мной наедине. Очень симпатично. Главное, принципиально ново для нашего репертуара.
- Нет, ну, когда хор поет, слов все равно не разобрать. А музыка хорошая.

Он снимался у крупнейших отечественных режиссеров – Э.Рязанова, В.Меньшова, а семья режиссеров Германов просто передавала актера друг другу, как талисман.

А.Герман: - Во-первых, он талантлив. Во-вторых, он был человек очень славный. А в-третьих, талантливый, тонкий, бессребреник, непредатель.
Несмотря на громкие работы в кино и на телевидении, самым важным делом своей жизни считал, все-таки, работу с детьми. Детский хор "Весна", у истоков которого он стоял вместе с А.Пономаревым, так и остался для него главным. И дружба с Александром Сергеевичем – она тоже получилась на всю жизнь. Петр Меркурьев просто тем, как жил, утверждал такие простые вещи, человеческие и очень дефицитные в наше время: верность, порядочность, преданность, профессионализм, нетщеславие.
Наталья Ермак. ТВЦ

Очень печальное событие, ведь Петр Васильевич был для нас совсем не чужой человек. Он часто бывал на наших спектаклях, поскольку очень любил Юрия Решетникова и высоко ценил его актерский талант. Они дружили, и Петр Васильевич любил приезжать к Юре в гости. Нам есть, что вспомнить, ведь сколько хорошего было... Светлая ему Память...


До сих пор как-то непонятно и совсем не верится, что Петра Васильевича больше нет, что он никогда не придет на наши спектакли, и в ресторанчике Дома журналистов, за дружеским столом, уже не будет «разбора полетов», где он со всей своей прямолинейностью – иначе он просто не мог! – будет хвалить Юру, а иногда просто восторгаться тем, как он сегодня играл: такой момент я видела на «Есенине» в Домжуре, когда единственный раз у меня не получилось присутствовать на самом спектакле. До сих пор не знаю, как там играл Юра, но зато великолепно помню, в каком потрясении вышел тогда Меркурьев, хотя этот спектакль он смотрел энное количество раз. Зато и критических замечаний было предостаточно, причем, опять-таки, по-отечески, любя Юру, и для того, чтобы в следующий раз, исправив какие-то недостатки или просчеты, роль была сыграна еще лучше. А ввести в «Маленькие комедии» рассказ Чапека «Поэт» – это было именно его предложением, и как великолепно этот юмористический рассказ вписался в наш спектакль!


Да много было чего, что сейчас вспоминается с особой теплотой…Так получилось, что на прощание я никак не успевала, а может, оно и к лучшему. Я не видела Петра Васильевича в гробу, и поэтому он останется в моей памяти таким, каким я его запомнила…


Прощание проходило в Доме Композиторов. Благодаря фотографиям Насти, которая вместе с Юрой была здесь с самого начала, эти кадры оставят нам память об этом дне…

  
Зал Дома Композиторов был полон: столько народа пришло проститься с актёром, музыковедом, хормейстером, музыкальным журналистом – П.В. Меркурьевым.

  
Я смогла успеть только на поминки, которые проходили в музее-квартире В.Э.Мейерхольда, где, как шутил Петр Васильевич, приглашая однажды нас с Юрой в гости, он был «главным живым экспонатом». Это было 23 ноября 2007 года, как раз после премьеры нашей новой программы «Солнечный удар». Помню, как он обсуждал тогда с Юрой здесь его выступление, составленное из стихотворений Пастернака. Я тогда очень удивилась этому, ведь он никогда не читал его стихи, но Петр Васильевич был уверен, что у Юры это получится хорошо. Могли ли мы тогда предположить, что еще раз попадем сюда в связи с вот такими печальными событиями…Петр Васильевич никогда не любил жаловаться, нагружать кого-то своими проблемами и уж если и упоминал о них, то всегда в шутливой форме: мол, ничего страшного. И когда в начале лета я хотела навестить его в больнице, он не велел, сказав, что завтра уже выписывается, и с радостью в голосе говорил, что врачи не нашли у него ничего серьезного. Потом, он очень не любил, когда его видели «не в форме»

Почтить память П.В. Меркурьева пришли композиторы, музыканты, работники театра и кино. Много теплых, хороших, а главное, искренних слов сказал Заслуженный деятель искусств России, Народный артист России, актер и режиссер Владимир Меньшов.


В течение этого вечера я много нового узнала о Петре Васильевиче: люди, работавшие и дружившие с ним, рассказывали и очень хорошо отзывались о нем, и было видно, что это вовсе не ради того, что так принято о покойных, а потому, что это, действительно, было так. Очень тяжело на душе от осознания этой утраты: казалось, что мы что-то не успели сделать, о чем-то не договорили, чем-то не помогли… хотя – чем тут уже поможешь при таком страшном диагнозе… Совсем недавно по той же причине ушла из жизни племянница С.Есенина – Светлана Петровна, и вот теперь, вслед за ней, Петр Васильевич… Страшно и горько осознавать, что уходит эпоха: уходят настоящие, талантливые, и потери эти невосполнимы…
Прикрепления: 4604921.jpg(7.6 Kb) · 2238726.jpg(17.1 Kb) · 4546268.jpg(9.2 Kb) · 0149521.jpg(16.5 Kb) · 7063736.jpg(12.5 Kb) · 0966297.jpg(11.1 Kb) · 7960849.jpg(28.6 Kb) · 5696742.jpg(24.5 Kb) · 4511794.jpg(28.7 Kb) · 9475313.jpg(12.3 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 21 Авг 2015, 13:08 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline

На поминках никто, как правило, не представляется, и поэтому имя этого музыканта, который сейчас играет в память о П.В. Меркурьеве, я, к сожалению, не знаю.


Это интервью, взятое мной у Петра Васильевича в 4 марта 2009 года, в Домжуре, как раз после того «Есенина», которого мне не пришлось посмотреть.

- Петр Васильевич, поскольку мне сегодня не удалось побывать на спектакле, то хочется узнать именно Ваше мнение. Как Вам показался он?
- (несколько помолчав) Сегодня была одна совершенно фантастически знаменательная вещь, что наблюдается очень редко – вообще, на любом спектакле, не только на Решетникове даже, а вообще – это редко, редко наблюдается. Сегодня не возникло ни одного аплодисмента – нигде, и в зале стояла такая тишина, что было ощущение, что там просто никого нет. И это – один из самых дорогих моментов в жизни настоящего артиста. Артисты не любят аплодисменты во время… Пожалуйста, потом там… поклоны, или когда они уже выходят из театра, их встречают – это да. Но самое главное, самое ценное для артиста – когда он заставляет публику не так даже слушать, а думать… И вот сегодня было потрясающее событие: я считаю, что сегодняшний спектакль был событием.

Со мной был один человек, который никогда не был на подобных вещах: он преподаватель немецкого языка. И он сказал абсолютно точное определение: - Как он замечательно рассказывает… Он сказал – не читает, а рассказывает. И дальше он продолжил – что значит учитель: - Было ощущение, что эти слова рождаются у самого артиста... Что еще отличало сегодняшний спектакль, да и вообще отношение Решетникова (подчеркнуто П.В.к стихам. Он не любуется рифмами, не любуется ритмами, а он ведет мысль и заставляет думать публику.

- А что такое в Вашем понимании – любуется ритмами?
- Вот когда вы слушаете оперную арию или что-то другое, и певец поет так, как будто что-то жует, и ни одного слова непонятно, а мелодия слышна… Так? И когда вы слушаете Шаляпина или Обухову – то вы слышите каждое слово. Вы следите не только за музыкальной частью, но и за смыслом, за развитием драматургии. Это в симфонии нужно слушать только музыку, но если это сочинение со словами, то извольте исполнять так, чтобы они были слышны. Очень многие чтецы, хорошие даже чтецы – я не буду называть их фамилии – они читают, поют, они распевают… и ты уже перестаешь слышать – о чем стихотворение? Вот «Персидский цикл» Есенина. Многие, читая его, распевают: «Шаганэ ты моя, Шаганэ…» (показывает это чтение образно). Решетников же сделал это, как такое воспоминание… намек на это. Он их произносит с трепетом и даже отрывисто, ломая рифмы, ломая ритм есенинский, а несет только… Там красивые слова у Есенина – они и без рифмы будут хорошо слушаться. И вот он преодолевает именно ритм и рифму стихов.

Есть замечательные и великолепные композиторы, например, Свиридов: он же тоже ломал есенинские рифмы и ритмы, и у него была своя мелодика. Как он заставил совершенно по-другому слышать Маяковского, когда написал «Патетическую ораторию»: до него считалось, что на стихи Маяковского невозможно написать музыку. Свиридов поломал вот эту лесенку, поломал и ритм, и рифму, и от этого Маяковский не стал хуже, а наоборот. Свиридов подчеркнул другие особенности его таланта. То же самое и с Есениным. Очень многие сегодня так читают Есенина, что ты начинаешь засыпать, потому что теряется мысль есенинская, теряется понимание, и слова становятся второстепенными, а ты слышишь только вот эту самую убаюкиваюшую рифму. Вот сегодня это был рассказ-переживание словами Есенина, но артист их рождал – именно рождал, а не читал выученный текст. И это стихотворение «Песнь о собаке» – это совершенно потрясающе, как он сегодня его рассказал…

У меня перехватило дыхание на этом стихотворении. (Точно такое со мной случилось тогда, в «Бродячей собаке» – В.) И точно так же на «Собаке Качалова». Актер сидел, и перед ним сидел пес… Вот что я сегодня видел. "Дай, Джим, на счастье лапу мне…" Это же был разговор с этим псом, и я его видел. Там не было стихов Есенина, там были мысли поэта, необыкновенно щемящие. И потом – совершенно грандиозная находка с колоколом (Юра это придумал совсем недавно – В.), когда он хватается за висящий занавес и раскачивает его, словно язык колокола, – и звучит сам колокол… Я вот сейчас анализирую и вижу: от спектаклю к спектаклю растет… спектакль не стареет, а наоборот – молодеет, он набирает силу.

- Не зреет, а молодеет?
- Да, именно молодеет. Обычно поставленный спектакль идет по накатанной, и потом он начинает уже стареть и ветшать. У Решетникова каждый раз какие-то новые находки, какие-то новые краски, и, например, уже тот факт, что, когда закончилось первое отделение и актер ушел за кулисы, – еще секунд двадцать была полная тишина, хотя все поняли, что антракт.

- Люди приходили в себя?
- Я вообще считаю, что во время спектакля самое ценное – чтобы никто не аплодировал, но принято аплодировать. А вот здесь люди должны были встать и пойти, говоря о чем-то другом, не говоря об этом, потому что они не приходили в себя – они продолжали жить этими мыслями… даже не эмоциями, а мыслями, потому что актер донес не стихи, а мысли стиха… Мысли этих произведений, написанных в форме стиха. Вот это самое дорогое, что было сегодня. И Юра показал себя очень разносторонним, и вот то, что дороже всего стоит: он не боится, например, говорить практически шепотом. И это все слышно, а я сидел в самом конце зала. Потому что он так доносит мысли… А другой будет говорить громко, и ты ничего не поймешь, и будешь думать, что ты не слышишь, потому что он говорит звуками, а Решетников – мыслями. Удивительные паузы, которые он умеет делать… И что меня вообще потрясло – там, где написаны повествовательные предложения и все читают…«Шаганэ ты моя, Шаганэ…» (П.В. показывает это зрительно), и не только в этом стихотворении. Он делает везде это вопросительным предложением: он задает вопрос себе и каждому из нас. Вот почему, когда он ушел, – никто не аплодировал? Все искали ответы на эти вопросы, а их за целый вечер накопилось много. Вот, собственно, и все, что я могу сказать…

Ольга Булгакова
«ТО, ЧТО ПОМНЮ…»
Если бы мне предложили сказать о П.В. Меркурьеве одним словом, я выбрала бы слово «барин». Впрочем, я разговаривала с ним всего один раз, и, безусловно, это лишь мое субъективное восприятие этого человека. Но вот то, что он был добрым, – это точно. На этом я настаиваю.
Разговаривали мы с ним на крыльце КЦ им. П.И. Чайковского после спектакля Ю.Решетникова. Познакомила нас Валентина. Сейчас мне уже не вспомнить всех деталей, но как-то она меня презентовала в связи с С.Есениным. Я же разговор начала крайне неудачно, как оказалось, к крайнему же моему удивлению. Я сказала, что Василий Меркурьев – актер гениальный. Сказала абсолютно искренне, не из вежливости. Но Петр Васильевич прореагировал резко. И весьма раздраженно сообщил мне, что отец и дед – это признанные мастера, но славословий в их адрес не нужно. И что интересно, его внезапная вспышка меня не обидела. В ответ я, смеясь, сказала, что о его деде я знаю только то, что он был мужем Райх. А «Летят журавли» – один из любимейших моих фильмов. Тут Петр Васильевич так же внезапно смягчился и очень тепло сообщил, что в его семье всегда хорошо относились и к Татьяне Сергеевне, и к Константину Сергеевичу, а сам он всю жизнь дружит с Сергеем Владимировичем. Сказал о том, что времена бывали разные, но отец от Есениных никогда не открещивался. Надо думать! Человека, женившегося на дочери расстрелянного Мейерхольда, «есенинщиной» не напугать! Потом Петр Васильевич уже совсем благодушно признал, что родители у него были замечательные. И вспомнил книгу, которую он о них написал. Начал он ее словами о том, что родителей не выбирают, но, если бы у него была такая возможность, он выбрал бы только этих. И отец, правда, играл бесподобно. Да вообще – талантливого и настоящего было больше. Говорил он, улыбаясь, немного растягивая слова, но при этом очень живо.

Я вспомнила, как когда-то видела фильм «Человек в футляре», старый. И как я обалдела в самом начале, увидев титры. Беликова играл Н.Хмелев. А Хмелева я хорошо себе представляла, я видела его фотографию в книге о Чехове. Красивый, яркий мужчина… Какой же Беликов? Но это был Беликов! Это был Беликов. Никакого Хмелева не было.
Петр Васильевич слушал, смеясь и глядя на меня уже покровительственно. Хмелева хвалить позволялось! Выслушав, он заметил, что такие, как Хмелев, в принципе – редкость. И тогда, а уж сейчас… Ну, что сейчас? Он раздумчиво замолчал. И вдруг уверенно сказал, что таланты есть всегда. Есть «Ленком», есть Янковский – роскошный актер, обаятельнейший человек. Петр Васильевич настаивал на выдающемся таланте О.Янковского. О-о, убеждать в этом меня было не нужно! С ранней юности без памяти любимый Янковский! Петр Васильевич попал в «10». «Ленком», «Янковский» – музыка! Мало какие слова тогда звучали для меня так приятно. Это было почти три года назад. Сейчас те же слова, как ножевая рана...Но сейчас нет уже и Петра Васильевича. Не постигая до конца смерть, не умея ее принять и не улавливая связи между застывшим телом и живым человеком, я люблю слова Г.Вишневской о том, что, приходя на Новодевичье и глядя на крест, она не понимает, почему там написано: М.Л. Ростропович. «Но там нет Ростроповича, то, что находится под крестом – это не Ростропович!» Ах, как права эта мудрая женщина.

П.В. Меркурьев – композитор, журналист, актер. Сын В.Меркурьева, внук В.Мейерхольда. Открытый, темпераментный, властный, раздражительный, бесконечно добрый. Рядом с двумя датами, разделенными тире, напишут его имя. Но это просто потому, что надо же где-то это написать. Его там нет. Это не Меркурьев!

П.В. Меркурьев родился 17 июня 1943года в  Колпашеве Томской обл. Сын выдающегося актера театра и кино В.Меркурьева и И.Мейерхольд, дочери великого режиссера В.Мейерхольда. В годы войны родители вместе с Ленинградским театром были эвакуированы в Новосибирск. Они много работали в тылу, разъезжали с гастролями по городам. 17 июня 1943 года прямо в кулисах, во время репетиции в городе Колпашеве у них и родился сын. Мальчика решили назвать Петром - в честь брата В.Меркурьева. 

Надо отдать должное Меркурьевым. Родить в такое трудное время ребенка, имея на руках двух маленьких дочерей и двух племянников-сирот, - на такое решится не каждый. И уж тем более очень мало найдется людей, кто бы рискнул взять после этого на воспитание еще двух детей. Да, после окончания войны Меркурьевы, возвращаясь в Ленинград, увидели на вокзале двух потерянных детей. Супруги не могли пройти мимо чужого горя. Так, все вместе, они поселились в небольшой квартире. Люди, близко знающие их семью, рассказывают, что его дом напоминал большой табор. Но какой это был табор! У них постоянно бывали в гостях выдающиеся творческие люди. И эту творческую обстановку впитывали в себя дети Василия Васильевича.

Петр не собирался идти по стопам отца. К тому же и сам Василий Васильевич очень не хотел, чтобы его дети стали актерами. Петр учился в Ленинградском музучилище и планировал свою жизнь связать с музыкой. И все же кино не обошло его стороной. В 1958 году его, 15-летнего мальчишку, пригласили на главную роль Игоря в картину «Невские мелодии». Пригласили, не зная, что он сын великого Меркурьева. Сам Василий Васильевич в это время был на съемках в Сибири. Петр, подумав, согласился. Отцу он все рассказал, когда тот возвратился со съемок. Василий Васильевич воспринял эту новость отрицательно, но препятствовать сыну не стал. Когда съемки были окончены, Меркурьев пришел на премьеру и остался работой сына. Петр Васильевич вспоминает: «После фильма мы шли вместе, он приобнял меня и сказал: «Ты знаешь, у тебя это получается, и от тебя это никуда не уйдет. Пока не завершишь музыкальное образование, лучше не соглашайся сниматься. Самое главное - чтобы у тебя была еще профессия. Потому что наша актерская профессия - зависимая. Ты посмотри, по сколько лет, бывает, я сижу в театре без работы».

Петр выполнил наставление отца. Он окончил училище, а затем Московское музучилище по специальности «дирижер хора». Кроме того, работая педагогом в детской хоровой школе «Весна», Петр заочно окончил Харьковскую кoнcepвaтopию (ныне институт искусств). С 1974 по 1992 годы он возглавлял комиссию по музыкально-эстетическому воспитанию детей и юношества Союза композиторов. А в 1998 году Т.Хренников пригласил его стать замлавного редактора газеты «Музыкальное обозрение». 
- Действительно, меня часто спрашивают, как я сюда попал. Ведь, собственно говоря, я по образованию музыковед и дирижер хора. Я работал с детским хором много лет, в частности с детским хором «Весна» - это всемирно известный, лучший детский хор во всем мире, чуть позже меня пригласили в Союз композиторов. Однажды Т.Н. Хренников решил сделать газету, и вот вместе с А.Устиновым, который является главным редактором, несмотря на то что он значительно моложе меня, мы уже семнадцать лет вместе работаем над «Музыкальным обозрением». Сегодня только что я привез из типографии готовый номер, двенадцатый за этот год.
В кинематограф Петр Васильевич возвратился в 1966 году. И с тех пор он совмещает свою основную музыкальную деятельность с актерской. Правда сам он к своим актерским способностям относится весьма критично, - он шутит, что природа отдыхает на нем. Но это утверждение не верно. Хотя ему и доводилось играть в основном либо роли второго плана, либо и вовсе эпизодические, он все равно запомнился зрителям. Диапазон его персонажей весьма широк - от утонченных интеллигентов и творческих людей до простых рабочих и даже хулиганов. В его актерском багаже был и Ерошка в фильме-опере «Князь Игорь», и старый еврей с пейсами у Л.Кулейджанова в «Незабудках», и академик Курочкин в детском фантастическом фильме <Москва-Кассиопея>, и чиновник Иван Иванович-Кувшинное рыло в экранизации знаменитых гоголевских «Мертвых душ». 

В двух картинах - фильме В.Соколова «Я – актриса» (1980) и сериале «Есенин» (2005) - Петр Васильевич сыграл своего дедушку - В.Мейерхольда. Как считает сам актер, первая попытка завершилась провалом. Он рассказывает: «Во-первых, потому что в сценарии роль Мейерхольда была написана, понимаете, чисто механически. Сценарист взял куски из каких-то писем Мейерхольда и просто вставил этот текст в сценарий. Одно дело, когда человек пишет, а другое дело - разговаривает. И, к сожалению, у режиссера на площадке была очень нервная обстановка, и я зажался». Поэтому, когда последовало предложение на роль Мейерхльда в «Есенине», Петр Васильевич долго отказывался. Но затем под напором уговоров он все же согласился и подарил зрителям замечательную работу. 

Миллионы зрителей помнят замечательную роль В.Меркурьева в сказке «Золушка», вышедшей на экраны после окончания войны. Спустя шесть десятилетий в новой версии старой сказки снялся его сын. Петр Васильевич рассказывает: «что такое судьба. Совпадение. Раздается вдруг телефонный звонок. Говорят: «Петр Васильевич, Юрий Морозов начинает снимать фильм «Золушка», но совершенно по-другому. И вы знаете, мы хотим предложить вам роль, которую сыграл Василий Васильевич (то есть мой отец) в 47-м году». Я говорю: «Бог мой, а кто будет Раневская?!» А говорят: «Оксана Сташенко». Оксана Сташенко - совершенно очаровательная актриса, великолепно она играет, кстати, мачеху - превосходно. И Юрий Морозов - это один из тех режиссеров, с которыми с удовольствием буду всегда работать, потому что это режиссер, который ничего не показывает, не навязывает, он только на тебя посмотрит - и ты понимаешь, что он хочет». Мороз, практически полностью сохранив текст Шварца, перенес действие в современность. В результате получилась эдакая индустриальная «Золушка». В новом варианте лесничего заменил автозаправщик. Он работает в гараже, но также, как и в старой сказке, очень любит свою родную дочку Золушку и страдает от нападок Мачехи и Сестер. На вопрос о своих творческих планах, П.Меркурьев отвечал: «Если вы хотите насмешить Бога, поделитесь с ним своими планами. Я живу сегодня...» Вот так он и жил. Занимался музыкой, снимался в кино, писал книги. А когда ему советовали, что пора бы отдохнуть, говорил: «Я отдохну только тогда, когда у всех, кто меня окружает, будет благополучие».
http://www.teatr-kino.ru/node/712

  
Санкт-Петербург, Волковское кладбище, Литераторские мостки. 18 июня 2011. Фото Елены Федоровой
Прикрепления: 2266985.jpg(20.0 Kb) · 2443869.jpg(9.8 Kb) · 1351758.jpg(26.2 Kb) · 7513920.jpg(26.6 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 03 Мар 2016, 12:11 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
НЕ СТАЛО НАТАЛЬИ КРАЧКОВСКОЙ
Знаменитая артистка не дожила до 78-летия


«И тебя вылечат, и тебя вылечат... и меня вылечат»...

Народная любимица, Заслуженная артистка Н.Крачковская ошиблась. Ее не вылечили. Не спасли. Утром 3 марта 2016 года еене стало. Сердце артистки, полгода назад уже перенесшее инфаркт, пыталась спасти бригада врачей Первой Градской больницы. Но безуспешно.
Муж называл ее ста килограммами счастья, режиссеры - королевой комедийного эпизода. Для зрителей она осталась лучшей мадам Грицацуевой. Крачковская в советском кинематографе была одна. Ее талант разглядел Л.Гайдай. На роль «женщины необъятных размеров с арбузными грудями» претендовали и Волчек, и Мордюкова. Но режиссер медлил. Тогда звукорежиссер В.Крачковский предложил на роль свою жену. К тому времени Крачковская уже снялась в восьми фильмах, но небольшие эпизодические роли не принесли ей известности. А вот роль мадам Грицацуевой стала или клеймом, или знаком пробы. «Что бы там ни было, я знаю, что я была лучшей Грицацуевой», - без ложной скромности говорила она. Кстати, в знаменитом эпизоде беготни с воплями: «Товарищ Бендер!» Крачковская снималась сама, без дублеров, легко перемахивая через ступеньки - главного врага полных женщин. Говорит, что так легко сумела преодолеть пролеты, потому что в детстве много занималась балетом. В это трудно поверить, но Наталья - ребенок войны - была худенькой девочкой, много лет и небезуспешно занималась балетом. Как признается сама, раскормила ее уже позже тбилисская бабушка.

- Скажите, вам когда-нибудь приходила мысль похудеть? - спрашивали ее журналисты.
-  Конечно, приходила! И тут же уходила! - гордо отвечала актриса и заливалась смехом. Она до самого последнего оставалась хохотушкой, хотя сказать, что ее жизнь очень к тому располагала, нельзя. Военное детство, полное лишений. Смерть горячо любимого отца. Он погиб в ноябре 1945-го, когда официально война уже закончилась. Нелюбимый отчим, из-за которого Наталья уйдет из дома. Крушение надежд, когда ее, студентку-первокурсницу ВГИКА, собьет на улице машина и она вынуждена будет забрать документы. Слепота, к счастью, временная, - болезни, участившиеся в последние годы.
- Я человек выше средней упитанности. Проще говоря, толстушка. Но зато я хохотушка, я незлая и со мной нормально, удобно и комфортно, - говорила она про себя. Друзья и коллеги говорят, что Крачковская была удивительно органична. Не комплексовала по поводу своего внешнего вида, была окружена мужчинами и, как признавалась сама, была в силах увести мужчину у самой красивой женщины. Однако любовь у нее была одна - невысокого роста лысоватый звукорежиссер В. Крачковский. Они познакомились на съемках, где он вместо цветов и конфет охмурял будущую спутницу жизни ежеутренним стаканом сметаны, свежей булочкой, творогом и вареным яйцом. Стучался в дверь общежития, просил: «Передайте Наташе».
- В общем, знал, что цветами меня не возьмешь, - смеялась Крачковская.


С Владимиром они жили душа в душу. Ему нравилось, что его Наташа буквально из ничего сумеет сварганить стол. Он гасил ее гнев задушевным вопросом: «Покричала? А есть-то когда будем?». Он никогда не ревновал к славе. Разве что с ребенком - маленьким Васей - гулять не ходил. Крачковская уже позже поняла, что 40-летний Владимир стеснялся своего позднего отцовства. Он был старше ее на 15 лет, а ушел - на 30 лет раньше.

Во время съемок фильма «Дубровский» у Крачковской заболело сердце. Она отпросилась, побежала домой, купив по дороги баночку ягод для Володи. Дверь открыл сын. Взял сумки из рук.
- Осторожно, там в банке ягоды для папы, - сказала Наталья.
- Папы нет, - ответил Вася.
Она хотела навсегда уйти в монастырь, но спасла работа. Для съемок «Пышки» ее увезли в Ригу и нагружали едва ли не больше, чем остальных актеров, не делая поблажек ни в чем. Но все 30 лет после смерти мужа она всякий раз заливалась слезами, вспоминая его. Они разговаривали во сне. Она просила его забрать ее с собой. - Еще не время, - ответил Владимир. Треть века она прожила без него. Научилась просто, мудро жить и радоваться жизни.
- Я встаю рано, старики ведь все встают рано. Но я успеваю увидеть проснувшееся солнце. Может быть, потом его не будет весь день, но я его смогла увидеть.
Полгода назад врачи с трудом вернули ее к жизни. «Вытащили за хвостик», - признавался кардиолог Алексей Свет. Сегодня повторить врачебный подвиг не удалось.

Она не говорила, что не боится смерти: «Смерти боятся все. Но если она придет - я не буду сопротивляться. Уйду без обиды, потому что жизнь я прожила хорошую».
Светлая память, Наталья Леонидовна.
Евгения Коробкова
03.03. 2016. газета "Известия"

http://izvestia.ru/news/605240

ВАСИЛИЙ КРАЧКОВСКИЙ: ОНА НЕ ПЕРЕСТАВАЛА ШУТИТЬ ДО ПОСЛЕДНЕГО


Сын Н.Крачковской рассказал, какой он привык видеть великую актрису. В минуты скорби он с трудом подобрал слова - утрата оказалась очень тяжела. "Что я могу сказать? Она всегда шутила, до последнего... Никогда не унывала... Простите, я не могу говорить", - сказал Василий.
Н.Крачковскую похоронят 5 марта. Место похорон и время пока неизвестны.
http://ren.tv/novosti....lednego

НАТАЛЬЯ КРАЧКОВСКАЯ: СМЕШИТЬ, НЕ ПЕРЕДЕЛЫВАЯ СЕБЯ


Н.Крачковская снималась всегда, независимо от возраста, здоровья и политического строя.
Удивительное дело: не сыграв ни одной серьезной роли, она, между тем, совершенно заслуженно стала для многих любимой актрисой. В чем тут секрет? Обаяние? Наверное, да. И еще вот это, не менее важное: в отличие от многих кинокрасоток, на которых смотришь с придыханием, Крачковская была невероятно «земной». Не классические черты лица. Совсем не идеальная фигура. Не бархатистый голос. Ни лоска, ни изысканности. А потому – своя. Обычная женщина, каких миллионы.
Ее биография – тот самый случай, про который говорят расхожее «ничто не предвещало». Смотришь, с чего все начиналось, и лишь разводишь руками.

С 1961 по 1967 годы Наталья - лаборантка в институте металлургии СССР, с 1967 по 1970-й работала на кафедре геологии МГУ и вдруг… С 1974 года - актриса Ивановской областной филармонии, с 1975-го - актриса Москонцерта. Она любила свои воспоминания, делясь ими щедро, от души, например, и о том, как постоянно бегала на «Мосфильм»: снималась сначала в массовках, затем – в крошечных ролях. Это, впрочем, не важно, хотя и показывает упертость, необходимую в профессии. Важнее другое: в массовке ее заметил знаменитый режиссер Г.Александров – тот самый, снявший «Веселых ребят» и «Волга-Волга» - и пригласил в фильм "Русский сувенир". Еще важнее вот что: на съемках жена Александрова, великая актриса Л.Орлова, дала Крачковской совет: "Не пытайтесь себя переделать". И Наталья Леонидовна никогда и не пыталась.

В ее фильмографии – 117 картин. Многие и не вспомнишь, но – там ведь и настоящие шедевры.
1964 год. «Женитьба Бальзаминова». Крачковская не теряется на фоне Г.Вицина, Т.Носовой, Л. Смирновой, Н.Мордюковой и И.Макаровой.
1971-й. «12 стульев» Л.Гайдая и блистательное исполнение роли мадам Грицацуевой.


В 1973-м «Иван Васильевич меняет профессию». Вот она, Наталья Леонидовна, стягивает парик и произносит уже ставшее классикой: «И тебя вылечат, и тебя тоже вылечат, и меня вылечат». Вот она обаятельная продавщица пирожков в мини-сериале «Два капитана» и Медведица в детском фильме «Мама» в 1976 году. Ольга Яновна в «Покровских воротах». Кончита в «Человеке с бульвара Капуцинов». Она снималась всегда – независимо от возраста, здоровья, политического строя и, что уж там, качества сценариев. За последнее – получала море критики, но считала, что не привередничать надо, а работать. В 90-е, когда многие жаловались на отсутствие ролей, она играла в первом отечественном сериале – «Клубничка», в «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди» все того же Гайдая, что когда снимал ее в «Иван Васильевиче», в, прости, господи, «В поисках золотого фаллоса»… Но критика давно поутихла, осталось – уважение. Да, она не пыталась себя переделать. А нужно ли это было кому-то? Н.Крачковская неизменно вызывала улыбку. Добрую улыбку в каждой своей картине. Это – редкость. Не каждому дано.
Светлая вам память, Наталья Леонидовна!
Борис Войцеховский,
03.03. 2016. газета "Вечерняя Москва"

http://nt.vm.ru/news....11.html



В МОСКВЕ ПРОСТИЛИСЬ С НАТАЛЬЕЙ КРАЧКОВСКОЙ
Заслуженную артистку России похоронили на Троекуровском кладбище

  
Проститься с актрисой пришли ее родные и близкие, коллеги и поклонники. Когда катафалк с гробом отъезжал от ритуального зала Троекуровского кладбища, присутствовавшие аплодировали, провожая актрису в последний путь. Очередь перед залом, где прошла церемония прощания, стала собираться за несколько часов до ее начала. На нее пришли и родственники российской артистки, а также ее коллеги. Актриса скончалась 3 марта в Первой Градской больнице из-за инфаркта миокарда второго типа. Ее сын сказал, что она не успела ничего сказать перед смертью: 27 февраля ее увезли в больницу без сознания, и она так и не очнулась. Венки прислал и президент России В.Путин. Возле места захоронения была проведена панихида. Актриса была похоронена возле режиссера Г.Юнгвальда-Хилькевича и поэта А.Поперечного.
http://new.dni.ru/culture/2016/3/5/330184.html

УШЛА ИЗ ЖИЗНИ НИНА АРХИПОВА


За неделю до своего 95-летия скончалась актриса Театра сатиры, жена Г.Менглета Н.Архипова. На протяжении нескольких лет у Нины Николаевны прогрессировала болезнь, но она стойко переносила свой недуг. В последний раз выходила на сцену в октябре 2012 года, когда в ЦДА отмечалось столетие со дня рождения Менглета. Тогда, на вечере, который вели А.Ширвиндт и Г. Коновалова, как-то само собой зашел разговор и об удивительной судьбе Н.Архиповой: со своим будущим мужем познакомилась в 1943 году в Театре Вахтангова (там актриса служила с 1938 по 1951 год), а позже судьба связала их уже в работе в Театре сатиры. Она видела Мейерхольда и дружила с Мансуровой, приятельствовала с Шостаковичем и снималась у Барнета, начинала свой творческий путь в легендарных спектаклях Театра Вахтангова и довольно скоро стала ведущей артисткой, про которую говорили: «Архиповой, как корью, нужно переболеть»…

Родилась Нина Николаевна 1 мая 1921 года в Омске в семье сибиряка из Иркутска Николая Архипова и Марии Николаевны из Санкт-Петербурга. В детстве любила петь, танцевать, играла на фортепиано. Живя в Замоскворечье, часто посещала театры, а вскоре начала серьезно задумываться об актерской профессии, остановив свой выбор на Театральном училище им. Щукина. Ее любимым и строгим педагогом стала знаменитая Цецилия Львовна Мансурова, которая не только поставила ее "на ноги" как актрису, воспитывала и обучала, но и сумела передать своей ученице благоговейное отношение к театру.


Еще студенткой Архипова вышла на "большую сцену" Театра им. Е.Вахтангова и уже в первых ролях рождалась неповторимость ее актерской манеры – лиризм, мягкий юмор, бытовая и психологическая убедительность. На сцене Театра актриса сыграла главную роль в "Новогодней ночи" А.Гладкова (1946), служанку в "Соломенной шляпке" (1947), Зою в "Накануне" И. Тургенева (1947), а также роли в спектаклях "Проклятое кафе" В.Шкваркина (1948) и "Последний день" Братьев Тур (1948).
В 1945 году Архипова закончила театральное училище им. Щукина. А с 1951 года и до самой смерти актриса связала свою судьбу с одной единственной сценой - сценой Московского театра Сатиры, где она неоспоримо была ведущей актрисой. В кино снималась редко, но каждая из ее ролей была запоминающейся и душевной. Чаще всего Архиповой предлагали роли мягких, солнечных, добрых женщин. Среди наиболее известных ролей (помимо телеспектакля "Проснись и пой!") - Гертруда в телеспектакле "Мартин Иден" по роману Д.Лондона, жена комиссара Мэгре в серии фильмов по романам Ж.Симеона, а также мама главной героини в фильме "Ох уж эта Настя!". Кроме того, Архипову можно увидеть в нескольких эпизодах киножурнала "Ералаш". Ну и конечно же в "Утомленных солнцем" Михалкова, а также во второй части этого фильма.
http://www.mega-stars.ru/actresses/arhipova.php

Нина Архипова похоронена на Кунцевском кладбище.
Линия жизни. Нина Архипова

https://www.youtube.com/watch?v=v-3ahUdtGWE

ПАМЯТИ ЗИНАИДЫ ШАРКО
Ее запомнят как великую актрису театра и кино. После продолжительной болезни не стало Народной артистки РСФСР З.Шарко. Она скончалась 4 августа 2016 года на 88-м году жизни. С ее именем в истории БДТсвязана целая эпоха.


Зинаида Максимовна родилась 14 мая 1929 года в Ростове-на-Дону; впоследствии с семьёй переехала в Чебоксары. В годы войны 12-летняя Зинаида в составе ансамбля при чебоксарском Доме пионеров выступала с концертами в госпитале перед ранеными солдатами; была награждена медалью «За доблестный труд в Великой отечественной войне 1941 — 1945 гг.». В 1947 году, окончив школу с золотой медалью, будущая актриса поступила в Ленинградский театральный институт, в мастерскую легендарного театрального педагога Б.В. Зона. Уже на третьем курсе она начала работать в Ленинградском областном гастрольном театре, в Театре эстрады Л.Атманаки; после окончания института работала в ленинградском Театре им. Ленсовета, где играла в спектаклях Н. Акимова. За ее плечами - множество спектаклей и киноролей. Театралы запомнят ее, прежде всего, как одну из ведущих актрис БДТ им.Товстоногова, в котором она служила с 1956 года.

Т.Баженова об одной из самых петербургских актрис последних десятилетий: Еще в юности Зинаида знала, что точно станет актрисой. Судьбу ростовчанка попытала в московской школе-студии МХАТ, но в ужасе покинула экзамены, увидев, как секретарша жует огурец. По мнению будущей звезды, такая фривольность была недопустима в храме искусства. Педантичность Шарко подошла культурному Ленинграду: в 1951 года она окончила курс Б.Зона на Моховой. В карьере Народной артистке повезло дважды: сначала ее художественным вдохновителем был Н.Акимов, потом - Г.Товстоногов.

Геннадий Богачев, Народный артист России: «Наша, родная, простая. Потому что там был ум и темперамент невероятный. Она была очень эмоциональна. Даже я бы сказал, холерик, заводная. Тратила себя, не жалела себя. Что, конечно, приветствовал Георгий Саныч, он говорил: "Главное, чтобы в артисте был ум, эмоциональность и органичность". Всё это в ней было».

Cоюз с Г.Товстоноговым сложился не сразу: в начале 50-х режиссер позвал ее в театр Ленкома, но позже сообщил, что работа «откладывается до лучших времен». Лучшие времена наступили в 1956 году - в год своего назначения на пост худрука Товстоногов берет в театр и Шарко. И сразу открывает в актрисе большой талант: в любую роль она могла внести неповторимый драматический акцент. Среди запоминающихся работ в БДТ - образ Тамары в пьесе Володина «Пять вечеров» и роль Ольги в чеховских «Трех сестрах».

Мария Лаврова, Заслуженная артистка России: «Господь мне дал счастье быть ее партнершей в спектакле "Антигона", где она играла няню. И там есть очень нежная сцена между нами. И она всегда ее так играла. Такое ощущение, что она была как мама для меня. Она была очень чутким партнером, как впрочем и все товстоноговские артисты».

Хоть театр и занимал в ее жизни центральное место, экранные работы тоже были немаловажны в карьере. З.Шарко дебютировала в печальном фильме «Долгие проводы», а в «Собаке на сене» исполнила второстепенную, но крайне трогательную роль. На съемочной площадке ее с удовольствием ждали и в последние десятилетия. В картине «Луной был полон сад» актриса сыграла пожилую блокадницу, к которой возвращается женское счастье.

Валерий Ивченко, Народный артист России: «Зинаида Максимовна Шарко! Такой взлет ракеты! Взрыв! Замечательный! Праздник такой. Эта женщина - праздник. Очень глубокая, очень интересная актриса».
Андрей Могучий, худрук БДТ: «И даже не сами спектакли, а тот отчаянный азарт, с которым она репетировала, мне запомнился. Те сомнения, которые терзали актрису, тот подлинный энтузиазм, заряд творчества и поиска в ней был виден. Этот тот самый пример, на котором нужно учить себя и своих студентов».

Даже второстепенные герои З.Шарко зрители вспоминают с улыбкой. В последнее время на сцену она не выходила, сказывался преклонный возраст. В оставшихся спектаклях её заменили другие актрисы. Вынужденный уход был крайне болезненным. Вот и на открытии БДТ после реставрации перед зрителями она появляется в инвалидном кресле, но всё равно сияет улыбкой. Сообщение о кончине Народной артистки появилось накануне поздно вечером на сайте Большого драматического.
https://www.topspb.tv/news/news110015/

Сергей Кружнов: Хочу повторить фразу, которую я только что написал по поводу смерти Юлия Дворкина: очень много в последнее время потерь. З.М. Шарко я знал лишь как человек, работавший в БДТ, то есть знал со стороны, как работник постановочной части, радист, звукооператор. Поэтому пишу как зритель, а не старинный друг, но зритель не просто, а наблюдавший Зинаиду Максимовну почти 14 лет - и за кулисами, и на сцене. Мне посчастливилось в течение этого времени находиться рядом со многими великими мастерами, великими артистами. Зинаида Максимовна была одной из них, и впечатлений у меня от общения с ней накопилось немало. Очень больно было прочесть ее о смерти. Она притягивала человечески. Когда произносят имя Шарко, то людям постарше вспоминается: «Миленький ты мой…» из «Пяти вечеров». Тем, кто помоложе - потрясающе сыгранная роль Е.Устиновой в фильме К.Муратовой «Долгие проводы». А я прежде всего при имени Зинаиды Максимовны вспоминаю ее смех. Она смеялась так заразительно звонко, взахлеб и так искренне, что на душе становилось тепло. На сцене она так не смеялась никогда. Актеры, как правило, смеются на сцене так же, как в жизни. Зинаида Максимовна на сцене смеялась так, как должна была смеяться ее героиня. Ее смех был смехом взбалмошной девчонки. Психологи считают, что по смеху легко определяется характер человека. Тогда слово психологам. Она распространяла мощный импульс жизни, радости.


Фото из архиав Ю.Кружнова

Характер у нее был, я бы сказал, озорной. Во всяком случае, так казалось со стороны. Она часто была и шумлива, и весела, язычок у нее был острый, юмор бесподобный. В соединении это давало эффект потрясающий. Она могла полушутя «врезать» вам правду-матку в глаза. Но она бывала необыкновенно серьезной, ушедшей в себя, когда никого, казалось, не замечала. Такая личность, как Шарко, конечно, явление сложное, загадочное. Но я не имею ни цели, ни прав говорить о личности и характере Зинаиды Максимовны, я ее плохо знал с этой стороны. Я могу сказать о ней как актрисе, о том, какова она была на репетициях, в работе.

О Зинаиде Максимовне скажут еще немало умных, точных, красивых слов. Я лишь скажу, что меня репетиции Шарко всегда потрясали. К.Муратова о Шарко сказала, что она как актриса - «открытая рана». В ее уникальной актерской природе был заложен удивительный парадокс. В ней был, просто выпирал откровенный натурализм. Она этим брала. Очень ярко это увиделось во время ввода Эммы Поповой на роль матери в спектакле «Валентин и Валентина». Шарко, исполнявшая эту роль в течение нескольких лет, заболела. Зрители и актеры в спектакле привыкли к Шарко, к образу сварливой неврастенички, созданному ею с неподражаемым правдоподобием. И вдруг пришла Попова, чурающаяся бытовизмов, внесла в роль какие-то загадочные философские обобщения, мягкую округлость реакций и даже жестов. Героиня Поповой потеряла напористость и агрессивность, сама стал «страдающей субстанцией». Акценты сместились, спектакль, конечно, получился иной. Шарко не делала никогда философских обобщений, как это блестяще умели та же Попова, Юрский, Данилов, Панков или Смоктуновский. Но в то же время образы Шарко были очень театральны. Театральность была в натуре Зинаиды Максимовны. Изумительная, одна из лучших ее ролей Эржебет Орбан из пьесы «Кошки-мышки». Она сыграна архинатуралистично, но в то же время -придумана, театрально подана. Как будто читаешь в книге об этой женщине, а не видишь ее на сцене. Это был не столько образ, сколько рассказ о нем. Как в ней это уживалось, трудно сказать. Кстати, К.Муратова тоже говорила о природной театральности таланта Шарко.

Шарко сыграла на сцене БДТ не один десяток ролей. Но что удивительно: чуть не половина их - роли эпизодические. Это при том, что Товстоногов пригласил актрису в БДТ в 1956-м, и на главные роли («Пять вечеров», «Четвертый»). Но Шарко была не только мастер магистральных, больших главных ролей, но и мастер эпизода. Она даже тянулась к нему. Она сразу находила ключ к роли, понимала ее перспективу, временной разбег, строила форму. Я помню репетицию одной из таких ролей: у Шарко всего десять минут монолога. В репетиционном зале.

Первый выход Шарко, проба. Шарко вышла, села. Гога слушает. Монолог прошел весь, Гога не остановил. После помолчал, ждали, когда начнутся указания, советы. Но шеф вдруг выкрикнул: «Леня, Валерий, на сцену!» - и пошла репетиция дальше. Гоге нечего было добавить. Все было сделано совершенно, блестяще, с первого раза. Вот такой была мастер Зинаида Максимовна. Необыкновенная актриса, талантливая, необыкновенная женщина, удивительно веселый человек. Мир ей.
http://ptj.spb.ru/blog/pamyati-zinaidy-maksimovny-sharko/

Народную артистку РСФСР Зинаиду Шарко похоронят 8 августа на Большеохтинском кладбище в Петербурге, сообщает пресс-служба БДТ имени Товстоногова. Церемония прощания начнется в понедельник в 10 утра. На основной сцене БДТ (набережная реки Фонтанки, 65) пройдёт панихида. В 12.30 в церкви на Большеохтинском кладбище, где будет похоронена актриса, состоится отпевание.
06.08. 2016. РГ
https://rg.ru/2016....he.html
Прикрепления: 6755956.jpg(8.4 Kb) · 3116414.jpg(14.8 Kb) · 2972804.jpg(10.9 Kb) · 0660604.jpg(10.7 Kb) · 2012124.jpg(15.7 Kb) · 1427272.jpg(21.6 Kb) · 9715957.jpg(12.5 Kb) · 1232457.jpg(7.7 Kb) · 8454211.jpg(16.8 Kb) · 2998866.jpg(7.3 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 03 Мар 2016, 12:32 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
ПАМЯТЬ...
НЕ СТАЛО НОННЫ МОРДЮКОВОЙ


Нонна Викторовна умерла воскресным вечером 6 июля 2008 года в московской Центральной клинической больнице. Народной артистке было 82 года. Официальная причина смерти – сердечная недостаточность. Мордюкова была госпитализирована в ЦКБ незадолго до своего угасания. На госпитализации настоял режиссёр Н.Михалков, обеспокоенный состоянием актрисы. Последние 2 года жизни она чувствовала себя плохо. Ей приходилось часто посещать больницу, так как в 2006 году она перенесла инсульт. В день смерти Нонна Викторовна была необычно бодрой. Её навестил брат Геннадий с супругой Валентиной. Предполагалось, что врачи отпустят пациентку домой через неделю. Перед сном медсестра предложила выпить таблетки. Мордюкова оптимистично ответила, что подождёт, пока принесут лекарства. Когда сестра вернулась, Нонна Викторовна лежала неподвижно, словно уснула. Реанимационные мероприятия оказались бессильными вернуть актрису к жизни.


Н.Мордюкова - одна из самых любимых народом актрис, обаяние и талант которой редко кого оставляли равнодушным. В её творческой биографии - десятки ролей. И каждая - это яркий и запоминающийся образ. Ульяна Громова в "Молодой гвардии", управдом в "Бриллиантовой руке", колоритная теща в "Родне", заботливая, но не способная принести счастья своим детям Полина в картине "Мама". Именем народной артистки СССР названа одна из малых планет Солнечной системы, а Британская энциклопедия внесла ее имя в список величайших актрис XX века.

К юбилейной дате на Первом канале выйдет фильм "Её никто такой не знал", в основу которого легло одно и ее редких интервью. В нем она откровенно рассказывает о себе и своей жизни. Премьера в субботу - 27 ноября 2010 года.



Н.В. Мордюкова включена в список величайших актрис мира, и это несложно понять, посмотрев хотя бы один фильм с ее участием. Особая красота, общительность и природная мудрость делали эту женщину привлекательной для многих мужчин. Однако ее личную жизнь нельзя назвать абсолютно удавшейся.

Родилась она 25 ноября 1925 года в селе Константиновка Донецкой области. Отец – Виктор Константинович, мать – Ирина Петровна. Детские годы Нонны прошли на Кубани – в селе, где её мать работала председателем колхоза. В 1946 году Нонна поступила на актёрский факультет ВГИКа в мастерскую Б.Бибикова и О.Пыжовой. Наставники видели в ней героиню греческих трагедий и типажи масштаба Анны Карениной, хотя сама Мордюкова увереннее чувствовала себя на сцене в телогрейке и сапогах. Уже в студенческие годы за актрисой стало закрепляться амплуа «простой русской женщины». Свою первую кинороль, которая сразу принесла ей официальное признание и всенародную любовь, она сыграла, ещё учась на 2-м курсе, в фильме С.Герасимова «Молодая гвардия». В этой роли, сложно сочетавшей высокую романтику с достоверностью факта и биографии, чернокосая красавица-казачка была еще несколько скованной, что тем не менее не мешало ей с волнующей эмоциональностью сыграть в трагедийных сценах фильма.

В 1950 году Мордюкова окончила институт и была принята в Театр-студию киноактёра. Приглашать в кино ее не спешили: режиссёры продолжали видеть в молодой актрисе Улю Громову. Фильмов в ту пору снималось не так много, и о большой роли приходилось только мечтать. Так что заметным событием стала исполненная Нонной эпизодическая роль колхозницы Насти Огородниковой в фильме «Возвращение Василия Бортникова» (1952). Молодая актриса была настолько правдива и убедительна в этом образе, что Вс.Пудовкин хотел отдать ей главную роль. Замена тогда не состоялась, но кинематограф открыл наконец актрису Мордюкову – режиссёры стали доверять ей главные роли. Ее большим актёрским достижением  стала и Доня Трубникова в фильме «Председатель». Но и в комедиях она невероятно метко и ярко схватывала именно социальные типы, будь то монументальная, мрачноголосая купчиха Белотелова в «Женитьбе Бальзаминова» (1964) или цепкая, хищная чиновница Пристяжнюк в фильме «Тридцать три» (1965). А её жэковская активистка Плющ из «Бриллиантовой руки» (1969) стала злой сатирой на широко известный тип назойливой дамы-общественницы.

В постсоветской России народная артистка, уйдя из театра и почти не снимаясь, жила встречами со зрителями, писала книгу воспоминаний «Не плачь, казачка» и представительствовала на фестивалях, осуществляя своим присутствием «связь времён». Даже картина «Мама» (1999), специально поставленная «на Мордюкову», лишь подчеркнула диссонанс актрисы с современным кино – предложенный драматургический материал не позволил развернуться её незаурядному таланту. Ещё учась во ВГИКе Нонна начала встречаться со своим однокурсником В.Тихоновым. 28 февраля 1950 года у них родился сын Владимир. Через некоторое время молодые родители поженились. Однако этот звёздный союз продлился 13 лет и когда в 1963 году умерла Ирина Петровна – мать Нонны, они расстались. Их общий сын Владимир тоже впоследствии стал актёром. Невестками Мордюковой были актриса Н.Варлей и танцовщица Н.Егорова. В июне 1990 года Владимир Тихонов умер от передозировки наркотиков. Потеря любимого сына стала самой большой трагедией в жизни актрисы.

Лучшей и верной ее подругой была народная артистка РФ Римма Маркова. Как признается сама Маркова: «Лучшей моей подругой всегда была Нонна Мордюкова. У нас у обоих характер - не сахар». У Мордюковой был очень сложный характер. Даже ее подруги порой боялись ей звонить. Какую же надо иметь гордость, чтобы не общаться с собственными внуками!.. Но, несмотря на всю свою внутреннюю силу, Нонна Викторовна была очень хрупким и ранимым человеком. После развода с Тихоновым ей было трудно пережить разрыв. Она полностью ушла в работу и посвятила себя своему сыну. Но его смерть сломала ее окончательно. Актриса так и не смогла пережить материнское горе.


В возрасте 80 лет, когда ее здоровье значительно ухудшилось и самочувствие было не самым хорошим, Нонна Викторовна 3 часа провела на сцене Московского дома кино, где отмечала свой юбилей.


Как сказал Н.Михалков: «Мордюкова - это абсолютная глыба во всех отношениях, актриса, обладающая мощным даром и невероятным природным чувством правды. Этого никакой техникой и школой невозможно достичь. это наша российская Анна Маньяни. И я считаю, что равной этой актрисе по мощи таланта, женственности, силы, обаяния и юмора нет».

  
Похоронена актриса 9 июля на восьмом участке Кунцевского кладбища рядом с могилой единственного сына. 6 июля 2009 года, в годовщину смерти актрисы на её могиле на Кунцевском кладбище открыт памятник. Мемориал имеет вид чёрной стелы из карельского гранита, на котором выгравированы два портрета – самой Нонны Викторовны и её сына. Ниже указаны даты их рождения и смерти. Само надгробие весит несколько тонн. Внизу надгробия мастера выгравировали колосья как напоминание о фильме «Русское поле». В этой картине актриса снялась вместе со своим сыном в 1971 году.

НЕ СТАЛО ВЛАДИСЛАВА СТРЖЕЛЬЧИКА


Владислав Игнатьевич  скончался 11 сентября 1995 года в Санкт-Петербурге после долгой борьбы с опухолью мозга.


Он родился в Петрограде 31 января 1921 года. Был очень подвижным ребенком, учился средне, любил сладости – словом, мало чем отличался от большинства детей. С детства мечтал стать актером, хотя не меньше его увлекала и музыка. У него был абсолютный слух, и мама будущего актера, желая сделать сына музыкантом, постоянно водила его в оперу и филармонию. Однако Стржельчик принял решение стать актером. Свои первые серьезные роли он сыграл уже в ранней молодости – и сразу в БДТ. В труппе не хватало исполнителей на роли юношей, поэтому Стржельчик, обладающий, в первую очередь, именно театральным талантом, сразу был принят на работу. Молодого актера мог бы ждать незамедлительный успех, но началась война. Владислав Игнатьевич ушел на фронт, попал в пехоту, где успевал в перерывах между боями готовить программы для армейского ансамбля. Когда его часть стояла в 30-ти километрах от блокадного Ленинграда, он под обстрелами добирался пешком до города и передавал родным свой солдатский продуктовый паек. Об этом узнали сослуживцы – и вот он уже носил и их пайки. Стржельчик часто вспоминал, как однажды проник в город и попал на эвакуацию Эрмитажа, где работала его мать. Бросив винтовку, он стал помогать снимать картины и был поражен тем, как старательно сотрудники музея чертили мелом на стенах расположение шедевров: были уверены, что после победы каждая картина вернется на свое место.


Нередко все переживания, связанные с войной, актер потом переносил на экран, выбирая роли людей, отчаянно уверенных в победе. Любил он играть и врагов – немецких офицеров. Владислав Игнатьевич часто рассуждал о том, что интереснее всего ему было играть именно опасных врагов – умных, коварных и дальновидных. Одной же из самых любимых ролей Стржельчика был авиаконструктор А.Н. Туполев в фильме «Поэма о крыльях». Актер так отзывался об этом образе: «Поразительный характер, масштабный, яркий. И человек и эпоха – в этом человеке! Только бы справиться – роль благодатная, но очень сложная…»
Удачно складывалась не только карьера Стржельчика, но и его личная жизнь. Женился он рано, но первый брак оказался хрупким. Однажды в южном городке, куда актер приехал на гастроли, он познакомился с молодой актрисой Московского театра транспорта (ныне МДТ им. Гоголя) Людмилой Шуваловой. Обычный курортный роман перерос в серьезные отношения: Владислав Игнатьевич ушел из семьи, где у него росла дочь, и остался с новой любовью. Л.Шувалова и В.Стржельчик прожили вместе 45 лет, до самой смерти актера.

Вспоминая мужа, Людмила Павловна однажды рассказала об интересном эпизоде, раскрывающем доброту актера: «Как-то на даче в Репине Владик увидел стаю бездомных собак, которую все гоняли, и стал бедняжек приваживать. Привозил специально для них продукты из города, резал колбасу на куски и кормил с рук. Собаки стояли вокруг него в очереди за своей порцией, только почему-то одну рыженькую не подпускали и страшно рычали, если она приближалась. Владик ходил в лес и кормил несчастную отверженную собачку отдельно. Вначале около нашего дома бродило собак семь-восемь, потом их стало уже одиннадцать – слава о добряке с колбасой распространилась быстро. Бывало, только мы повернем к поселку, как стая летит со всех сторон к машине, собаки кидались буквально под колеса и радостным лаем приветствовали кормильца».


Умирал Стржельчик тяжело…Пережив несколько смертей близких друзей, он вдруг начал забывать слова ролей. Раньше легко запоминал огромные монологи, а теперь не мог справиться и с самыми короткими текстами. Однажды во время прогона он сбился, прервал репетицию, напрягся, но вспомнить слова так и не смог. Тогда он произнес: «Вот и приехали – со мной все!». И ушел со сцены. Позже врачи обнаружили у актера опухоль мозга. Диагноз решили скрыть, и даже после того, как он потерял сознание на улице, Стржельчику сказали, что это инсульт. Со многими, мол, случается.
– Теперь мне кажется, что Владик тогда все понял, но берег меня и делал вид, что ничего страшного в его заболевании нет, – призналась однажды Людмила Стржельчик. – Кто из нас кого обманывал, до сих пор не ясно.
Прикрепления: 3136222.jpg(7.9 Kb) · 3435144.jpg(8.8 Kb) · 1109046.jpg(34.1 Kb) · 7910351.jpg(32.3 Kb) · 7734542.jpg(6.6 Kb) · 1121978.jpg(12.4 Kb) · 7588488.jpg(11.0 Kb) · 3004879.jpg(7.3 Kb) · 3473467.gif(19.9 Kb) · 7668824.gif(14.6 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 03 Мар 2016, 12:36 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline

В.И. Стржельчика похоронили в Санкт-Петербурге на Литераторских мостках Волковского кладбища. Спустя три года после его смерти в Санкт-Петербурге была учреждена независимая театральная премия его имени, которая вручается ежегодно 31 января, в день рождения актера.
http://www.vokrug.tv/article....t_12101

НАЧАЛО НАЧАЛ...


Владислав Стржельчик родился в Петрограде, куда его отец Игнатий Петрович, выходец из Польши, попал после Первой мировой войны. Отец, будучи человеком верующим, тайно ходил в костел и всю жизнь очень боялся, что его арестуют. Владислав был поздним ребенком, рос обыкновенным шалопаем, обожал сладости, учился средне и уже в школе мечтал о театре. Он поступил в театральную студию при БДТ, но война прервала его учебу. Всю Отечественную Владислав был на фронте, вначале - в действующей армии, потом - в военном ансамбле. Часто актер вспоминал голод и холод тех дней. Тогда свой паек он умудрялся привозить родителям, пока они жили в блокадном городе. Добирался до Ленинграда за 30 километров - то на попутках, то пешком, нередко попадая под обстрел. Этого ужаса голода актер не мог забыть никогда. Видимо, поэтому у него выработалась привычка набивать холодильник продуктами: покупал все обязательно впрок и в огромных количествах. После войны в 1947 году Владислав окончил школу-студию при БДТ, где его наставниками были Андрей Дикий и Борис Бабочкин, знаменитый исполнитель роли Чапаева. И с 1948 стал актером Ленинградского БДТ им. Горького, сегодня - им. Г.Товстоногова.

В БДТ Владислав Стржельчик дебютировал в роли Клавдио в спектакле «Много шума из ничего», после чего следовал амплуа героя-любовника в других спектаклях. Люди, измученные войной и блокадой и восстанавливающие разрушенный город, как дети воспринимали иную, фантастическую жизнь, где веселье бьет фонтаном, и где нет места суровой действительности. Солидная публика ходила в Александринку, на «Стариков», а в БДТ валом валила молодежь, в основном женского пола, на обольстительного Стржельчика. Так первый успех и известность пришли к актеру: критика отметила его Грекова в спектакле «Враги». Затем был целый ряд ролей в костюмных пьесах: в «Девушке с кувшином», в «Слуге двух господ», в «Разоблаченном чудотворце». В работе В.Стржельчик был педант, как и в жизни. Он не мог позволить себе опоздать на репетицию, ужасно гневался, когда кто-то приходил или с недоученной ролью, или забывал реплики, или неточно следовал режиссерскому рисунку. Отношение к делу, для него священному, неизменно оставалось скрупулезно-педантичным. Он всегда был в форме, всегда в голосе - профессионал не может позволить себе посадить голос, выпить накануне спектакля. Актер переходил от легковесных ролей героев-любовников к действительно драматическим характерам - Райского в «Обрыве», Цыганова в «Варварах», Кулыгина в «Трех сестрах». Каждая из этих ролей стала своеобразной ступенью к глубокому постижению и раскрытию образа Соломона Грегори в пьесе Миллера «Цена». Даже самые суровые критики Стржельчика относят эту роль к шедеврам, к вершине его творчества. Образ 90-летнего старика оказался настолько богатым по фактуре и философскому содержанию, что ему была уготована долгая жизнь на сцене БДТ, целых четверть века. Менялись партнеры Владислава Игнатьевича - блистательные Басилашвили и Ивченко, но именно на нем спектакль держался и неизменно шел с огромным успехом.

Стржельчик любил и умел шутить. На сцене это наиболее ярко проявилось, пожалуй, в «Хануме». Грузинский князь Вано Пантиашвили в его исполнении буквально искрился неповторимым, тонким юмором, которым были пронизаны чуть ли не каждое слово и жест артиста. С ним было невероятно легко коллегам на сцене. Стржельчик был из тех актеров, кто строго подчинялся логике. О. Андровская говорила, что артисты должны на сцене взаимодействовать по принципу «петелька-крючочек». Владислав Игнатьевич был фантастическим партнером, чувствовал партнера, шел от него. В спектакле «Этот пылко влюбленный» с А.Фрейндлих все строилось на блистательном партнерстве. Что они выделывали на сцене! Хотя они - очень разные индивидуальности, но они дружили, Стржельчик был даже крестным Алисиного внука. Ломая стереотипы зрительского восприятия, режиссеры от спектакля к спектаклю открывали все новые и новые грани дарования артиста.

Ролей у Владислава Стржельчика в кино немало, роли настоящие, в которых для актера важны были личность, стереоскопия, объем. Разные краски, разные характеры. Ни об одном не скажешь, что он для Владислава Стржельчика случаен. Роль Ковалевского, например, по своему внутреннему наполнению, драматизму, психологической сложности. И вообще трудно отдавать пальму творческого первенства ролям и жанрам, в которых выступал актер. Трагикомедия? - Яичница из «Женитьбы». Мюзикл? – «Соломенная шляпка» и «Ханума». Сатира, гротеск? - Бесноватый маньяк, атаман Дутов в фильме «Конец атамана», и римский правитель из «Визита вежливости». Бытовая драма? - Авантюрист Нарышкин, что разгуливал на руках по парапету Эйфелевой башни из «Короны Российской империи». Или, к примеру, Каретников в дилогии Е.Ташкова «Преступление». Кое-кто из зрителей сомневался, а не «переиграл» ли здесь Стржельчик, не слишком ли обаятелен его герой - интеллигентный хапуга? Нет, не переиграл. У него все продумано заранее, вычислено психологически и социально. Он и стремился к тому, чтобы Каретников внушал симпатию. Хотелось сказать: задумайтесь, чем он нам симпатичен и почему стал таким? Хотелось предупредить - это мы сами создаем «удобный климат» для таких вот Каретниковых. Они расцветают на почве невзыскательности, ротозейства, короче, на наших недостатках... Пожалуй... Ведь пути заставить человека задуматься, разные. А есть общечеловеческие проблемы, которые живы всегда: добро, зло, долг, совесть, любовь... А вот фильм «Как Вас теперь называть?» ближе к публицистической манере изложения материала, он требовал от актера лаконизма и точности. Только то, что необходимо для раскрытия главной темы, главного конфликта, ничего лишнего, ничего отвлекающего от предмета повествования. В «Адъютанте Его превосходительства» с его неторопливой манерой изложения есть выходы в личную жизнь героев, в их быт... И по своей форме это произведение камерное, несмотря на масштабность темы. Значит, оно и потребовало от актера иной стилистики, подробностей, деталей в характеристике героя. Таков закон жанра именно этого произведения. И в нем нельзя играть так же, как, например, в «Войне и мире», где сам характер философски-обобщенный исключает необходимость подробностей бытовых и даже психологических.

По театру о В.Стржельчике ходили всякие сплетни, шушукались, что он не пропускает ни одной хорошенькой женщины. Он был дамским угодником! Обожал женщин, обращался к ним не иначе как: «Солнце мое!» У каждой знакомой при встрече обязательно спрашивал, как дела, как дети. При этом сам был очень ревнивым человеком, прямо - таки собственником. Мое - и точка! А может быть мужчина и должен быть таким…? Но свою жену Людмилу он обожал. У Стржельчиков царили уют и педантичный порядок. Накрахмаленные салфеточки, шикарный фарфор, все подобрано по цветам... Им было дано, что называется, искусство жить - art de vivre. Они умели жить красиво. Владислав Игнатьевич любил, чтобы нигде не было ни пылинки, и Людмила Павловна была фантастической хозяйкой: стекла блестели так, как будто их нет, зеркала сияли, в них можно было войти. В Петербурге было много красивых домов, но дом Стржельчиков отличался тем, что там все было изысканно. Старинные вещи - все неслучайные, никакого хлама.

Он очень любил природу и на выходные стремился туда обязательно вырваться. Девять лет семья ездила в настоящую первобытную глухомань: в Приозерском купили финский домик на берегу красивого озера, тогда там не было даже электричества. Приобрели себе хуторок и Ефим с Людмилой Черкасовы. Мужчины жарили шашлыки на берегу, ездили на рыбалку, ходили в лес за грибами, на катере гоняли по озеру. Но с хуторком пришлось расстаться - очень утомительная дорога. Взяли участок поближе к городу, под Петергофом, в поселке Мартышкино. Стржельчики любили свою дачу: ухаживали за садом, косили траву, убирали листья. Но шли годы: старели, стало трудно с домом справляться. Наконец с грустью решили, что надо переезжать на казенную дачу в Репино, где не будет таких забот.

Однажды Владислав Игнатьевич вдруг забыл на сцене кусок текста и даже не понял, что забыл. Это был четкий симптом болезни. Страшный диагноз-приговор - рак мозга. Он сгорел очень быстро: с момента начала болезни до его смерти прошло семь месяцев. Стржельчику сделали тяжелейшую операцию, которая так и не принесла облегчения. Уход актера из жизни был страшным, мучительным. В театре все в один голос говорили: «В это невозможно поверить! Кто угодно, только не Владик». Он был сама жизнь! Смерть и он совершенно не вязались друг с другом... Детей у Стржельчиков никогда не было. Для Людмилы Павловны Владислав Игнатьевич составлял смысл ее жизни, в которой все подчинялось только его интересам. Есть люди, которые не могут после смерти близких жить дома - меняют квартиры, города. А Людмила Павловна не смогла привыкнуть к мысли, что мужа нет, не смогла оставить его город, его театр, его могилу...
http://strzhelchik.narod.ru/


Наш разговор начался давно. Было это сразу же после выхода фильма "Адъютант Его превосходительства", где народный артист СССР В.И. Стржельчик сыграл роль генерала Ковалевского, принесшую ему поистине всенародную известность, хотя стаж работы актера в кино к тому времени равнялся трем десятилетиям. Особенно запомнилось мне тогда, как желая поточнее охарактеризовать смысл своего беспокойного, непростого творческого поиска, Владислав Игнатьевич повторял слова одного из любимых своих поэтов, Б.Пастернака: «Во всем мне хочется дойти до самой сути...» Два года назад, узнав, что Стржельчику предстоит первая в его жизни гоголевская роль в экранизации «Женитьбы», я поехала на съемки, памятуя о том, что актер давно мечтает о Гоголе и лишь однажды очень робко прикоснулся к его драматургии - то ли в школьном драмкружке, то ли в студии при БДТ им. Горького: играл в отрывках из «Ревизора» и Городничего и Хлестакова.

...Мы возвращались со съемок из Петрокрепости. Владислав Игнатьевич, едва успев снять костюм незадачливого жениха экзекутора Яичницы, вновь обрел свой обычный вид, и мысли его были уже целиком устремлены к спектаклю, который ему надо было играть через час. Кажется, это был Андриан Фомич, председатель колхоза из повести В.Тендрякова «Три мешка сорной пшеницы» о трудных днях Великой Отечественной войны. Я видела спектакль и раньше. Меня, как и многих зрителей, всегда поражало это почти мгновенное превращение Стржельчика - крепкого, жизнерадостного, очень молодого по духу - в кряжистого старика, правда, с завидной энергией. Куда девался его внешний аристократизм, импозантность, всегда привлекающая кинематографистов и, что греха таить, весьма долго мешавшая приглашениям артиста на любые роли, кроме высшей аристократии. Кто-то из критиков справедливо заметил, что многие годы Стржельчик играл генералов, а по духу, по сути своей он солдат.

Проезжали знаменитый Ижорский завод. Неподалеку от него остался как памятник обороны Ленинграда в минувшую войну разбитый снарядами дом с зияющими оконными пролетами. Владисла Игнатьевич обратил на него мое внимание, а потом заговорил о войне. В те дни продолжались съемки фильма по роману Чаковского "Блокада", в последних двух его сериях Стржельчику предстояло проститься со своим героем, старым архитектором Ф.Валицким, ставшим частью его собственного существа. И о голодной, мужественной смерти этого человека Стржельчик говорил с искренней гордостью и болью... Сегодня мы вернулись к этому разговору. Сидели в уютной гримерной Владислава Игнатьевича в театре, небольшой, но словно бы гуттаперчевой, потому что я знаю, как много людей неожиданно может вместить она, когда приходят поговорить с артистом на его спектакли... Вообще его энергии, многогранности, принципиальности и полной самоотдаче, когда речь идет об общественной работе, нельзя не поражаться. Народный артист СССР, любимец ленинградцев вот уже два срока является депутатом Ленинградского городского Совета. Народный депутат...Для В.Стржельчика это доверие значит очень много. ...В театре в этот час было непривычно тихо. На малой сцене шла репетиция, на большой деловито ставили декорации для вечернего спектакля, в котором Стржельчик не был занят. И нам никто не мешал.

- Так вернемся к дням войны, Владислав Игнатьевич. Кажется, в это время Вы уже были артистом БДТ, хотя и не успели еще закончить студию?
- Именно. В труппе не хватало исполнителей на роли совсем молодых людей, и худрук студии и театра Б.А. Бабочкин решил попробовать взять в театр несколько мальчишек, пришедших к нему учиться и вооруженных, кроме страстной любви к будущей профессии, только новенькими аттестатами зрелости. А война для меня началась в 1940, в финскую компанию. Службу начинал в 24-м корпусном артиллерийском полку. Утром, как положено, проходил службу молодого бойца, а вечером участвовал в подготовке программ армейского ансамбля. Когда началась война, попал в пехоту. Был и на передовой, и в разных армейских ансамблях, что возникали на нашем Ленинградском фронте. Меня иногда командировали в город на день-на два. И одна из таких командировок особенно запомнилась. Дома нашел записку от матери: "Папа - на заводе, я - в Эрмитаже". И тотчас отправился в Эрмитаж, где она работала и до войны. Сотрудники музея упаковывали сокровища для эвакуации в тыл, на Урал. Нашел мать в одном из залов, поставил в угол винтовку и стал помогать. Перенося уже упакованные полотна, увидел знаменитого ученого, академика Орбели. Сняв со стены одну из очень известных картин, Орбели аккуратно обвел мелом место на котором она висела. "Зачем?" - спросил я. "А затем молодой человек, - ответил академик, что это полотно здесь было, здесь оно и будет висеть после нашей победы!.."

Сколько раз я потом вспоминал этот эпизод! Без прошлого, как известно, нет настоящего. И без фундамента нет дома. Нужно не только знать, но и хорошо помнить, как шел по жизни, кто тебе помогал в достижении цели, это необходимо для становления и развития и одного человека и человечества. Память и обостренное чувство совести, ответственности. Без этого нет ничего. В том числе и искусства. Кстати, очень важные, определившие жизнь, мои встречи с искусством состоялись тоже в дни войны. Это дебют в "Машеньке" Райзмана, хотя вряд ли кто меня там запомнил в эпизодической роли белофинского офицера. Это и радио, где я начал работать как актер. Особенно два выступления. Послание Джамбула "Ленинградцы, дети мои!" я читал под «Анданте кантабиле» Чайковского. И затем монолог Эгмонта из трагедии Гете. Гордые слова свободолюбивого, мятежного героя венчала изумительная музыка Бетховена, которую исполнял оркестр Ленинградского радио во главе с превосходным дирижером К.И. Элиасбергом. Тот самый оркестр, что играл с ним Седьмую симфонию Шостаковича. (Стржельчик замолчал. Молчал довольно долго - или мне так показалось?.. Потом, словно встрепенувшись, продолжал)

- Все увиденное, пережитое навсегда впечаталось в сердце. И мне очень близок, понятен до боли сердечной этот старик, архитектор Федор Валнцкий из «Блокады», умирающий голодной смертью в своей заледеневшей квартире. Умирает с угольником в руках и за несколько минут до смерти продолжает чертить Арки Победы, через которые пройдут скоро советские воины-победители. Какая вера у этого человека - в Победу, в народ, в свою Родину!
И совсем тихо, почти шепетом Стржельчик закончил: - Я очень люблю этого старика. Очень...

С военной темой актер не расстается ни на сцене, ни на экране. «Блокада", «Всегда со иною», «Весна на Одере» (полковник Красиков), «Освобождение» (начальник Генштаба Антонов)...

- Но на экране вы воевали и по ту линию фронта?..
- Вы имеете в, виду роли в «Майоре Вихре» и «Как вас теперь называть»? Да, было... Полковник Берг и генерал Готтбург стали для меня очень интересным обращением к теме войны через образы умных, коварных, дальновидных и тем особенно опасных врагов.

- А вы могли бы избрать другую профессию, неактерскую?
- Наверное, нет. Хотя с детства мечтал стать музыкантом. Говорят, у меня был абсолютный слух, мама очень любила музыку без конца водила меня на концерты, в оперу. Потом я сам стал завсегдатаем филармонии, даже, что называется, своим человеком, которого без билета пускали на хоры, на все концерты без исключения... Считаю, что актер драмтеатра не может вообще жить без музыки. Это мое твердое убеждение, и не спорьте со мной, ничего не выйдет! - Стржельчик смеется, но я знаю, что смех этот достаточно серьезен.

- А без какой музыки не может жить артист Стржельчик?
- Без хорошей! Как говорил Шостакович, люблю всю хорошую музыку - от Баха до Оффенбаха. А отдельных композиторов или произведения - в зависимости от настроения. Под одно настроение мне необходим Моцарт, под другое - Вагнер или Бах. Очень часто чувствую необходимость в Чайковском, Бородине, люблю Вторую симфонию Калинникова. (Владислав Игнатьевич тихо запел нежную побочную тему из первой части симфонии Калинникова. Потом повторил)
- Да, Калинников. Но не только он...

- Представляю, на какую музыкально подготовленную почву попало предложение И.Таланкина сыграть роль Н.Рубинштейна в «Чайковском»!
- Еще бы! Такого музыканта...

- И что, верно, для вас немаловажно, человека с весьма не простым характером? Вспыльчивый, бешеного, трудно управляемого темперамента, внутренне очень конфликтного...
- Bсe это так, и все же главное - доброта и талант.

- А на экране есть и конфликтность, и взрывчатость, все есть!
- Хорошо, если есть. Значит, что-то получилось. Собственно, внешнего плана мне всегда недостаточно. Важна личность, стереоскопия, объем. К сожалению, таких ролей у меня в кино мало. К счастью, сейчас есть роль настоящая. Замечательный человек, выдающийся авиаконструктор А.Н. Туполев в "Поэме о крыльях". Поразительный характер, масштабный, яркий. И человек и эпоха - в этом человеке! Только бы справиться-роль благодатная, но очень сложная...

- Есть конкретные люди, встречи с которыми сыграли важную роль в Вашей жизни?
- Очень многие...

- Назовите хотя бы нескольких. Из ваших коллег по искусству, например?
- Нескольких? Это тоже непросто... Впрочем, попробую. Конечно, Б.Бабочкин. И как Чапаев и как режиссер, педагог, человек. Затем режиссер Ю.Райзман. Режиссер Е.Ташков, Черкасов, Шостакович, И.Андроников, Г.Товстоногов, с которым мы работаем бок о бок уже двадцать два года. Я повторяю, людей, без которых я не мыслю своего творчества и жизни, очень много. Они стимулируют, обогащают меня, и я, в свою очередь, стремлюсь отдать им все, на что способен. И в творчестве и в общественной жизни. Общественная деятельность В.Стржельчика завидно разнообразна и насыщенна. И зампредседателя Совета Ленинградского отделения ВТО. И председатель Совета Ленинградского Дворца искусств им. Станиславского... Энергии его поражаешься, потому что он всерьез увлечен, успевает делать очень и очень многое.

- А любимая форма отдыха, Владислав Игнатьевич?
- Музыка!.. И. наверное, еще самое любимое - бродить в одиночестве по лесу весной. Когда в природе все пробуждается, обретает новые силы, новое дыхание!..

- Мне кажется, у вас весна охватывает все времена года... Нынешняя весна связана с образом Туполева?
- Конечно. Съемки фильма Д.Храбровицкого в самом разгаре. Недавно группа вернулась с натурных съемок на Кубе. И вот еще что мне хочется сказать: пока бьется сердце, пока дышишь, можешь работать - самые большие удачи, мне кажется, впереди. Помните, Мусоргский призывал "Вперед, к новым берегам!"
Наталья Лагина
«Советский экран» № 05, 1979 год


ПАМЯТИ АНДРЕЯ МИРОНОВА
8 мая 2011 года ему исполнилось бы 70 лет


Он родился на сцене
И он умер на сцене,
Там прошла его жизнь.
Его лучшая роль.
Почему он так близок
Моему поколению?
С грустной песней в глазах
Комедийный король.

М. Мазель

Многие актеры откровенно признаются (а это редкость в актерском цеху), что А.Миронов был лучшим из них. С годами это становится все более очевидным. Благодаря фильмам и воспоминаниям друзей, он стал неким собирательным образом идеального типа артиста, которому были подвластны все жанры в кино и театре. Он был остроумным без пошлости, ему были подвластны глубокие драматические переживания без ложной пафосности. Андрей Александрович был удивительно светлым человеком на сцене и на экране…Удивительно то, что, будучи гениальным актером, он так и не получил звания Народного артиста СССР. Первая жена А.Миронова, Е.Градова, вспоминает: «У нас с ним был такой случай. В театре давали звания - заслуженных артистов, народных. Андрей, который играл основной репертуар, не получил никакого звания! Я пылала гневом и разразилась монологом, что, вот, мол, многие получили, и твоя партнерша во многих спектаклях Наташа Защипина - тоже, а ты - нет! Он поднял на меня свои ласковые глаза и сказал: «Катенька! Наташа Защипина - прекрасная актриса, я ее очень люблю и ценю и не позволю тебе ее обижать и вбивать между нами клин!»… И еще одно при его «звездности» уникальное качество - он всегда сомневался в себе. Не было ни одной роли (в нашей с ним совместной жизни), репетируя которую он бы не говорил: Меня снимут. И говорил это абсолютно искренне. А когда я его спрашивала: «Тебя? А кем тебя можно заменить?», в ответ он начинал перечислять фамилии своих товарищей по театру, искренне считая, что это может быть другая трактовка, а он уже приелся, заигрался. Это качество меня поражало».
Дмитрий Мирцев
http://www.oculus.ru/blog.php?id=3284

  
«У Андрюши был дар располагать к себе людей...»
Прикрепления: 5617045.jpg(18.2 Kb) · 5596377.jpg(7.0 Kb) · 9697325.jpg(8.5 Kb) · 3823699.jpg(10.1 Kb) · 2495050.jpg(11.6 Kb) · 6324040.jpg(8.0 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 05 Мар 2016, 17:31 | Сообщение # 9
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
ПАМЯТЬ...
НЕ СТАЛО ВИТАЛИЯ ВУЛЬФА


Виталий Яковлевич Вульф, известный телеведущий передачи «Мой серебряный шар», был госпитализирован в Боткинскую больницу Москвы в середине февраля. 11 марта 2011 года его состояние ухудшилось, и 13 марта вечером его сердце перестало биться... Ему было свойственно увлечение чужим талантом, его душа отзывчива на человеческие драмы. Зрителей покоряет артистизм ведущего, точно попадающая в драматургию кинохроника и своеобразная иллюзия личной причастности рассказчика ко всему, о чем он повествует. Среди многих телевизионных деятелей В.Вульфа выделяют великолепный русский язык, легкость интонаций, лаконизм формулировок, точность наблюдений и характеристик своих героев.


Родился 23 мая 1930 года в Баку. Отец - Яков Сергеевич Вульф, был одним из самых известных бакинских адвокатов. Мать - Елена Львовна, училась в бакинском университете у Вячеслава Иванова до его отъезда в Италию, была его любимой ученицей и всю жизнь хранила старенькую зачетную книжку с его росчерками. Преподавала русский язык. После смерти мужа жила в Баку одна, и когда сын получил однокомнатную квартиру в Москве, переехала к нему. Умерла в Москве в 1974 году. Ее хорошо знали и любили все друзья Виталия Яковлевича, и ее смерть стала самым страшным горем в его жизни. После окончания средней школы Виталий Яковлевич мечтал поступить в ГИТИС, но отец настоял, чтобы сын сначала получил серьезное образование, а потом уже устремлялся куда хочет. В итоге родители отправили его в Москву, где он поступил в МГУ на юрфак. Окончив университет, он остался без работы. В то время шла борьба с космополитизмом, разбиралось дело врачей, продолжались аресты, и, естественно, юноше еврейской национальности без связей в Москве места практически не было. Четыре раза он пытался попасть в аспирантуру. В 1955 году он сдал вступительные экзамены на все пятерки, но принят не был. С тех времен сохранилась справка из Всесоюзного юридического института о том, что, несмотря на все пятерки, дирекция не считает возможным принять его в аспирантуру.

После смерти отца наступили годы бедности и съема комнат и углов в московских квартирах. В 1957 Виталий все-таки стал аспирантом, недолго работал в адвокатуре, которую не любил, в 1961 году защитил диссертацию на соискание степени кандидата юридических наук. Все эти трудные годы его спасал театр, который он любил, бывая почти ежедневно на всех спектаклях МХАТа, Малого, Вахтанговского и особенно театра им. Маяковского, где изредка выходила на сцену любимая актриса Вульфа - М.И. Бабанова. В 1962 году, приехав к матери в Баку, он застал в городе гастроли театра "Современник". Тогда и началась дружба Вульфа с коллективом этого театра. С тех пор прошло почти сорок лет. Естественные в творческой среде процессы притяжения и отталкивания соединяли его то с О.Ефремовым, то с Г.Волчек, то с директором театра Л.Эрманом, ставшим его близким другом. Но преданность театру оставалась неизменной. Именно в эти годы он оказывался свидетелем многих драм за кулисами. Открытый, контактный, легкий на подъем и увлекающийся, он стал близким человеком многих людей театра. Потом эти встречи и наблюдения перетекли в его книги, статьи, эссе, телевизионные передачи.

С 1967 по 1997 год Виталий Вульф работал в Институте международного рабочего движения АН СССР (с 1992 года - Институт сравнительной политологии РАН) сначала младшим, затем старшим, а позже ведущим научным сотрудником. Долгое время Виталий Яковлевич возглавлял группу по изучению молодежного сознания в странах Запада. В 1967 году была напечатана его большая научно-публицистическая работа о движении хиппи. Тяготение к театру привело к тому, что почти с самого начала пребывания в институте он профессионально стал заниматься американским театром. В 1989 году защитил диссертацию на соискание степени доктора исторических наук на тему: "Американский театр 70-х годов и общественно-политическая реальность". В том же году он впервые был командирован в США. В 1992 году он вновь поехал в США и два года преподавал на театральном факультете Нью-йоркского университета, читая курсы "Чехов и театр", "История русской драматургии", "Сталин и театр". В 1994 году вернулся в Москву, без которой не мыслил своей жизни.

Еще в 1970-е годы В.Вульф начал активно печататься в прессе. С тех пор им написано множество статей. Широко известны его книги: "От Бродвея немного в сторону" (1982), "А.И. Степанова - актриса Художественного театра" (1985), "Идолы, звезды, люди" (1995), "Звезды трудной судьбы" (1997), "Театральный дождь" (1998). В 1995 году он опубликовал переписку Н.Эрдмана с А.Степановой - со своей вступительной статьей, комментариями и послесловием. Последние годы жизни Степановой прошли перед его глазами, он стал самым компетентным ее биографом и самым доверенным человеком. Эта великая женщина сыграла большую роль в его жизни, а книга стала бестселлером. С 1972 года и по сей день Виталий Яковлевич занимался переводами англо-американской драматургии. В его переводах шли и идут пьесы Юджина, О'Нила, Э.Олби, С.Моэма. Т.Уильямс своему успеху на русской сцене во многом обязан мастерской работе переводчика Вульфа. Его переводы идут на сценах многих московских театров.  Всего им переведено около 40 пьес, большая часть из них в соавторстве с его другом А.Чеботарем.

В ноябре 1990 года В.Вульф впервые появился на телеэкране, сделав передачу о великой русской актрисе М.И. Бабановой, с которой был дружен и чьи письма к себе опубликовал, показав трагедию актрисы. В сентябре 1994 года на т/к "Останкино" (позднее - на ОРТ), начала выходить его программа "Серебряный шар", пользующаяся огромной зрительской любовью. В настоящее время Виталий Вульф - ее автор и ведущий. Его искусство рассказчика - особый жанр, у истоков которого стоят устные рассказы И.Андроникова и чтецкие программы Дм.Журавлева. В этой программе он предстает критиком, актером и искусствоведом одновременно. Практически не меняя мизансцены, оставаясь неподвижным в кресле, он способен удерживать внимание миллионов людей. Круг его героев с годами расширяется. Раньше это были актеры и актрисы театра и кино, знаменитые писатели. Теперь это и политические деятели. В.Вульфу свойственно увлечение чужим талантом, его душа отзывчива на человеческие драмы. Зрителей покоряет артистизм ведущего, точно попадающая в драматургию кинохроника и своеобразная иллюзия личной причастности рассказчика ко всему, о чем он повествует. Среди многих телевизионных деятелей его выделяют великолепный русский язык, легкость интонаций, лаконизм формулировок, точность наблюдений и характеристик своих героев. Виталий Яковлевич - Заслуженный деятель искусств РФ, лауреат Национальной премии ТЭФИ. Он - член СП России, член Союза театральных деятелей РФ. Он ценил в людях мужество жить, умение хорошо выглядеть, "держать спину", никогда не жаловаться, не ныть, скромно и с достоинством нести свой крест, не стараясь переложить его на чужие плечи. Он и сам так жил...
Сергей Николаевич
http://www.peoples.ru/tv/wulf/index1.html

ВИТАЛИЙ ВУЛЬФ «МЫ ЖИВЕМ В МИРЕ ПОЛУОБРАЗОВАННЫХ ЛЮДЕЙ»


О «могучих дубах» нам рассказывают с экранов телевизоров. Великие люди для массового потребления в многочисленных «телепортретах» и «телебиографиях» – один из самых востребованных и популярных жанров на нашем ТВ. О том, как это делается рассказывают авторы самых популярных программ о кино и театре. Программу «Мой серебряный шар» В.Вульфа можно назвать родоначальницей жанра, она существует на телевидении более 10 лет. Героями передачи были не только звезды прошлого и настоящего, но и известные политики, и общественные деятели.

- Насколько сегодняшние герои отличаются от тех, которые были?
- Как небо и земля. Вы же не можете сравнивать, скажем, если брать мир кино – Л.Орлову и Янину Жеймо с Ингеборгой Дапкунайте или Кориковой?

- От чего это зависит?
- Просто жизнь изменилась. Повсюду. Не только в России. Она стала проще, примитивнее, более коммерциализована. Стала больше зависеть от власти денег, и люди стали менее образованны. Мы живем в мире полуобразованных людей. Образованных – очень немного. Индивидуальности изменились, изменилась ценностная система в жизни. Даже личная жизнь сегодняшних звезд ( так называемая личная жизнь так называемых звезд) довольно проста. Потому что меняются просто персонажи у героини или героя. А тех драм и страстей, которые были лет 60 тому назад, вы сегодня ни у кого не найдете. И опять это все от того же. Изменилась жизнь. Это другие люди. Вы забываете, что такие крупные актеры, как Бабанова, Тарасова, Степанова, Мансурова, – все были люди, получившие образование до революции. И они были воспитаны иначе. Их больше всего интересовало только одно искусство. Я никогда не забуду, как М.И. Бабанова мне однажды сказала, что «было время, в 30-х годах, когда я играла 24 спектакля в месяц, и мне было ужасно неудобно ходить за зарплатой. И зарплату мне приносила моя подруга Тер-Осипян, потому что у меня было такое чувство, что это очень неловко – получать деньги за то, за что я получаю удовольствие. Потому что в те годы я играла с наслаждением».

– Тем не менее сейчас витает такая идея, что без рассказа о личной жизни художника понять невозможно, и именно поэтому мы эту личную жизнь раскапываем до безобразия.
– Знаете, когда я сейчас смотрю некоторые программы (не буду называть какие), я наблюдаю две тенденции. Во-первых, постоянное желание все время всё драматизировать и показывать в негативном свете. Обязательно. Алкоголизм – в обязательном порядке в каждой программе о крупном актере. Но в жизни ведь все было иначе! Вторая тенденция – все время рассказывается о распущенности в личной жизни. Толпа массой всегда любит пакости. Любит, потому что тогда они оказываются приближенными к тем людям, о которых рассказывают. Они такие же получаются, как мы. А то, что есть талант, об этом забывается. Когда жила Л.П. Орлова, в ее эпоху, о ее личной жизни никто ничего не знал.

- У нас тогда была другая история, и тоже не очень симпатичная – у нас были «парадные портреты». И никакой этим портретам жизни, кроме той, что в искусстве, не полагалось.
- А что плохого? Есть очень много западных звезд, которые никогда не рассказывают о своей личной жизни.

- Но они же были совершенно шаблонные!
- Ничего подобного! Они не были шаблонными. Они были идеалами! Потому что на экране появлялась красавица женщина с лучистыми глазами. Как сказал Пастернак – «глаза Любови Орловой прорезали тьму 37-го года». Она снималась в абсолютно идеологических просталинских фильмах, но она жила в эту эпоху, и люди десятки раз смотрели «Волга-Волга», «Цирк», «Светлый путь». Бесконечно. Могу вам привести пример американский. Грета Гарбо умерла в 1990 году. Ей было 85 лет. При ее жизни не появилось ни одной ее биографии. Ни одной статьи о ней. Она этого не любила. Она прожила 85 лет, не дав ни одного интервью. А была звездой номер один. Во всем мире.

- И тем не менее то, как нам показывают героев, – дает нам представление об эпохе.
- А вот это очень интересное явление вы затронули – нам показывают, а мы все равно воспринимаем сами, своим восприятием. Потому что обаяние и очарование Серовой любой человек чувствует в тех фильмах, в которых она снималась, и понятно, что она была истинной звездой своего времени. А у нас сегодня слово «звезда» уже потеряло свой смысл. Потому что, на самом деле, понятие «звезда» – это социологическое определение. Это тип личности, который, с одной стороны, очень близок массам, а с другой стороны – очень далек. Который соединяет в себе недосягаемость и доступность.

- Тогда у нас таких нет.
- Тогда у нас таких сегодня… нет. А они у нас были. И совсем недавно. Вот когда я делал передачу о Ренате Литвиновой, я показал фрагмент из ее фильма «Небо, самолет, девушка» и тот же эпизод показал из старого фильма «Еще раз про любовь». Вот Доронина и Литвинова. И никому в голову, даже моей домработнице, не пришло сравнивать это. Сравнивать это нельзя. В одном кадре лежали, как две палки, мужчина и женщина, – ну, лежали и лежали. А в другом – было сыграно очень глубоко и очень тонко, потому что Доронина переживала эпоху своего расцвета, своей красоты и громадного таланта, она была одна из истинных звезд! В то время как Литвинова сегодня, на мой взгляд, самая талантливая актриса кино. И ее последние фильмы – «Мне не больно» и «Настройщик» – этому подтверждение.

- Чего не хватает сегодняшним телепортретам?
- Глубины, отбора, точности. Им не хватает многообразия. Как в человеческой жизни, в любой, не все одинаково. И разные бывают периоды. Счастливый, несчастливый, триумф и неудачи. У каждого из актеров жизнь очень сложна, и их нельзя выпрямлять, их нельзя сделать на потребу, их нельзя превращать в набор фактологии, который позволял бы зрителю сказать – мы такие же, как и они. Потому что все-таки это фильмы о талантливых людях, и это надо всегда помнить.
Анна Трефилова
03.12. 2007

http://www.peoples.ru/tv/wulf/interview2.html

ПРОЩАНИЕ С "СЕРЕБРЯНЫМ ШАРОМ"
На 81-м году жизни умер театровед, киновед, литературовед, переводчик, теле- и радиоведущий Виталий Вульф.


Мне нравится эта квартира. Но... Если бы не Альбина Назимова (вдова Влада Листьева), с которой мы дружим уже 16 лет, я не поселился бы здесь никогда в жизни. Когда в первый раз вошёл сюда, был в шоке. Тесная коммуналка, в которой раньше обитали две семьи. Я сказал: «Аля, как здесь можно жить? Ужас!» Но она ответила: «Виталий, вы ничего не понимаете. Эта квартира замечательная, из неё можно сделать очень уютное жильё». Зная, что Альбина очень талантливый дизайнер, я сдался: «Вот тебе ключ, делай что хочешь. Только чтобы я ничего не знал. Не задам ни одного вопроса». Через полгода раздался звонок: «Приезжайте, квартира готова». Я зашёл и ничего тут не узнал. Всё изменилось. Оригинальный стеллаж в американском стиле, декорированный камнем, был главным украшением гостиной и идеально сочетался со старинной мебелью. Рояль - из моего детства. Он стоял в квартире моих родителей, я учился на нём играть в 1-2-м классах... Здесь есть работы известных художников, дорогие мне фотографии. Это создаёт особую атмосферу... Я здесь ничего не менял с тех пор, как въехал. Когда-то мне казалось, что это очень большая квартира. Ведь раньше я жил в маленькой, и по сравнению с ней нынешние 70 кв. м воспринимались как огромная площадь. А теперь думаю, что мне здесь тесно: книг очень много. Их полно и в спальне, и в кухне...

Резких перемен в моей биографии было немало. Сначала я пошёл по стопам отца, поступил на юрфак, защитил кандидатскую диссертацию. Потом случайно оказался в организации со страшным названием «Институт международного рабочего движения Академии наук СССР», где на самом деле работали почти все знаменитые интеллектуалы 60-70-х годов - занимались изучением общественного сознания Запада. Там я написал докторскую диссертацию «Американский театр 70-х годов и общественно-политическая реальность». Увлёкшись, пошёл дальше и начал переводить. Благодаря счастливой случайности, пьесу Т.Уильямса «Сладкоголосая птица юности» в моём переводе начали репетировать во МХАТе. Причём в главных ролях были заняты великие А.Степанова и П.Массальский! Вообще, Уильямс - мой любимый драматург, его пьесы принесли мне известность как переводчику. «Сладкоголосая птица юности», «Кошка на раскалённой крыше», «Царствие земное» до сих пор идут во многих театрах. Не могу не упомянуть пьесу Э.Олби «Кто боится Вирджинии Вульф?». Спектакль, поставленный В.Фокиным в «Современнике» в середине 80-х, был заметным явлением в театральной жизни Москвы. Главные роли потрясающе сыграли М.Неёлова, Г.Волчек и В.Гафт. Вот уже 20 лет я пишу книги. Всего их вышло 12. Пишу в основном о театре, о том, что знаю и люблю, о тех выдающихся людях, которых знал лично и с которыми мечтал бы познакомиться. Мне никогда не бывает скучно, одиноко - не мои качества. Не понимаю даже разговоров об этом.


В эфир вышло более 200 выпусков программы «Мой серебряный шар». Я стараюсь быть тактичным. И тем не менее с несколькими героями отношения испортились - у меня свой взгляд на вещи. Но всё же благодаря работе на телевидении я обрёл и многих друзей. Например, в 1994 г. Влад Листьев попросил меня отправиться в Австралию, чтобы подготовить материал о гастролях Большого. Помню репетицию: шла она тяжело, танцевали вяло, кто как. Но внезапно труппа заработала «в полную ногу». Я удивился: «Что случилось?» - «Вы что, не видите? Григ вошёл». Так я познакомился с Ю. Григоровичем. Мы дружим по сей день. Из последних и очень приятных событий моей телевизионной биографии - приглашение меня на должность первого замглавного редактора канала «Культура». Надеюсь, мой опыт окажется полезным в обновлении этого не имеющего аналогов в мире телеканала, который сегодня, сохраняя верность своим традициям, становится всё более живым и актуальным.
Ольга Шаблинская
23.05. 2010

http://www.peoples.ru/tv/wulf/history1.html

   
Виталий Вульф похоронен 16 марта на Троекуровском кладбище.
Прикрепления: 4860039.jpg(12.5 Kb) · 6635161.jpg(13.0 Kb) · 6625144.jpg(14.1 Kb) · 5488556.jpg(18.1 Kb) · 7765556.jpg(10.1 Kb) · 0867053.jpg(25.2 Kb) · 4432244.jpg(6.9 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 06 Авг 2016, 18:38 | Сообщение # 10
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline

Его называли рыцарем культуры. Искусствовед, критик, театровед, переводчик пьес, теле и радио ведущий, а в последние годы – замглавного редактора нашего телеканала. При всем разнообразии способностей В.Вульф владел одним редким удивительным даром – он умел постичь тайну чужой судьбы, так деликатно и точно раскрыть ее, что далекие звезды театра и кино становились для зрителей просто родными и близкими людьми. А для самого Вульфа они, казалось, такими и были. "Серебряный шар" - это почти 250 судеб известных артистов, писателей, политиков. И одна жизнь одного блестящего, высоко образованного настоящего русского интеллигента.

В сцене из фильма "Крылья" Л.Шепитько сложно узнать известного телеведущего. Это первая и последняя роль молодого В.Вульфа в кино. О театре он всегда говорил, как о болезни. Заразился ей в восемь лет – тогда, еще живя с родителями в Баку, впервые попал на спектакль. Легендарных актеров МХАТа увидел тоже на бакинской сцене во время войны. Позже, студентом юрфака МГУ во МХАТ бегал каждый вечер. Там поставили и первую пьесу, переведенную В.Вульфом, – "Сладкоголосую птицу юности" по Т.Уильямсу. Заняться переводами предложил О.Ефремов. Его работы брали "Современник" и Маяковка... До сих пор полные залы в Малом театре собирает "Любовный круг" по С.Моэму. Роль Кити – на этом, говорят, настаивал переводчик – отдали Э.Быстрицкой. Вульф тогда присутствовал на всех репетициях. "Если у нас какие-то были неточности, мы у него спрашивали. Вообще у меня с ним сложились очень симпатичные отношения, и то, что его не стало, для меня это утрата, я думаю, что для всех для нас это огромная потеря. Но для меня тоже. Помимо всего прочего, что это такой замечательный человек в искусстве и в культуре, это еще и друг хороший", -призналась актриса.

Из Америки он привез пьесу Гленна Бламстейна "Нижинский, сумасшедший Божий клоун" о трагической судьбе великого танцовщика. На главную роль пробовался А.Домогаров. Многие твердили – не потянет. Вульф пророчески изрек: "Справится!" Спектакль имел успех, а Домогаров пополнил коллекцию героев авторской программы В.Вульфа. "Он мог разговаривать на любые темы, касающиеся искусства и не только, а что касается драматургии, его любимых драматургов, можно было просто взять диктофон, ставить и вот он – шесть часов – шесть, восемь – восемь, десять – десять", - вспоминает актер. К нему, беззаветно любившему театр, людей, так или иначе связанных со сценой, притягивало на каком-то кармическом уровне. Казалось, что знаком он был со всеми героями своей программы – и с О.Хепберн, и с М.Монро. Интеллектуальные лакомства – так называли выпуски его "Серебряного шара". Секрет их приготовления, как ни странно, был необычайно прост: автор устраивался в кресле и начинал свой рассказ.

"Всегда в центре был рассказчик Вульф, вы смотрели в глаза Вульфа, слушали его - такой странный, смещенный голос, и вас вносило внутрь этого театрального мира. Он заканчивал говорить, и вас выносило обратно, но на время, до тех пор, пока "Серебряный шар" опять не выходил в эфир. Он так игриво рассматривал, хорошо ли он выглядел. Он очень долго гримировался, он невероятно долго готовился, а потом выплеском жил, ему было очень важно, чтобы операторам нравилось, как он говорит",  - говорит литературный критик, публицист, телеведущий, писатель А.Архангельский. Одна жизнь, прожитая внутри телевизионного кадра, – никаких дублей, никаких монтажных пауз, лишь особый, вульфовский, шарм. Виталий Яковлевич всю жизнь придерживался четкого правила: "Ты должен быть в форме, всегда хорошо одеваться. Ты должен держать спину. Умных людей – так много, а вот талантливых, обаятельных и харизматичных – единицы" Им он посвящал свои программы. Таким, единичным, уникальным и неповторимым был и его талант – театроведа, выдающегося мастера историй – Виталия Вульфа
Андрей Морозов, 11.12. 2004.
http://dramantre.ru/god-bez-vitaliya-vulfa.htm

ВИТАЛИЙ ВУЛЬФ: «Я - АБСОЛЮТНО НЕЗАВИСИМАЯ ЕДИНИЦА»


– Виталий Яковлевич, в своей программе на ОРТ вы рассказываете о самых разных людях – актёрах, политиках. Но почему она называется «Серебряный шар»?
– Название родилось случайно. Я сидел в кабинете Влада Листьева, мы говорили о программе, он давно просил меня делать её в телекомпании «ВИД», а я никак не мог придумать ей название. В тот момент я крутил в руке какой-то серебряный шарик, и когда Влад снова спросил меня о названии программы, я вдруг неожиданно сказал: «Серебряный шар». «А почему серебряный шар?» – спросил он. «Это предполагает что-то красивое». «Гениально!» – сказал он. Первая программа вышла в сентябре 94-го года, и выходит уже седьмой год.

– Простите, пусть вам не покажется моё замечание комплиментом, но мне кажется, что эта программа для вас просто как хобби, настолько всё просто у вас получается.
– Это не хобби. Вначале мне было интересно попробовать себя на телевидении. Сейчас это моя основная работа. Программы стали сложными, и мне приходится много готовиться. Вначале я рассказывал о людях, которых знал лично. В первой программе я рассказывал про М.И. Бабанову. Недавно я посмотрел эту программу в записи. Знаете, это был такой восторженный монолог, весь такой комплиментарный. Заметно, конечно, что я близко знал человека по множеству рассказанных мною фактов. Но какой-то основной идеи, которой было бы всё пронизано от начала до конца, не было.Десять лет спустя, к её столетию, я сделал про неё уже совсем другую программу. Я уже знал, как выстраивать материал. Тем более когда мной были сделаны программы про таких людей, как Фадеев, Ахматова, Цветаева, Черчилль, Горький, генерал де Голль. Годы идут, моложе не становишься, сил меньше. Поэтому моя работа на телевидении сейчас – моя основная работа. Пишу я сейчас мало, из института, где работал, ушёл.

– Чего больше в вашей работе – обязанности или души?
– Не могу сказать, что у меня нет обязанностей, их много. Ведь кроме того, что я делаю программу на телевидении, я стараюсь перевести в год одну-две пьесы. Кроме того, со всех сторон меня теребят. Вот теперь я стал выступать. А если говорить о телевидении, то я работаю там с удовольствием, это не пытка для меня. Бывали и более трудные периоды в моей жизни.

– Трудные – это какие?
– У меня было много трудных периодов. Когда в 50-х годах закончил университет и четыре года был безработным. Когда четыре раза пытался поступить в аспирантуру и меня не принимали. Когда я защитил кандидатскую и не мог никуда устроиться на работу. Да много всего было! Много! Да и потом немало было. Но я никогда не делал того, чего не хотел. Я никогда не служил, как служат другие – с девяти утра до пяти вечера. Этого в моей жизни не было. Да и не дано мне это.

– Не служили, потому что не хотели?
– Я не могу рано вставать. Обычно я ложусь спать в два часа ночи. Это привычка, и ломать её я не могу. Я никогда не занимался общественной деятельностью, был беспартийным.

– Телекомпания «ВИД» – коммерческое предприятие. Она зарабатывает деньги, выпуская развлекательные программы, например, то же «Поле чудес». Вашу программу трудно назвать развлекательной, но она ведь тоже должна, наверное, приносить прибыль телекомпании? Значит, вы должны делать программу, которую будут смотреть миллионы, а вы – подстраиваться под вкусы этих миллионов?
– Я думаю, что программа приносит самую маленькую прибыль из всех программ, которые делают в ВИДе. Точно я даже не знаю и не вникаю в эти детали. Но я никогда не подстраиваюсь.

– А упрощать материал приходится?
– Не-ет, никогда. Никакого упрощения нет. Но что-то в моих программах есть, а что – не пойму, ведь рейтинг у них высокий. Вот если бы меня попросили написать критическую статью о «Серебряном шаре», я бы написал, что в этой программе много нового, свежего, познавательного материала для масс. Всегда есть занимательность, есть сюжетность. Ну и, наверное, что-то и в моей природе привлекает зрителей. Её смотрят. Она уже седьмой год идёт, а это очень много. Если бы её не смотрели, то давно закрыли бы.

– В предисловии к своей книге о Чайковском Н.Берберова писала, что она умышленно избегала внутренних монологов героя, его разговоров. Потому что, как она объясняла, не знала, о чём в самом деле думал Чайковский, о чём он говорил. Вы рассказываете нам о разных людях, но все они неординарные личности. Вы пытаетесь докопаться до дна души своих героев?
– Я тоже не делал того, о чём говорила Берберова.

– То есть вы стараетесь избегать какой-то глубины?
– Я стараюсь нащупать болевые точки. Мне интересны люди, у которых есть драматизм судьбы. Мне интересны люди, у которых есть неожиданные повороты в биографии. Я всегда хочу понять, почему это происходит, потому что биографии ровные, не интересные совсем.
Второе, что меня занимает, – это выискивать малоизвестные факты. Вот в данный момент я делаю программу про Фадеева. Про его самоубийство знают все, во всяком случае, читающие люди. Про то, что он написал «Разгром» и «Молодую гвардию», тоже знают. Но про двойственность его жизни, трагизм его жизни знают гораздо меньше. В прошлом году умерла его вдова, знаменитая мхатовская актриса Ангелина Иосифовна Степанова. Я был с ней очень близок, дружен с ней. Тем не менее только сейчас выяснилось, что у неё осталось пять тысяч неопубликованных писем Фадеева к ней, к его жене. Их дал посмотреть мне его сын. Они раскрывают его совсем в ином качестве. Поэтому в каждой передаче я пытаюсь открыть неведомое.

– Виталий Яковлевич, вы рассказываете о тех, кто лично вам интересен, или вам иногда подсказывают?
– Я всё решаю сам. Мне никто, ни один человек не подсказывает. Это же авторская программа.

– А вам приходится что-то утаивать в своих рассказах?
– Нет, но я рассказываю далеко не всё, что знаю. Во-первых, это невозможно по хронометражу. Но рассказываю действительно только о тех, кто мне интересен. Если мне неинтересно, то я никогда не буду рассказывать.

– Но ведь всё равно вы же даёте какие-то оценки героям? Или приходится делать так, чтобы, как вы сказали, зрителю было интересно и познавательно?
– Знаете, я об этом никогда не думал. Когда рассказываешь о том, что тебя самого занимает, то оценки того или иного человека возникают сами собой. Но большее значение имеют интонация, манера рассказа.

– Не секрет, что интеллигенция в Москве очень разделена на всякие группировки или кланы. Если бы вы принадлежали к какому-нибудь из них, то, наверное, давали бы соответствующие оценки?
– То, о чём вы сказали – это есть. Но я ни к одному из них не принадлежу. По одной простой причине – я никогда не работал в театре. От Союза театральных деятелей я тоже далёк. В то время, когда он создавался, А.Смелянский, который принимал активное участие в его создании и который очень болезненно и ревниво относился ко мне, сделал всё, чтобы я не принимал никакого участия в нём.

– Почему?
– Это вы у него спросите. Поэтому так сложилось, что я от Союза действительно был далёк тогда, а уж сейчас, когда у меня и телевидение, и пьесы, и выступления, это вообще всё далеко. Вот поэтому-то все театральные группировки тоже далеки от меня. Я – абсолютно независимая единица. Я – кошка, которая гуляет на раскалённой крыше сама по себе.

– Так проще?
– И да, и нет. Но я ни от кого не завишу.

– Такого не может быть!
– Абсолютно! Могу сказать чётко: ни от кого. Если завтра я лишусь работы на телевидении, то буду переводить. Если не будут печатать мои переводы, буду выступать.

– И как к вашей независимости относятся ваши коллеги?
– Если говорить о театральных критиках, то, думаю, сложно. Но мне в лицо никто ничего не посмеет сказать, а за спиной гадостей делали много. Но я никогда не отвечал на эти гадости.

– Если вы настолько независимый человек, то вас можно назвать авторитетным, в хорошем смысле, человеком.
– Не знаю, мне трудно говорить об этом. Но в последнее время я не сталкивался с тем, чтобы кто-то впрямую со мной конфликтовал. Кто-то меня очень любит, кто-то меня очень не любит. Наверное. Знаете, я научился относиться к этому проще. Я ведь очень много прожил в театральном мире и много пережил в нём, много узнал мерзкого, со многим сталкивался, много знал недоброжелательства, много зависти. Но сегодня меня это не занимает совершенно. Приведу такой пример. Я приехал в Санкт-Петербург, и мне дают читать петербургский театральный журнал, где критикесса М.Дмитриевская написала обо мне жуткую гадость: она не выносит мои передачи, она их не может смотреть. Вообще, тут непонятно: если ты не можешь смотреть, выключи и успокойся, что за проблема-то? Дальше она пишет, что у неё такое ощущение, что я сижу в прихожей и наблюдаю жизнь своих героев, подсматриваю в щёлку. Она не могла слушать, когда я говорил о том, что Книппер-Чехова делала аборт, и не один раз, как она этого не хотела, но так и осталась бездетной. Действительно, в передаче шла речь о том, что – и это мало кто знает – Ольга Леонардовна была дважды беременна от Антона Павловича, и он очень ждал ребёнка, но ребёнка не было. Этот факт проходит только в их частной переписке, нигде об этом никто не писал, и я об этом сказал. И дальше у неё такой вывод: хуже передачи Вульфа на свете ничего нет.

Буквально через несколько дней у меня в Петербурге был творческий вечер «О времени и о себе» в помещении Театра комедии. Я иду из гостиницы по Невскому – ни одной афиши! Только около театра висела одна афиша. Вообще ничего нигде не было – ни объявлений, ни афиш. Я позвонил Нателле Товстоноговой, с которой я давно дружу, это сестра Георгия Александровича: «Нателла, приезжай ко мне вечером, потому что выступление кончится, наверное, минут через сорок, там никого не будет, афиш нигде нет». Но когда я вышел на сцену, то обомлел: в зале сидели друг на друге, творилось что-то уму не постижимое! И когда я, не скрою, вышел в антракте за кулисы, то подумал: «Вот во имя этого можно жить». Недавно был в Киеве. У нас был вечер с М.Неёловой и Е. Камбуровой «Памяти Раневской». У входа – безумие, просят входной билет. Выходя из машины, я услышал, как какой-то молодой парень умолял: «Дайте мне входной! Только на первое отделение! Хотя бы на первое отделение!», а в первом отделении выступал я. Стоит ли после этого обращать внимание на такие заметки, как статья Дмитриевской? Таких заметок в моей жизни было всего две-три. Но я на них внимания не обращаю. Если бы это было лет двадцать назад, когда я был другим... Но сейчас мне это абсолютно неинтересно.

– Вот вы сказали о том, что вы абсолютно независимый человек. Интересно, что нужно для того, чтобы быть ни от кого не зависимым?
– Надо очень много прожить. Надо очень много пройти. Надо приобрести большой человеческий опыт.

– Это бывает только после пятидесяти-шестидесяти лет?
– Думаю, что да. Это не сразу приходит. Надо иметь волю, надо многому научиться. Знаете, когда сегодня я смотрю на себя и сравниваю, каким я был и каким стал, то прихожу к выводу, что очень мало похож на того, каким был. Я был очень лёгкий, очень легкомысленный, наивный абсолютно, доверчивый, открытый. Сегодня это ушло, к сожалению.

– Сейчас всё наоборот?
– Да, теперь я неоткрытый...

– Недоверчивый и нелёгкий?
– Лёгким я бываю периодически. Доверчивым? Нет, не доверчивый. Я могу доверять только определённому кругу людей, а обычно рассматриваю человека сам и определяю, подходит он мне или нет. Я очень ограничил круг своего общения за последний год. Я стараюсь не влезать ни в какие дела, ни в какие истории, совершенно не принимаю участия в общественной деятельности.

– Может это и есть цена независимости?
– Тяжёлая цена.

– Получается, что для того, чтобы стать независимым, нужно забыть всё, о чём мечтал в юности?
– Во всяком случае, это с каждым происходит.

– А нет ли тут предательства идеалов юности?
– Уходит юность, и человек становится другим. Это естественно. Человек не может оставаться прежним, человек всё время должен меняться. Но я не задаю себе таких вопросов. Я вообще привык: как складывается, так и складывается. В своей жизни мне приходилось всё время быть как на скачках с препятствиями, к которым я привык, но с годами препятствий стало меньше. Я помню время, когда не мог напечатать ни одну статью, когда никто не хотел со мной разговаривать. Сегодня, если я напишу статью и скажу об этом редактору, то ко мне пришлют курьера. Конечно, огромную роль сыграло телевидение, которое приносит паблисити. Не было бы телевидения, ничего бы этого не было. Потому что никакие книги и никакие выступления, они не приносят того, что приносит телевизионный экран. Это естественно. Вот зашёл вчера в гастроном купить сок, и продавщица мне говорит: «Ой, я смотрела вашу передачу о Спивакове». Я просто рухнул! Как поменялся контингент! Вот это для меня самого загадка.

– Почему вы решили заниматься театральной критикой?
– Вы знаете, я очень любил театр, с детства любил. Мне было семь лет, когда был уже помешан на театре. Я очень хотел быть актёром. Когда закончил школу, подавал документы в театральный институт. И – меня приняли. Но мои родители, особенно папа, считали, что я должен сначала получить образование, потому что у папы было иное представление о жизни как у человека, он закончил университет ещё до революции. Поэтому я закончил юрфак МГУ, но его не любил никогда. Потом – аспирантуру во Всесоюзном институте юридических наук, защитил кандидатскую диссертацию под названием «Обязанность доказывания в английском уголовном процессе». Года полтора работал в коллегии адвокатов, ушёл оттуда и года четыре вообще нигде не работал. Писал статьи, которые никто не печатал, переводил пьесы, которые никто не ставил, очень трудно материально жил, очень трудно. И крутился вокруг театра «Современник», который тогда очень любил. О.Ефремов меня очень поддержал морально тем, что ввёл меня в худсовет «Современника». Все задавали вопрос: почему он меня взял? «Вульф соображает», – говорил он. На худсовете он всегда давал мне слово. Я стеснялся, потому что на нём присутствовали знаменитые критики – Майя Туровская, Инна Соловьёва, А.Свободин, В.Я. Виленкин.

– Насколько верно утверждение, что критики – это неудавшиеся актёры, а журналисты – несостоявшиеся писатели?
– Я не считаю себя критиком. Критика – это всё-таки совсем другое. Я никогда не писал рецензий на спектакли. Я скорее, уж если так вы спрашиваете, театральный литератор, который пишет на театральные темы. Да, так будет точнее – литератор, пишущий на театральные темы. Потому что всё, что я делаю, это эссеистика, а не критика. Это можно назвать публицистикой, но никак не театральной критикой в чистом виде. Когда я начал переводить пьесы и их стали ставить, то мои переводы можно считать как бы приближением к автору. Поэтому я театральную жизнь наблюдал изнутри, а не из зрительного зала.

– Это счастье или несчастье – наблюдать жизнь театра изнутри?
– Ну, это очень интересно. Театральные критики не имели этой возможности, им надо было просить завлита: когда можно прийти на репетицию, когда посмотреть. А я такую возможность имел как автор переводов. Первая премьера у меня была во МХАТе – пьеса «Сладкоголосая птица юности» Т.Уильямса. Играла А.И. Степанова. Премьера была в 1975 году, а репетиции начались в 1973-м. А потом пошли – «Кошка на раскалённой крыше» в театре Маяковского, «Царствие земное» в театре Моссовета, «Татуированная роза» во МХАТе. Потом эти пьесы ставились в Ленинграде, в Киеве, в Баку, в Ташкенте. Я стал ездить на спектакли. Так что это не совсем театральная критика. Критик смотрит по другую сторону кулис, а я был всегда с актёрами, и это поставило меня в другое положение. Потом я стал писать книги, но и они, в общем, к критике не имеют отношения. Это театроведение, это искусствоведение...

– Скажите, это не странно, что вы, будучи молодым человеком, выбрали такую работу, такой необычный жанр?
– Я хотел всегда быть только в театре. Я и переводить начал только из-за этого. Меня всегда театр очень волновал и интересовал. Я думаю, что те природные актёрские качества, которые приостановили в семнадцать лет мой путь на сцену, проявились сегодня на телевизионном экране. Хотя я ничего не играю, но есть внутреннее проживание персонажа, есть как бы умение зацепить зрительскую аудиторию.

– Виталий Яковлевич, актёров можно понять: «Идите на сцену и умрите на ней!» Но что это за театральная эссеистика? Что она даёт вам лично?
– Это очень интересно. Я всегда любил архивы, всегда любил читать документы, письма, дневники. Поэтому всё то, что я сделал, основано на документах. Это интересно, потому что по ним можно реконструировать прошлое, восстанавливать его, реанимировать.

– Вот вы сказали, что делали программы о тех, с кем, как правило, были сами знакомы. Но если вы соприкасаетесь с архивами, с документами, то ведь, наверное, возникают ситуации, когда понимаешь, что и на солнце есть пятна...
– У меня в каждой передаче есть очень жёсткие оценки.

– Приходилось ли вам лично менять своё отношение к человеку?
– Нет, нет. Я очень трезво смотрю. Идеальных в жизни людей не бывает. Идеальную жизнь никто не проживает. Невозможно это. Это миф. Человек состоит из живых нервов, из живой ткани, он меняется. Я помню, как А.Демидова, с которой я очень дружу, как-то даже, по-моему, обиделась, когда я делал о ней передачу и сказал: «Одни называют Демидову великой актрисой, другие считают, что она холодна и рациональна». Но ведь это так!

– Она обиделась?
– Она мне потом сказала, что ей было «некомфортно», когда это было сказано с экрана.

– А почему актёры такие обидчивые, как дети?
– Это свойство таланта, я думаю. Любое неосторожное слово очень ранит актёров. И чем больше дарования, тем это сложнее. Потому что большим актёрам достаточно одного слова – они всё поймут. А если талант меньше, тогда иное отношение. Сегодня многие актёры говорят: «Ах, я сегодня замечательно играла! Это моя победа! Это мой творческий успех!» Настоящий художник никогда так не скажет. Я никогда не слышал, чтобы так говорила М.И. Бабанова, гениальная русская актриса. Если её послушать, то у неё были только одни неудачи. А.И. Степанова никогда не говорила о себе вообще. М.Неёлова помнит одну критическую фразу в статье, написанной семь лет назад каким-то Пупкиным в какой-то газете, потому что она её ранила. Но она никогда не скажет о себе: «Ах, как я хорошо играла!»

– То есть у них есть трезвое отношение к критике?
– Это достоинство профессии. Это высокие профессионалы, но таких мало, их всегда было очень мало, очень мало. Потому что сцена – это всё не только аплодисменты и цветы, не кривлянье. Настоящий театр, настоящая сцена – это то, чему отдают жизнь.

– Это пафос или действительно так оно и есть?
– Нет, это так и есть, никакого пафоса. Из театра люди не уходят. Люди работают за копейки, за гроши, но они не уйдут, если они настоящие актёры, потому что театр – это всё равно радость пребывания на подмостках. Я сам знаю по себе: я очень люблю выступать. Вот приехал я в Сургут, уставший, на улице минус тридцать, холодно. Думаю: «Чёрт меня принёс сюда». Невыспавшийся, утомлённый, еле ползал. Что-то пожевал, приехала машина, потом я сидел за кулисами и думал: «Ну что, сейчас встать и стоять у микрофона? Нет, я лучше сяду». Но вышел на сцену и увидел, как много людей в зале, их внимательные глаза. Первое отделение длилось два часа, второе отделение – час. После концерта я был как огурчик. Вот как это объяснить?

– Если вы ездите по стране, то, наверное, заходите в провинциальные театры. Какое у вас впечатление от них?
– Конечно, когда я выезжаю, то стараюсь посмотреть спектакли в местном театре. Впечатления очень разные. Везде всё по-разному. Везде есть проблемы режиссуры, везде есть хорошие актёры.

– А что вы думаете о московских театрах?
– Это абсолютно разнообразная жизнь, потому что поменялась театральная география. Когда я был молодой, был МХАТ, был Малый театр, был театр Вахтангова. Это были главные театры Москвы. МХАТ был великим театром, потому что в нём играли великие актёры. То же самое было в Малом или в театре Вахтангова. Всё самое лучшее было в этих театрах. Сегодня МХАТ мало кого интересует, потому что того МХАТа, который был, давно нет. На мой взгляд, вообще надо было давно поменять аббревиатуру «МХАТ», потому что это не МХАТ, а театр им. Чехова и театр им. Горького. Сегодня вызывают интерес «Ленком», «Современник», «Сатирикон», театр им. Гоголя, который очень вырос на глазах и с приходом С.Яшина стал одним из очень интересных театров Москвы. Сегодня много любопытных антреприз, есть замечательный спектакль в театре Маяковского. Сегодня судят уже не столько по коллективам, сколько по спектаклям, потому что в каждом театре есть очень сильные, интересные спектакли. А есть театры, которые не представляют никакого интереса. Такие театры есть. Например, театр им. Пушкина, театр Станиславского, театр Российской Армии, театр Ермоловой. Они не представляют лично для меня никакого художественного интереса.

– Виталий Яковлевич, если вы знаете театральную жизнь изнутри, то мне хотелось бы вас спросить: почему складывается такое впечатление, что актёры живут богато, красиво, даже, можно сказать, роскошно? Такое впечатление появляется, если почитать газеты или посмотреть фестивали.
– Актёры живут в Москве очень по-разному. Есть театры, где они получают хорошие зарплаты, например, в «Сатириконе», в «Современнике», в «Ленкоме», во МХАТе очень хорошие зарплаты. Но их поддерживают спонсоры. Потанин поддерживает «Современник», сургутские нефтяники поддерживают театр Вахтангова, Альфа-банк тоже кого-то поддерживает.

– А взамен – что?
– Им это важно, чтобы везде это было написано.

– Только и всего?
– Да, конечно. Я уверен, что если бы Дума приняла закон о том, что если вы поддерживаете культуру, то с вас будут списываться налоги, как в Америке, то все театры России жили бы хорошо.

– И музеи.
– Конечно. И музеи, и библиотеки. Потому что они во всём мире живут за счёт спонсоров.

b]– Вам не кажется, что деньги балуют и, может быть, даже развращают творческого человека?
– Я не думаю, что театральные люди живут в роскоши. Таких нет. Может быть, вы насчитаете таких человек пять-десять в театре. На эстраде – да, можно больше насчитать, но в театре – нет.

– А как они живут?
– Ни плохо, ни хорошо. Во всяком случае, о нужде речи нет, но и о роскоши говорить нельзя. В театре Гоголя, где нет спонсоров, такая замечательная актриса, как С. Брагарник, получает три тысячи рублей, играя пятнадцать спектаклей в месяц. Лия Ахеджакова сама много ездит и зарабатывает своим горбом. М.Неёлова вообще живёт в двухкомнатной квартире с мужем и ребёнком. Поэтому ни о какой роскоши говорить не приходится.

– И всё-таки, как вы думаете, должен творческий человек быть в рамках трёх тысяч рублей или он должен иметь большее?
– Говоря об искусстве вообще, такой вопрос нельзя задавать. Это не связанные явления. Если вы одарены природой, то, конечно, хотелось бы иметь то-то и то-то, но это совершенно ничего не значит. Можно обойтись и без этого. Я прожил всю жизнь в крошечной двухкомнатной квартире, новую большую квартиру получил два года назад от мэрии. Сказать, что эта квартира что-то изменила в моей жизни, не могу. Конечно, удобно. Но и в прежней квартире было красиво и приятно, хотя она была маленькой.

– Виталий Яковлевич, допустим, вам предложили сделать «Серебряный шар» про самого себя...
– Я мог бы, конечно, сделать такую программу, но не буду.

– Почему?
– Не люблю цикл «Сам о себе».

– Тогда – о чём бы вы не сказали?
– Я бы никогда не говорил о личной жизни. Я вообще не представляю, как можно личную жизнь выставлять на обозрение. И никому от меня никогда не услышать о ней.

– Вот как! Ведь сами же вы рассказываете про чужую личную жизнь.
– Про чужую – да, но про свою – нет. Это я рассказываю, не они. В этом разница.

– Кстати, вы видели пародии на себя?
– Очень много! Сейчас все делают на меня пародии.

– Как вы к ним относитесь?
– Да никак. Помню, я попал на юбилей Гены Хазанова. И вдруг выходит Шифрин и делает на меня пародию. Ему было плохо, когда ему сказали, что я сижу в зале. Ну а мне было очень смешно, мне кажется, что он это очень хорошо делает. Галкин теперь на меня много пародий делает, но мне кажется, что неудачно. Да очень много народу делает их. Но я всё время хочу понять: что в моей индивидуальности и в речи есть такого, что вызывает улыбку?
Андрей Морозов
Daily Talking, 22.02. 2001

http://www.dailytalking.ru/interview/vulf-vitaliy-yakovlevich/15/
Прикрепления: 4450062.jpg(9.7 Kb) · 3772183.jpg(11.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 08 Окт 2016, 17:54 | Сообщение # 11
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
НЕ СТАЛО ЛЮДМИЛЫ ИВАНОВОЙ


7 октября 2016 года в 13 городской больнице в возрасте 83 лет скончалась Народная артистка РСФСР Людмила Иванова, наиболее известная зрителям по роли Шуры в культовом советском фильме «Служебный роман». Врачи боролись до последнего, но не смогли ее спасти. Актриса скончалась в реанимации. В течение последних нескольких часов пациентка была подключена к аппарату искусственной вентиляции легких. Некоторое время назад Л.Иванова перенесла эндопротезирование тазобедренного сустава. Однако в результате установки имплантата у нее пошло инфекционное заражение, поэтому искусственный сустав пришлось удалить. Также из-за тяжелых заболеваний она перенесла несколько операций и была вновь госпитализирована в конце сентября. Незадолго до смерти Людмила Ивановна проходила плановое обследование, так как обострились ее старые заболевания. Три дня назад ее состояние ухудшилось, поэтому врачи перевели ее в реанимацию. В ночь на пятницу у нее отказали легкие, поэтому медики приняли решение подключить женщину к аппарату искусственной вентиляции. Однако никакие усилия врачей не смогли спасти жизнь актрисе советского кино.
Гражданская панихида и прощание со знаменитой российской актрисой состоится во вторник, 11 октября, в 12 часов дня на новой сцене театра "Современник". Похоронят актрису на Пятницком кладбище в Москве, рядом с мужем и младшим сыном.
http://www.starhit.ru/novosti/skonchalas-lyudmila-ivanova-125295/
http://www.vesti.ru/doc.html?id=2807658


Л.Иванова – знаменитая советская и российская актриса театра и кино, но ее путь на вершину кинематографа был нелегким и тернистым, однако ей все же удалось исполнить свою мечту. Она родилась 22 июня 1933 года в Москве. С раннего возраста девочка была активной, жизнерадостной и целеустремленной. Окончив школу с медалью, она захотела подать документы в театральное учебное заведение, но из-за большой конкуренции везде получила отказ. Лишь в самом конце лета она, сменив репертуар с лирико-драматического на комедийный, стала студенткой школы-студии МХАТ.


Воплотив мечту в реальность, Людмила думала, что ее ждет счастье от дней, наполненных новыми знаниями, эмоциями, знакомствами. Но всего через пару недель после начала учебы она потеряла отца. Знаменитый географ-полярник Иван Маркелович ушел из жизни совсем молодым – ему было всего 46 лет. В тот же год со смертельным недугом слегла и мама юной актрисы, Фаина Митрофановна. Почти год женщина сражалась за жизнь на койке больничной палаты, прежде чем встать на ноги. Но тут Людмилу ждало новое несчастье – ее любимую бабушку сразил рак.


Выдержать камнем свалившиеся трудности начинающей актрисе помог Гоголь. В будущем она признавалась журналистам: «Когда у меня было плохое настроение, я читала повесть Гоголя «Вечера на хуторе близь Диканьки» и переносилась в совершенно иной мир – мир красивых слов, ярких эмоций и незабываемых впечатлений».

В 1955 году Людмила защитила диплом и получила работу по распределению в театр на периферии. На тот момент ее мама все еще была больна и нуждалась в ежедневной заботе. Совмещать работу и опеку у актрисы не получалось. Выручила ее худрук Московского передвижного драмтеатра Н.Сац. Предложение было не самым выгодным, но от безысходности Людмила согласилась. На протяжении двух лет актриса колесила по всей стране, больше всего на свете мечтая вернуться в родную Москву. Помог случай. В 1957 году волею судьбы она оказалась в концертном зале молодого театра «Современник», годом ранее основанного выпускниками МХАТа: среди его пионеров были И.Кваша, О.Ефремов, Е.Евстигнеев, Г.Волчек, О.Табаков. Показывали спектакль «Вечно живые». Наблюдая за работой таких же юных, но удивительно талантливых артистов Людмила загорелась желанием присоединиться к их труппе.

Первый ее выход на сцену «Современника» пришелся именно на спектакль «Вечно живые».
Впоследствии актриса стала неотъемлемой частью труппы: на протяжении жизни она была задействована в таких постановках, как «Обыкновенная история», «Три сестры», «Четыре капли», «Корни», «Голый король», «Народовольцы», «Провинциальные анекдоты», «Вечно живые», «Обратная связь», «Старшая сестра». За всю свою карьеру ей удалось не только перевоплотиться в самых разнообразных персонажей на театральной сцене, но и покорить съемочные площадки крупнейших советских киностудий. Впервые оказаться среди телекамер ей удалось в 1958 году в эпизодической роли девушки-комсомолки в фильме «Добровольцы». В 1963 году в мелодраме «Большие и маленькие» Л.Ивановой досталась ключевая роль матери, пытающейся справиться со своим взбалмошным ребенком. После этого ее можно было увидеть в мюзикле «Учитель пения», военной драме «Помни имя свое», комедии «Шаг навстречу». Новая волна популярности настигла актрису в 1977 году вместе с выходом известной комедийной мелодрамы «Служебный роман».

В 1985 году в прокат вышла мелодрама «Самая обаятельная и привлекательная», а в 1989 году Л.Иванова была удостоена звания Народной артистки РСФСР. В следующем году ей досталась одна из основных ролей в картине «Бабник». Страна вошла в новую эпоху, но эта талантливая актриса по-прежнему блистала на сцене «Современника» и на экранах телевизоров: «Небеса обетованные», «Давайте без фокусов», «У попа была собака», «Мастер и Маргарита», «Зависть богов»… На базе ГИТИСа основала детский музыкальный театр «Экспромт» и долгое время была его руководителем, а также преподавала актерское мастерство в Славянской академии гуманитарных наук. В июне 2016 года Людмила Ивановна выпустила книгу о «Современнике», отметившему 60-летний юбилей, - «Счастливое время».


https://youtu.be/AsebetODS7w

Ее первым и единственным избранником стал бард Валерий Миляев. Познакомились они в 60-х годах, когда парня, бывшего на пике популярности, пригласили на концерт в Академию наук. Недолго думая, он предложил юной красавице Людмиле прокатиться на лыжах, а затем спел ей песню. Именно так и завязались отношения между двумя творческими личностями. За без малого полвека супружеской жизни у пары родилось двое сыновей – первенец Ваня и родившийся через семь лет Саша. Они выросли достойными людьми: Александр выучился на психолога, затем увлекся разведением цветов, Иван стал театральным художником-декоратором.


Людмила Иванова с семьей: мужем, сыновьями и внуками

Успев дождаться внуков, В.Миляев скончался в 2011 году. Через некоторое время актрису ждало новое потрясение – умер младший сын Александр. У него неожиданно остановилось сердце. Врачи сошлись во мнении, что причиной смерти стал неправильный выход из поста, который глубоко верующий Александр в тот раз держал особенно строго. Оправиться от горя помог Иван, который старался во всем поддерживать мать. В сентябре 2016 года в прессе появились тревожные сообщения – 83-летняя актриса была госпитализирована в тяжелом состоянии. Дала о себе знать старая травма – в конце 90-х ей внезапно стало плохо во время спектакля. Людмилу Иванову экстренно перевезли в реанимацию. 7 октября ее не стало...
http://www.uznayvse.ru/znamenitosti/biografiya-ludmila-ivanova.html

ПАМЯТЬ...
НЕ СТАЛО МИХАИЛА КОЗАКОВА


22 апреля 2011 года, на 77-м году жизни скончался М.Козаков. До прошлого года он давал моноспектакли, а недавно у него обнаружили рак легких. Михаил Михайлович проходил лечение в одной из израильских клиник, а последнее время находился в хосписе. Ранее у него обнаружили рак легких.
М.Швыдкой сказал, что Козакова не сможет заменить никто. "Он вошел в нашу жизнь, по существу, в середине 50-х годов, когда сыграл в фильме "Убийство на улице Данте. Он был вечным Гамлетом Русской сцены. Он был человеком рефлексирующим, его все любили, его уход трагичен".
Марк Захаров выразил соболезнования в связи с кончиной М.Козакова, назвав его выдающимся творческим человеком. "Это потеря светлой человеческой души. Я считаю, что Миша многое сделал и многое завершил, и многое сумел в своей жизни, прожил жизнь для артиста достаточно счастливую, конечно, со страшным трагическим финалом. Милосерднее и по-христиански - просто посочувствовать этому человеку. Я познакомился с ним, будучи студентом, в театральной библиотеке, куда мы вместе ходили. Это был очень красивый человек, очень удачливый. Хорошо играл в школе-студии МХАТ, замечательно работал в "Современнике". Потом была галерея замечательных киноработ и работ в ряде театров, в том числе в "Ленкоме". Он блистательно играл в спектакле "Гамлет", поставленном Г.Панфиловым. О нем останется какая-то очень светлая память. Те трагедии, которые свершились с ним, вызывают безграничное, безмерное сочувствие у всех, кто его хорошо знал и ценил как выдающегося творческого человека".

Миша понимал, знал, что скоро уйдет, сказал писатель Леонид Зорин. "Накануне своего отъезда в Израиль мы с ним разговаривали, и он сказал: "Я тяжело болен". Он очень много сделал для того, чтобы я окреп как драматург - он помогал Ефремову ставить пьесу "Медная бабушка", он играл в моих "Декабристах" и, конечно - это самое главное - великолепно поставил фильм "Покровские ворота". Это его заслуга - неповторимый аромат в картине. У меня были с ним очень тесные отношения не только по работе - мы и в обычной жизни были близкими друзьями. Он ведь намного моложе меня. Несправедливо как-то. Я убит", - признался Зорин.

"То сколько он сделал для кино и для театра, даже находясь заграницей, невозможно переоценить. Я могу сказать, что мое поколение с детства знало Михаила Михайловича. Как раз вышел фильм "Человек-Амфибия" и этот образ, созданный им, прочно остался в памяти многих", - отметил замминистра культуры Андрей Бусыгин. При этом он выразил сожаление по поводу утраты в последние годы значительного числа выдающихся отечественных деятелей театра и кино. "За последние годы ушло столько деятелей кино и театра , что аж оторопь берет. Каждая такая утрата болью отзывается в наших сердцах", - подчеркнул он.


М.Козаков родился 14 октября 1934 года в Ленинграде, в семье писателя. Во время войны его вместе с другими ленинградскими детьми эвакуировали в Молотовскую область (Пермский край). С 1945 года Козаков учился в Ленинградском хореографическом училище. По окончании школы в 1952 году поступил в школу-студию МХАТ. Учась на последнем курсе, дебютировал в кино, снявшись в роли Шарля Тибо в драме "Убийство на улице Данте". В 1956 году окончив Школу-студию МХАТ, поступил на работу в Театр им. Маяковского, где проработал с 1956 по 1959 год. Затем играл в театре "Современник" до 1970 года, во МХАТ (1971-1972), в Театре на Малой Бронной (1972-1981) и в Ленкоме с 1986 года.

Козаков сыграл более 70 ролей в фильмах. Как режиссер он снял ленты: "Безымянная звезда", "Покровские ворота", "Визит дамы". В 1991 году переехал в Израиль. В течение четырех лет играл на иврите в Тель-Авивском камерном театре; кроме того, создал русскую труппу (антрепризу), с которой подготовил четыре спектакля. В 1996 году артист вернулся в Россию и организовал собственную труппу под названием "Русская антреприза М.Козакова". До 2010 года выступал с моноспектаклями, в частности записал компакт-диски со стихами И.Бродского и Ахматовой.
http://www.interfax.ru/culture/txt.asp?id=187017

ЛЮБОВЬ СОКОЛОВА. 90 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ
Уходят любимые лица с экрана…


Любовь Сергеевна Соколова родилась в простой рабочей семье в г. Иваново – Вознесенске 31 июля 1921 года. Отец Соколовой столярничал, а мать работала в магазине. Люба очень любила родителей, особенно мать. Ей –то она и призналась, что мечтает стать актрисой. По мнению матери, дочь хорошо пела, читала стихи, но, чтобы стать актрисой… Посоветовала дочери поехать в Ленинград и поступить в пединститут, приговаривая, что «с хорошей профессией нигде не пропадешь». И Люба поступила, но проучилась в нем совсем недолго, около года. … увидела на улице объявление о том, что режиссер С.Герасимов при студии «Ленфильм» набирает студентов для обучения в своей школе киноактера. Соколовой повезло, она попала в «двадцатку» счастливчиков. Как вспоминала актриса позже, конкурс в школу был огромный и шансов пройти все три тура у нее практически не было. Но Люба покорила Герасимова своей красотой, сдержанностью, русской статью. Когда в 1941 году он снимал фильм «Маскарад», он пригласил Соколову участвовать в сценах на балу. И она согласилась танцевать. Роль была без слов, но Люба была довольна.

В школе, которой руководил Герасимов, она познакомилась с высоким и красивым студентом Г.
Араповским. Это была любовь с первого взгляда. «Мы не могли насмотреться друг на друга, - иногда подругам рассказывала Соколова, - каждый старался сделать для другого что-то приятное…» Молодые поженились и стали жить с матерью Георгия. Но их счастливая жизнь длилась недолго. Началась война. Георгия не взяли фронт из-за болезни глаз. И они – Любовь Сергеевна, ее муж и свекровь, пошли работать на завод. Это было тяжелое время. Жили почти впроголодь. В 1942 году свекровь и муж Любови Сергеевны умерли. Сама она чудом уцелела. Собрав свои нехитрые пожитки решила вернуться в Иваново. И опять ей повезло. С трудом, но без особых приключений, преодолела путь из блокадного Ленинграда в свой родной город. И потом только перебралась в Москву. В столице Соколова узнала, что тех, кто учился у Герасимова, принимают во ВГИК. Но ВГИК в годы войны был эвакуирован в Алма-Ату. Люба отправилась туда. Так, в 1943 году она снова стала студенткой. После окончания института пришла работать в театр киноактера, была счастлива. И вдруг неожиданное приглашение от режиссера А. Столпера, который предложил ей роль Варвары в фильме «Повесть о настоящем человеке». Играла актриса «свою» Варвару, простую и деревенскую женщину, очень убедительно и естественно. Дебют Соколовой не остался не замеченным в мире кино. У нее стали появляться поклонники, посыпались предложения от режиссеров, но… В это же время была сформирована труппа из актеров, которой предстояла работа в драмтеатре в составе Группы наших войск в Потсдаме (Германия). И, когда ей сказали, что она тоже может поехать в Германию, актриса без колебаний согласилась. Почти пять лет (1951 – 1956 г.г.) Л.Соколова работала на сцене драмтеатра Потсдама, где сыграла немало замечательных ролей. После работы в Германии актриса сумела купить себе однокомнатную квартиру в Москве, в которой она потом жила.

Вернувшись в Москву, Соколова начинает снова сниматься в кино. Надо сказать, что режиссеры ее любили. У нее был особенный, неповторимый говорок, пластика, которая завораживала, и естественность, бравшая за душу. Один за другим выходят фильмы с ее участием Любови – «Две жизни», «Ночной гость», «Семья Ульяновых», «Сережа», «Русский лес», «Три сестры», «Я шагаю по Москве» и т.д. Только три роли у актрисы были главные. Это в фильмах «Хмурое утро» (Анисья), «Три сестры» (Ольга), а также «Путь к причалу» (Мария).

Все остальные роли у нее были «мелочи», как она говорила. Но какие… золотые. В 1958 году, во время съемок фильма «Хмурое утро», одной из частей трилогии «Хождение по мукам»,  Соколова познакомилась с Г. Данелия. Он тогда был начинающим режиссером и работал вместе с Рошалем. Данелия был влюблен в Любовь Сергеевну, а она, потеряв мужа в блокаду, даже не помышляла ни о каких любовных романах. Позднее она так рассказывала о себе, вспоминая то время: «Вы знаете, я влюбилась тоже в него… правда чуть позже. Это был умный и талантливый человек. У него была прекрасная семья. Мать – Мэри Анджапаридзе. Она была сестрой актрисы Верико Анджапаридзе. Мы со свекровью жили дружно. Я жила в их квартире на Чистых прудах. У нас с Георгием был гражданский брак». Жизнь с Георгием Данелия была для нее очень счастливой. Любовь Сергеевна родила сына Николая. Он впоследствии тоже стал режиссером. Николай рано женился, у него были две дочери – Маргарита и Алена. Л.Соколова обожала своего сына, он был очень талантлив, писал стихи, рисовал. Николай ушел из жизни в 26 лет, причина его смерти так и осталась невыясненной.

Соколова и Данелия расстались, прожив вместе более двадцати лет. Данелия признался жене, что полюбил другую женщину. Любовь Сергеевна тяжело переживала этот период своей жизни. Георгия она любила очень сильно, наверное, до конца своих дней. А тогда, в момент его признания, Любовь Сергеевна без слез и упреков собрала свои вещи и ушла в свою крохотную квартиру. Она очень долго приходила в себя. Смерть сына, уход мужа… И вновь спасением для нее стала работа. Народная артистка РФ Л.Соколова не отказывалась от работы в театре – студии киноактера, от записей на радио и телевидении, она продолжала ездить с концертами по стране, и снималась в кино. Кажется, что актриса снималась круглые сутки, без перерывов. Ее имя занесено в книгу рекордов Гиннесса, ведь в общей сложности она снялась более чем в 300 фильмах. Особенно Соколова любила играть положительные роли. В конце жизни стала писать стихи, романсы. Жила она очень скромно, ничего показного и лишнего в ее жизни никогда не было.

Не стало Любови Соколовой 6 июня 2001 года. Она не дожила совсем немного до своего 80-летия. Многие ее коллеги говорили, что Любовь Сергеевна не любила жаловаться. Не жаловалась она и на больное сердце. Ей могли бы сделать операцию в Москве, и она, возможно, еще бы пожила. Но нужны были деньги, а Соколова просить их ни у кого не хотела… Ее всегда любили люди, многие любят и сейчас. Милосердие всегда было главной чертой ее характера. Любовь Сергеевна никогда и никому ни в чем не отказывала. Соколова говорила: «Зрители – мои лучшие друзья». Актриса очень ценила теплое отношение к себе, от кого бы оно ни исходило, оставаясь при этом скромной и душевной.
Оксана Солтанова
18.02. 2005г, газета "Неделя"

ttp://www.rg.ru/2005/02/18/sokolova.html


Всего полтора месяца она не дожила до 80-летнего юбилея, который готовилась широко отметить кинематографическая общественность. Как правило, ее героини были верными женами и добрыми матерями. Все артисты, которые когда-либо с ней встречались на сценической площадке, называли ее мамой, для всего же народа она была бабушкой отечественного кино. Похоронили всеми любимую народную артистку СССР на Кунцевском кладбище рядом с сыном, Николаем Данелия.

- Любовь Сергеевна, вы с детства мечтали стать актрисой?
-Да, хотя людей с такой профессией в нашем роду не было. Родилась я в Иванове в рабочей семье: папа - столяр-краснодеревщик, мама - продавец. В школе занималась в драмкружке. Как-то учительница литературы посоветовала мне поступать в Пединститут им. Герцена в Ленинграде. Я прислушалась к ее совету.

- Однако учительницей не стали. Что же случилось?
- В 1940 году я поступила в пединститут, но через год там ввели плату за обучение - 40 рублей. Деньги взять было негде, моих заработков от разгрузки вагонов не хватало. В то же время при «Ленфильме» открылась киноактерская школа, руководили ею знаменитый режиссер С.А. Герасимов с Т.Ф. Макаровой. И я решила, что это мой шанс. Уж очень хотелось быть молодой девчонке артисткой, покорить публику, стать известной на всю страну. Данные для этого у Любы были прекрасные: глаза, как блюдца, роскошные косы, хорошая фигура. Набиравший мастерскую Герасимов сразу это оценил и взял ее.

- Любовь Сергеевна, 1941 год в вашей жизни был особенным?
- Еще бы! Ведь в мае девятнадцати лет от роду я вышла замуж, а в июне началась война. С. Герасимов с Т.Макаровой уехали на съемки и в город на Неве больше не вернулись.

Свою первую кинороль Соколова могла сыграть еще, будучи студенткой, в 1940 году. Тогда на «Ленфильме» снимали картину «Фронтовые подруги», и ее пригласили на одну из ролей. Но она сама сорвала съемки.

- Я приехала на съемки, и вдруг сценарист фильма С.Михалков запел частушку: «Копейку бросил в автомат, а оттуда слышу мат: «Что же ты, ядрена мать, автомат обманывать!» И я ужасно возмутилась - какие пошлые люди. Помню, долго бежала по городу, размазала весь грим - от съемок отказалась. Из-за этой хулиганской частушки! Раньше времена были такие. Вместо меня Зину Маслову сыграла Тамара Алешина.

- Раньше ведь профессия артистки не воспринималась серьезно. Как родители отнеслись к вашему выбору?
- Они знали о моем желании стать актрисой, поэтому были не против. Единственное, когда я поступила в актерскую школу, мама мне сказала: «Ты идешь в такой мир - запомни, чужой муж - не твой муж!» Я на всю жизнь это запомнила. И как только кто-то начинал за мной ухаживать, я первым делом спрашивала: вы не женаты? И все отлетали! Но потом я влюбилась…

- Это была первая любовь?
- Первая и очень сильная. Моим мужем стал 29-летний Г.Арановский, или Юра, он был на десять лет меня старше. Как он за мной ухаживал! На шестой этаж вносил на руках. Выйдя за него, я вошла в очень интересную семью, дворянского происхождения. Год мы прожили с ним, как один день. Началась война. Блокада. Учеба закончилась. Я пошла на завод слесарем по металлу, чтобы получать свои 250 граммов хлеба. Мужа из-за зрения в армию не взяли, он и свекровь тоже устроились на завод. Мы все жили на работе: я на своем заводе, муж на своем… В 1942-м он рыл окопы для обороны Ленинграда. Умер от голода. - Во ВГИК меня приняли сразу на второй курс. А в 1946 году я снялась в первом своем фильме. Режиссер А.Столпер снимал «Повесть о настоящем человеке». Это была небольшая роль медсестры-партизанки Варвары, которая нашла в лесу летчика, это был раненый Мересьев (его играл П. Кадочников), и притащила к себе домой.

Однако роль была такая маленькая, что не принесла Соколовой ни славы, ни материального достатка. Жила она тогда буквально впроголодь, едва сводя концы с концами.

- Когда кино начало приносить вам хоть какие-то деньги?
- Ну, наверное, когда стали появляться большие роли: например, фельдшера в фильме «Далеко от Москвы» по повести В.Ажаева. Там был поистине звездный состав: Льев Свердлин, Марк Бернес, многих других популярных артистов.

- А как вы познакомились с Георгием Данелия? Он первый обратил на вас внимание?
- Познакомились мы в экспедиции. Я снималась в фильме Рошаля «Хождение по мукам». Гия проходил у него режиссерскую практику. После того как я потеряла своего первого мужа, очень долго не хотела заводить никаких любовных романов. Ни выходить замуж, ни рожать - ничего не хотела. Слишком многого я насмотрелась в блокаду и знала, что человеческая жизнь не стоит даже кусочка хлеба. Данелия буквально ходил за мной по пятам. Стал ухаживать. Но он скрывал свой возраст и убедил меня, что мы ровесники. (Соколова очень плохо относилась к ухажерам, которые были моложе ее). Потом выяснилось, что он на девять лет младше. Так появились у меня замечательные родственники. Отец Георгия - генерал, мама - Мэри Анджапаридзе, тетя - Софико Чиаурели. Жили мы со свекровью, я переехала к ним в большую квартиру на Чистые пруды. Георгий Николаевич до меня уже был женат, но дочь осталась в той семье. К моменту нашей встречи он уже развелся. Так мы и начали жить в осуждаемом в те времена гражданском браке. Я полностью погрузилась в семейную жизнь. Это была моя стихия. Я любила домашнее хозяйство, мыла, убирала, готовила. Раньше всех вставала, позже всех ложилась. Из-за семьи я отказалась от больших ролей: и помыслить невозможно было оставить семью даже на месяц, уехать в экспедицию… 3 августа 1959 года у нас родился Коленька. Мне было 38 лет, роды у меня были непростые: ребенок пошел боком, пришлось врачам его вакуумом переворачивать и подтягивать…

- Многие супруги не любят работать на одной съемочной площадке. Вы с удовольствием снимались в фильмах мужа?
- Естественно. Я считаю его очень талантливым человеком, и все, что он делает, это настоящее искусство. У Данелия я снялась в картине «Сережа» по одноименной повести В.Пановой, «Путь к причалу», «Я шагаю по Москве», «Тридцать три», по его сценарию - в «Джентльменах удачи».

В 1976 году, в возрасте 17 лет, внезапно женился сын Соколовой и Данелия Николай. Он давно уже встречался со своей одноклассницей Мариной, она забеременела, и молодым пришлось пожениться. Правда, расписали их из-за возраста с трудом, родителям пришлось идти в райисполком и уговаривать тамошних начальников. Родившуюся вскоре девочку назвали Маргаритой. Так Любовь Сергеевна стала бабушкой.

- Ваш сын пошел по стопам родителей?
- Когда Николаю исполнилось 18, через год после рождения дочурки, он поступил во ВГИК. Учился хорошо, с увлечением. Будучи студентом, снял свой первый фильм - «Моментальные снимки». После защиты диплома в объединении «Дебют» снял вторую картину - «Эй, Семенов». Кроме того, он прекрасно рисовал и писал стихи. Однако вскоре пришла беда…

В начале 80-х Николай увлекся баптизмом, стал посещать секту. Замкнулся и стал практически чужим человеком для своих родных. Мать и отец очень переживали по этому поводу. А вскоре и между ними пробежала черная кошка.

- Вы были счастливы с Георгием Данелия?
- Данелия - творческий, увлекающийся человек. Жизнь с ним была совсем не гладкой, хоть и прожили мы вместе 26 лет. Он мог пропасть на несколько дней из дома, сильно выпить, увлечься другой женщиной. О его романе с писательницей В.Токаревой говорила вся Москва - я старалась этого не видеть и не знать. Мэричка, свекровь моя любимая, уговаривала меня, утешала: у тебя сын растет. Я все терпела. Поплачу, поплачу - и дальше живу. Однажды Гия серьезно заболел, у него была клиническая смерть. Я за ним ухаживала, выходила. Когда он после операции посещал известную целительницу Джуну, познакомился с Г.Юрковой. Как-то пришел домой и говорит: «Любочка, я влюбился. Женюсь… »

- И как вы отреагировали на столь откровенное признание? 
- Я поцеловала его на прощанье и ушла. Собрала вещи и ушла к маме, которая жила в моей кооперативной квартире, которую я еще в 50-е годы построила. Но очень тяжко мне было. Целыми днями я сидела дома как тень, часами смотрела в одну точку.. 

- Любовь Сергеевна, правда ли, что, разойдясь с мужем, вы посвятили ему романс? 
- Правда. Ни злобы, ни ненависти у меня не осталось. Я сочинила романс, пою его на концертах: «Полюбила его навсегда, навсегда я его полюбила, и добра я была и верна, это было давно, давно это было». Действительно, давно. 17 лет как ушел он от меня. Я как-то спела романс ему по телефону. Он мне напомнил другой романс, который мы исполняли вместе: «Я люблю тебя, без ума люблю, об одном тебе только думаю»… 

- Что вам помогло пережить это? 
- Работа, наверное, а еще, узнав как-то о моих мучениях, Сева Санаев порекомендовал сходить на прием к Джуне, познакомил с ней. Она занялась мной: с десяток сеансов понадобилось, чтобы ушло это состояние. Причем, когда она меня лечила, я просто в рыданиях заходилась, а до этого ни слезинки не проронила. Так и сняла она с меня это заклятье, я снова нормальным человеком себя почувствовала. 

- Любовь Сергеевна, а что случилось с вашим сыном? 
- Коленька трагически погиб. Причина смерти его до сих пор не установлена. Друзья нашли его в доме нынешней жены Данелия, Галины. Залезли через балкон, а он мертвый. Их с другом нашли вместе, в руках у сына была телефонная трубка. Меня даже в квартиру не пустили. Я увидела его только в гробу. А ведь ему было всего 26 лет. Коля очень дружил с сыном режиссера С.Дружининой. Ее сын погиб через два года, и тоже причина неизвестна. Непонятное стечение обстоятельств. 

- Спустя многие годы и глядя на прожитую жизнь, скажите, что для вас оказалось самым тяжелым испытанием? 
- Наверное, очень многое: это и потеря близких мне людей, смерть сына, и автомобильная катастрофа, в которую мы попали с Майей Булгаковой, я одна чудом спаслась, потеряв подругу, разочарование в любви, конечно же, война с ее блокадой - такое не забывается. 

- Как же вы выжили в блокаду? 
- Чудом выжила. Удалось через Ладогу перебраться на Большую землю. В Ярославле нас целый месяц лечили. Потом я приехала к маме в Иваново, долго болела. Когда поправилась, мама повезла меня в Москву. 

- Я слышал, что вы любите кормить птиц, наверное, это осталось с той, блокадной, поры? 
- На моем подоконнике птички сидят с раннего утра. Пернатые знают, что я их накормлю. Я никогда не пройду мимо голодных людей. Знаю, что даже крошка хлеба может спасти жизнь. 

Любовь Соколову нельзя было назвать одиноким человеком. Она любила и пронесла свои чувства через всю с жизнь, и ее любили - зрители, которым она дарила свое тепло. В последние годы ей часто предлагали руку и сердце ее поклонники. Артистка же отвечала: «Я не хочу. Зачем? У меня в душе ничего нет. Все выжжено. Мне и так хорошо. Я никогда не жалуюсь… Если хочется пожалеть себя - пойди погуляй, полы помой, позвони кому-нибудь! Чего киснуть-то? Нам жизнь не для того дана!» 
Владимир Громов 
13.06. 2001г
 
http://fakty.ua/100879-....oj-quot
Прикрепления: 0028833.jpg(8.3 Kb) · 2899936.jpg(8.8 Kb) · 1764443.jpg(9.9 Kb) · 5653213.jpg(12.7 Kb) · 0705270.jpg(23.2 Kb) · 2458244.jpg(7.7 Kb) · 7087480.jpg(8.8 Kb) · 9059588.jpg(10.3 Kb) · 2847614.jpg(9.0 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 08 Окт 2016, 18:38 | Сообщение # 12
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
ЛЮБОВЬ СОКОЛОВА: "ГОВОРЯТ, Я ЧРЕЗВЫЧАЙНО СОСТОЯВШАЯСЯ АКТРИСА"


Впервые ее фамилию прославила газета "Труд", в марте 1940 года опубликовавшая вот эту информацию: "В недавно организовавшуюся киноактерскую школу Ленфильма подано 1200 заявлений. К испытаниям допущено 323 человека. Среди двадцати двух принятых - монтер Лебедев, техник Полонский, рабочий Губер, студентка Соколова". В киноактерскую школу она пришла с филфака Ленинградского института им. Герцена.

Почему вы оставили пединститут? С детства мечтали стать актрисой?
- Да, во-первых, действительно, с детства мечтала стать актрисой, а во-вторых, в институте тогда ввели плату за обучение. Поступила я учиться к С.Герасимову, на экзамене читала монолог Нины Заречной из чеховской "Чайки". Жила я сначала в общежитии. Чтобы заработать на хлебушек, приходилось на вокзале вещички подтаскивать, а иногда и грузить. Какой-никакой рублишко или 50 копеек для меня тогда имели значение. А позднее, в 1946 году, я с отличием окончила ВГИК.

- Ваши родители имели какое-то отношение к театру или кино?
- Нет, не имели. Я родилась в Иваново-Вознесенске, папа был столяр-краснодеревщик, мама работала в магазине. Окончив торговую академию, она стала директором универмага. Мама хорошо пела. Да и у меня голосок какой-то был. Я в школьной самодеятельности участвовала, стихи читала, пела, танцевала. Вообще я себя с детского садика помню, как там на всяких праздниках выступала.

- В студенческие годы обычно влюбляются, семью заводят. А как складывалась тогда ваша личная жизнь?
- В киношколе я встретила Г. Араповского, тоже с актерского факультета. Мы полюбили друг друга. В мае 1941-го поженились, а в июне началась война. Георгия из-за плохого зрения на фронт не взяли. Стали вместе работать на военном авиационном заводе, где давали по 200 граммов хлеба. Он - слесарем, а мы со свекровью - учениками слесаря. Отец его тогда сидел по 58-й статье. Дела на фронте шли все хуже и хуже, в Ленинграде начался голод. Я считала, что надо выбираться из города, но свекровь никак не соглашалась: "Нет, нет, скоро Невский запляшет огнями". А я говорила: "Мертвецами". Так и вышло. Страшно было, людоедство началось, я сама еле двигалась от голода, не раз садилась на Фонтанке умирать, но все-таки как-то выкарабкалась. Свекровь умерла первой, а за ней и Георгий. Я собрала свои вещички и пошла в общежитие института, где жили мои друзья. Тяжело было, по пять часов стояли в очереди за мукой, на дрова изрубили пианино, из муки и растаявшего снега делали затируху, которая нас и спасала. Так я пережила блокаду.

- Позже, в Москве, небось тоже пришлось по чужим углам мыкаться?
- Да, когда училась во ВГИКе, жила в общежитии в Зачатьевском переулке. После окончания меня взяли в Театр киноактера, стала немножко зарабатывать, какое-то время снимала комнатку у хозяюшки. В 1951 году, чтобы заработать денег на кооперативную квартиру, поехала в Германию. Там стояли наши войска, и для них мы с группой актеров показывали спектакли. Там я была до 1956 года, переиграла весь репертуар. А в 1959-м построила себе вот эту квартиру на улице Черняховского.

- Как дальше складывалась ваша женская судьба?
- В 1957 году я познакомилась с Г.Данелия. Я тогда снималась в фильме "Хождение по мукам", а он учился на Высших режиссерских курсах и проходил практику, стал за мной ухаживать. Он был очень интересный мужчина. Мы прожили вместе в гражданском браке 26 лет.

- Личная жизнь не мешала творчеству?
- Как вам сказать? Свекровь моя Мэричка Ивлиановна Анджапаридзе и свекор Николай Дмитриевич относились ко мне хорошо. Дом был большой, грузинский, нередко приходили гости. Хотя у них была домработница, мне тоже часто приходилось продукты покупать, что-то приготовить. Это было не в тягость, но когда родился сыночек Коленька, - царство ему небесное, в 85-м его не стало, - то в длительные экспедиции я уже ездить не могла. С Георгием Николаевичем мы давно расстались. Он однажды мне сказал: "Любочка, я влюбился, я женюсь". "Ну женись, кто тебе запрещает", - только и ответила. Поцеловала его и ушла.

- Ну а во время съемок, в экспедициях романы у вас были?
- Я вообще не позволяла себе никаких вольностей ни с кем из партнеров. Мне моя мама однажды сказала: "Люба, ты интересная девушка, ты идешь в такой коварный мир, запомни: чужой муж - не твой муж". И когда кто-нибудь начинал за мной ухаживать, я все переводила на юмор. Все ухажеры от меня так и отлетали прочь.

- Как вы считаете, ваша творческая судьба удалась?
- Конечно, удалась. Все так считают, и я так думаю. Моя близкая подружка-блокадница В.Мальцева всегда говорит: "Люба как актриса ты человек чрезвычайно состоявшийся". Может, если бы пораньше стала сниматься да большие роли чаще попадались... Но все равно мне грех жаловаться. И маленькие роли играть было очень интересно, ведь за каждой из них - уникальная женская судьба.

- Вы помните свой первую роль?
А первую роль - простой деревенской женщины Варвары - я сыграла в "Повести о настоящем человеке" режиссера А.Столпера. Это было в 1948 году, уже после ВГИКа. Мересьева играл потрясающий актер П.Кадочников. Он на съемках ходил в унтах, в которые специально положили еловые шишки, чтобы актер выглядел естественно в роли безногого летчика.

- Вы считаете себя универсальной актрисой?
- Да, я могла и комедию сыграть, и спеть, и подурачиться - это и сейчас, пожалуйста. И в трагических, драматических ролях себя видела. Мои педагоги научили меня всему, они как бы открывали во мне то, что дала мне природа. Ведь каждый человек - это планета, каждый несет в себе что-то. Мне Боженька дал актерский дар, и я благодарна ему за это.

- При том, что у вас было неслыханное количество ролей, нет ли у вас ощущения, что главную свою роль вам все же так и не удалось встретить?
- Мечтала когда-то сыграть Нину Заречную, героинь Тургенева - я воспитана на классических литературных женских образах. Хотелось мне работать во МХАТе, но не получилось, а там-то я, наверное, могла бы сыграть эти роли. Но, к сожалению, была не очень смелая. Правда, в дипломном спектакле ВГИКа мне посчастливилось у Ю.Райзмана сыграть Елену в инсценировке тургеневского романа "Накануне". До сих пор храню пленку с материалами этого спектакля, может, удастся отдать ее кому-нибудь, чтобы переписать, свести фрагменты воедино - вот и будет память.

- Роли, которые вы играли в кино, всегда совпадали с вашим характером?
- Как правило, я соглашалась играть только то, что было мне близко. Никогда не хотелось играть что-то отрицательное, резкое, злое, потому что мне это несвойственно. Как-то я снималась в фильме И.Хейфица "Единственная", играла маму героя В.Золотухина. А роль моей невестки была у Леночки Прокловой. Невестка связалась там со странным персонажем, которого играл В.Высоцкий. Я все жаловалась: как же так, зачем она так сделала? А Хейфиц меня убеждал и как бы оправдывался: "Люба, ты пойми, это у нее темная любовь".

- По жизни тоже не делаете резких поступков?
- Нет! Все прощаю: все мы грешны и каждый может оступиться. Не могу никого осуждать, мало ли что бывает с человеком.

- Есть в жизни равновесие, на ваш взгляд?
- Хотелось бы, конечно, чтобы было. Надо к этому стремиться, верить в это. Посмотришь вот на детей и радуешься. У меня правнучка есть, ей год и десять месяцев. Позвоню по телефону, она лопочет что-то в трубку - у меня улыбка до ушей. Я счастливая, что у меня такой человечек растет. И надеюсь, что она будет в жизни делать добро. Это самое ценное в жизни.

- В последнее время вас часто приглашают сниматься?
- Сейчас больше зовут поучаствовать в концерте или на какую-нибудь встречу. Я много выступаю перед зрителями, читаю стихи о войне, рассказываю о блокаде, как мы ее пережили, как дорожили каждым куском хлеба, говорю о том, что надо беречь нашу землю, земля у нас красивая, народ добрый, светлый, талантливый. В кино сниматься тоже приглашают. Как-то позвонил вгиковец, вроде он японец, но по-русски говорит хорошо, предложил сыграть небольшую роль в его картине о какой-то семье людоедов. "Да вы что, - говорю я ему, - ошалели, что ли?" - "Заплатят хорошо". - "Сколько бы ни заплатили, никаких людоедов я играть не буду". Глупость какая-то - играть людоедов! Я в войну этого насмотрелась. Отказалась, конечно. Недавно снималась на "Мосфильме" в объединении "Дебют" - с М.Пуговкиным, он моего муженька играет.

- Сегодня много спорят по поводу нашего кинематографа: одни говорят, что он умер, другие - что возрождается. Что вы на этот счет думаете?
-Я надеюсь, что он возродится. На "Мосфильм" пришел К.Шахназаров, одаренный человек, умница. Что-то с его приходом зашевелилось. Но все равно так, как было раньше, вряд ли уже будет. В кинотеатрах теперь мебелью да автомобилями торгуют, наших фильмов на экранах почти нет. В Театре киноактера нас было двести с лишним человек, и все были заняты - кто-то в больших ролях, у кого-то были маленькие совсем ролишки, а многие просто играли в массовках. То, что происходит там сейчас, - это ужасно. Так больно и за театр, и за всех, кто в нем работал, что я просто готова рыдать. Никому мы стали не нужны. В последнее время я много болела, лежала в больнице - то в одной, то в другой. Ко мне приходили мои подружки Лида Смирнова, Лида Драновская... А из дирекции театра так никто и не поинтересовался, где я, что со мной. Слава Богу, что есть Гильдия киноактеров. Женя Жариков, Лида Шукшина как-то пришли, помогли деньгами. Даже Наина Ельцина навещала меня в больнице. А кто я ей?

- Вы теперь на одну пенсию живете?
- Нет, почему же? Мне платят зарплату в театре, получаю пенсию, которую недавно немножечко увеличили, да плюс президентская пенсия - 832 рубля. Этого хватает. Конечно, шубу купить или мебель заменить я не в состоянии, но жить можно. Ко мне иногда племянница из Иванова приезжает, иногда внучка приходит или невестка Мариночка - она дизайнер. Да я сама по дому справляюсь. Бывает, правда, очень грустно и одиноко. Я же привыкла, чтобы рядом всегда были родные люди, потому что жила в большой семье, все друг другу были нужны. Радует, что еще приглашают на встречи со зрителем. Встанешь, оденешься, подмажешься немножко, и все: нигде ничего не болит, все прошло.

- О чем мечтает народная артистка СССР Любовь Соколова?
- Чтобы был на земле покой, чтобы люди радовались солнышку, жизни, чтобы не знали горя, которое мне пришлось пережить...
Антонина Крюкова
20.04. 2000, газета Труд"



Есть артисты, овеянные необычайно громкой, шумной славой. Они ярко живут и ярко угасают. А есть другие. Их тоже все знают, но по-иному. К ним привыкают за жизнь, как привыкаешь к вечернему июльскому дождю, мягкой походке любимого кота, утреннему солнцу, стуку падающих в саду яблок. А потом внезапно оказывается – как же это так? Почему? И разве может раз и навсегда зачем-то кончиться дождь? Еще позавчера Любовь Сергеевна играла в концерте на сцене Театра Красной армии и, как всегда, была лучше всех. Еще за кулисами пожаловалась на легкую простуду – «что-то свербит». Вечером следующего дня у нее заболело сердце.
– Любочка, прими нитроглицерин и позови Нину. Не забудь – дверь открой. Я сейчас приду, переночую с тобой.
Нина – это врач, что живет в ее же подъезде и долгое время наблюдала ее.
– Ой, как хорошо, что ты пришла, Нина, мне что-то трудно дышать. Вызови, пожалуйста, «скорую», я сама не смогу.
Нина вышла на кухню, и когда вернулась, Любы уже не было. Только очень хорошим людям Бог посылает такую легкую смерть.
Она была верующей, всегда писала записочки, приносила близким просвиры из церкви. Она была одной из лучших актрис нашего великого кино. Помните эпизодик в «Белорусском вокзале»? С Леоновым, когда он приходит домой, к своей жене – Любе Соколовой, а друзья его ждут?
– Ну что, испортил тебе жизнь? – cпрашивает он жену.
– Дурак ты, Ваня, ей-богу, дурак! – внезапно поворачивается она в камеру от фигурного катания и улыбается, нет, сияет своими потрясающими глазами. Несколько секунд хронометража. Впечатление на всю жизнь. Она была одной из красивейших женщин в нашей жизни.
Мало кто знал – да и не надо, наверное, им было знать это – из миллионов зрителей, что любили Любовь Сергеевну, о том тяжелом горе, что довелось ей пережить, когда погиб ее любимый, единственный сын Коля. К сожалению, это часто бывает с большими художниками – когда столь многие получают тепло их таланта, страдают единственно близкие… Но невыносимая боль ничего не изменила ни в чистом Любином сердце, ни в ее доброй душе. Она была очень светлым человеком.
Спасибо тебе, дорогая Люба.
Клавдия Хабарова, Евдокия Хабарова, Иван Подшивалов
http://www.kulichki.com/akter/se/sokolova_l.htm



ПАМЯТЬ...
НЕ СТАЛО ТАТЬЯНЫ ЛИОЗНОВОЙ


29 сентября 2011 года не стало Т.Лиозновой, создательнице легендарных фильмов "Семнадцать мгновений весны" и "Три тополя на Плющихе". Режиссер умерла в Москве на 88-м году жизни после тяжелой болезни. В последнее время Татьяна Михайловна была прикована к постели. Еще в марте этого года у нее отнялись ноги. Режиссер так и не восстановилась после инсульта, перенесенного несколько лет назад. После 10-месячного курса реабилитации недуг, казалось, отступил. Однако вскоре Татьяна Михайловна снова оказалась в больнице, где ей пришлось удалить опухоль.
Последние 20 лет Т.Лиознова уже не снимала фильмы. Некоторое время она преподавала во ВГИКе и вместе со Львом Кулиджановым руководила режиссерско-актерской мастерской. В 2008 году приняла участие в подготовке издания книги "Автограф века".
"Я думаю, если бы она сняла только один фильм "Три тополя на Плющихе", она могла бы ничего уже не снимать. Если бы она жила на Западе, то она, ее внуки и правнуки были бы обеспечены только за одну эту работу", – сказал Л.Броневой. Ее прозвали "железной леди", поскольку на съемочной площадке она всегда умела добиваться своего. "К актерам относилась, как Бог. Но, когда нужно, она была железным канцлером", – говорил В.Лановой.

На съемочной площадке Татьяна Михайловна проявляла редкий дар улавливать невидимое. Благодаря этому Л.Куравлев получил роль эсэсовца, а И.Кобзон сделал свой голос неузнаваемым. Работы Лиозновой изучаются в киношколах как пример режиссерского мастерства. Особое внимание уделяется знаменитой сцене свидания из "Семнадцати мгновений весны", когда Штирлиц и его жена, встретившись в берлинском кафе, в течение шести минут молча обмениваются взглядами.

Т.Лиознова была удостоена почетного звания "Заслуженный деятель искусств РСФСР" (1969 год), "Народный артист РСФСР" (1947 год), "Народный артист СССР" (1984 год), награждена орденом Трудового Красного Знамени, орденом Октябрьской революции (1982 год), орденом почета (1996 год), орденом за заслуги перед Отечеством III степени (1999 год), также является лауреатом Госпремии РСФСР. В 2000 году получила специальный приз президента России "За выдающийся вклад в развитие российского кино».
29.09. 2011. Дни.ру
http://www.dni.ru/culture/2011/9/29/219674.html


Если бы Лиознова сделала только один фильм, то и тогда ее имя вошло бы в историю мирового киноискусства! Этот фильм – «Семнадцать мгновений весны». Она – создатель и других, глубоких по содержанию, искренних по чувствам, правдивых, лирических, психологически достоверных и в то же время гражданственных кинокартин. Как и у большинства талантливых художников, ее жизненный путь усеян не только лепестками роз. Но тернии не помешали ей добиваться того, что считала главным в искусстве – быть понятной и нужной зрителям.

Т.М. Лиознова родилась в 1924 году в семье весьма далекой от художественного творчества. Отец, Михаил Александрович, инженер-экономист, в первые дни войны записался в ополчение и в том же страшном 1941 году был убит. Мать, Ида Израилевна, с которой Таня прожила всю жизнь, хотя закончила всего три класса украинской школы, была интеллигенткой в высоком смысле этого слова, безусловно оказавшей влияние на интерес дочки-школьницы к литературе, музыке, изобразительному искусству, да и в конечном итоге на выбор профессии. Распрощавшись со школой, Таня поступила в МАИ. Родители считали, что инженер – это хорошая, надежная специальность. Но после первого семестра Татьяна покинула институт. Шла война. Как ей, вчерашней школьнице, выразить ту боль, которая жгла ее душу? Кино! Вот где таятся безграничные возможности для показа суровой военной действительности. В 1943 году она поступила во ВГИК. Судьба уготовила ей подарок – она попала в мастерскую замечательных педагогов С.Герасимова и ТМакаровой, где впервые будущих режиссеров и актеров стали обучать вместе.

И тут – новая беда. После испытательного семестра она была отчислена из института. Педагоги посчитали, что ее жизненный опыт недостаточен для такой всеобъемлющей профессии, как режиссер. Но уже в 19 лет бойцовые качества проявились в ее характере. В дверях института, преградив дорогу любимым педагогам, она упросила их посмотреть подготовленные ею учебные работы. Герасимов и Макарова вняли просьбе – и исключение из института было отменено.
Скоро, после этого мастера «раскусили» студентку. А Сергей Апполинариевич стал для Татьяны Лиозновой вторым отцом. Когда Герасимов начал снимать «Молодую гвардию», он привлек к этой работе вгиковцев. Лиознова, тогдашняя третьекурсница, стала его ближайшей помощницей, сначала в спектакле Театра киноактера, а затем и на съемках фильма как режиссер-практикант по работе с актерами. В анналах ВГИКа сохранилась история курсовой работы Лиозновой. Она поставила «Кармен» П.Мериме. На студенческом спектакле оказался А.Фадеев. Увидев в роли Кармен И. Макарову, Фадеев сказал Герасимову: «Вот вам и Любка Шевцова». Поставленный Лиозновой в спектакле огневой, темпераментный танец Кармен–Любки вошел в фильм «Молодая гвардия». Но вот с отличием окончен Институт кинематографии. В кармане диплом режиссера-постановщика. Лиознова была распределена на соседнюю со ВГИКом Киностудию им.Горького. Распределена... и уволена. Безработица, безденежье, на руках не очень здоровая мама. Кое-как сводили концы с концами. Как говорится, когда человек талантлив, он талантлив во всем. Маленький заработок давало шитье красивых платьев.

Потом С.Герасимов, всегда зорко следивший за судьбами учеников, позвал ее с еще одним безработным кинорежиссером – своим учеником С.Самсоновым на постановку спектакля «Седая девушка» в Театре Вахтангова. Лиознова «впилась» в китайскую культуру, вместе со своим сокурсником В.Беляевым написала две пьесы-сказки по мотивам китайского и корейского фольклора. Их пьеса «Голубая звезда» была поставлена в Московском ТЮЗе, где с большим успехом играли будущие звезды – Ролан Быков и Лиля Князева. В 1954 году, после боев с отделом кадров Госкино СССР, Лиознова была восстановлена на Студии им. Горького в качестве ассистента по реквизиту. Еще через год она – второй режиссер на картине «Земля и люди». Но настойчивость, целеустремленность давали о себе знать. И почти через 9 лет после окончания ВГИКа она получила постановку. «Память сердца» – фильм о войне, которая все еще стучала в ее сердце. Фильм «Евдокия» (1961) – киноповесть о женщине, заменившей мать пятерым сиротам.
В этой ленте Лиознова показала свое мастерство в работе с актерами Л.Хитяевой и Н.Лебедевым, блестяще исполнившими роли Евдокии и ее мужа Евдокима.

Ничто в жизни не проходит бесследно. Полгода, проведенные Лиозновой в МАИ, дали о себе знать в фильме «Им покоряется небо», посвященном светлой памяти летчиков, погибших при испытании новых машин. Герои картины – не только летчики. Это и конструкторы, инженеры, рабочие – создатели первого советского реактивного истребителя МиГ-9. Углубленное изучение материала, погружение в него – характерная особенность творчества Лиозновой. На картине об авиации она подружилась с консультантами фильма – заслуженными летчиками-испытателями и на долгие годы сохранила с ними дружбу. В 1963 году фильм получил главный приз «Золотое крыло» на Международном кинофестивале в Давиле (Франция). Совсем в иной манере снят фильм «Рано утром» (1966). Сегодня этот сюжет может показаться бесхитростным, немного сентиментальным. Простые рабочие люди. Становление характеров юных героев – осиротевших Алеши и Нади, преодоление ими жизненных трудностей, приметы времени, детали быта делают эту скромную ленту человечной и доброй. На вопрос: «Какой фильм больше всего запал вам в душу?» – многие зрители, особенно женщины, сегодня отвечают: «Три тополя на Плющихе». А родился этот тонкий пронзительный фильм из песни А. Пахмутовой «Нежность». Эта песня легла на коротенький рассказ А.Борщаговского и возбудила творческую фантазию режиссера. Дуэт Т.Дорониной и О.Ефремова – шедевр игры двух знаменитых артистов.

На Международном кинофестивале в Аргентине в 1968 году фильм был удостоен первой премии – «за реальное отображение событий человеческой жизни, за супружескую верность». Как могла эта маленькая, хрупкая женщина поднять на небывалую высоту неподъемное? Откуда у нее взялись силы, появилась мужская хватка после поэтичной киноповести о женской судьбе снова, как в первой работе, обратиться к войне, к событиям весны 1945 года? Около 3 лет Лиознова создавала первый в истории советского телевидения (не говоря уже о кино) многосерийный фильм протяженностью в 14 часов. 12-серийный телефильм – эпопея. Хотя сериал – экранизация романа Ю.Семенова, главное в нем не приключенческий сюжет, а опасная и тяжелая работа нашего разведчика, волею судьбы и долга оказавшегося в гуще мировых событий, его участие в борьбе с агонизирующим механизмом Третьего рейха. Нет нужды пересказывать содержание картины. Ее смотрели и смотрят миллионы зрителей. Редко какое кинопроизведение вот уже 30 лет регулярно появляется на голубом экране.
И как всегда, в центре внимания Лиозновой – человек. В съемках участвовали около 200 актеров, и ни один образ, даже самый «короткометражный», проходной, не остался нераскрытым. Каким внутренним чутьем нужно обладать, чтобы герою-любовнику В.Тихонову предложить сыграть сдержанного, молчаливого и в то же время решительного Исаева – Штирлица, чтобы из Л. Броневого (никогда прежде не снимавшегося в кино) сотворить матерого, но не лишенного обаяния фашиста Мюллера, чтобы добродушного, с крестьянским лицом, Л.Дурова превратить в провокатора Клауса, чтобы так проникновенно раскрыть образы антифашистов – пастора Шлагга (Р.Плятт), профессора Плейшнера (Е.Евстигнеев), радистки Кэт (Е.Градова) и многих, многих других! В сюжетные линии фильма вплелись подлинно документальные материалы. Много дней и часов провела Лиознова в фильмохранилищах, изучая и отбирая советскую и немецкую хронику. Поэтому стилистика фильма, операторское и художническое решения кажутся не постановочными, а жизненно-документальными.
Почему фильм называется «Семнадцать мгновений весны»? Сама Лиознова объясняет это так: «Я решила, что рассмотрю семнадцать дней на фоне происходящей весной сорок пятого борьбы, в рамках которых расскажу пусть о мгновеньях, пусть о часах, пусть о событиях в жизни Исаева».

Создав фильм, Лиознова совершила подвиг, потому что вложила в него свой талант, свою гражданскую ответственность, свою любовь к стране и народу. Фильм по заслугам был оценен и зрителем, и критикой. Ему была присуждена Госпремия СССР. Лиознова всегда мучительно долго, придирчиво выбирает сценарий новой работы. Нет, это не капризы, а требовательность, прежде всего к себе, желание не топтаться на месте, а двигаться дальше. Этим объясняется шестилетний перерыв после «Семнадцати мгновений весны». Драматург А.Гельман написал злободневную пьесу, разоблачающую изъяны нашей жизни – очковтирательство, приписки, чиновнический произвол. Пьеса шла во многих театрах страны. Но это не остановило Лиознову. Двухсерийный телевизионный фильм «Мы, нижеподписавшиеся» – это каскад блестящих актерских работ – Л.Куравлева, И.Муравьевой, Ю.
Яковлева, О.Янковского, К.Лучко, ведущих в замкнутом пространстве железнодорожного вагона схватку за торжество правды. Интрига – подпишут или не подпишут акт о приемке хлебозавода члены комиссии облисполкома – держит зрителя в напряжении все две серии. Но самое главное здесь – человеческие характеры, каждый из которых неповторим и является носителем определенной нравственной позиции. Как сказал однажды Гельман сказал о Лиозновой,  - «она с артистами нежно беспощадна».

Крутой поворот совершает Татьяна Михайловна в следующем фильме «Карнавал». Опять все для нее новое – жанр, стилистика, образы. Это музыкальная комедия, почти мюзикл, но с грустными интонациями, с крахом надежд. Еще работая над «Нижеподписавшимися», Лиознова «примеривала» будущий «Карнавал» на Ю.Яковлева, К.Лучко и, конечно, на И.Муравьеву – актрису пластичную, танцующую, владеющую голосом, умеющую с одинаковым мастерством петь, танцевать, кататься на роликах и при этом воплощать драматические ситуации, необходимые по роли. Музыкальные пристрастия Лиозновой читаются во всех ее фильмах. Без отличной музыки, без проникновенной песни она не мыслит экрана. И вкус ее в этом отношении безупречен. К сожалению, одна из ее работ оказалась вне поля зрения публики. В 1987 году по пьесе американского драматурга А.Копита она сняла телевизионный фильм «Конец света с последующим симпозиумом» – политический памфлет, направленный против атомной войны. В это время менялась внешняя и внутренняя политика, перестраивалась жизнь страны, и 3 серии этого телефильма были показаны всего один раз. Много сил и времени отдала Татьяна Михайловна педагогической работе. Сначала она обучала студентов ВГИКа в мастерской С.Герасимова и Т.Макаровой, а с 1975 по 1980 год вместе с Л.Кулиджановым руководила актерско-режиссерской мастерской. Среди ее учеников ряд известных ныне кинематографистов. Многие картины, поставленные Лиозновой, обладают уникальным качеством – они не стареют. Их с интересом смотрят и люди пожилого возраста, и молодежь. Каждое новое поколение находит в них созвучие своей жизни.
В 1984 году Т.М. Лиознова была удостоена звания народной артистки СССР. Она награждена орденами и медалями, ее картины отмечены призами на Всесоюзных и Международных киносмотрах.
http://www.biograph.ru/bank/lioznova_tm.htm

ТАТЬЯНА ЛИОЗНОВА: «МЕНЯ НИКТО НЕ МОГ ОБМАНУТЬ В РАБОТЕ»


20 июля 2009 года Т.Лиознова отметила 85-летие. Путь женщины-режиссера в кино не может быть простым: жесткая профессия, работа на износ - так о ремесле режиссера говорят мужчины. «Я занималась всеми профессиями, которые только есть в кино: я работала и помощником режиссера, и ассистентом, и вторым режиссером, и помощником монтажера, и пол мыла, и окурки убирала за всеми, - так рассказывала о начале своей карьеры Лиознова. - Это плохо? Это замечательно, потому что потом меня никто не мог обмануть в работе. То есть мои сотрудники мне все сразу были видны, я мгновенно понимала, обманывает меня человек или нет». Рассказывая о своих фильмах, Татьяна Михайловна признается, что самым откровенным и биографичным оказался «Карнавал»: «Это мои отношения с матерью. Там, может быть, тяга ее к отцу и то, как они друг друга любят. Там есть два куска, где они вместе хохочут. Я очень дорого это ценю. Это, наверное, то, чего мне не хватало в жизни. Я была лишена общения с мужчинами в семье: все погибли на войне», - говорит Лиознова. Актеры, снявшиеся в ее фильмах, вспоминают о съемках как о серьезной школе мастерства. Т.Доронина: «Татьяна Михайловна, которая помимо того, что знает жизнь, людскую психологию и отличает правду от неправды, еще умеет работать на репетициях, великолепно оценивает те неожиданности, которые возникают, и по ее реакции понимаешь, что тебе удалось, а что не удалось».

Татьяна Михайловна много рассказывает в фильме «Дожить до светлой полосы» о своих родителях, детстве, о том, как зародился у нее интерес к волшебному миру лицедейства. Она вспоминает: «Мы жили в одной комнате в общей квартире, где было еще три семьи. Мама увидела у более богатых наших родственников, как комната была поделена занавесом - он перегораживал комнату. Если я спала, меня можно было закрыть, а взрослые еще играли в преферанс или пили чай. Если кто-то болел, тоже можно было закрыть. Этот открывающийся и закрывающийся занавес порождал во мне такие фантазии! Лишний раз открыть его, и я уже за своей спиной целое представление чувствовала. Я не понимала, как люди не видят, что я к ним вышла. Они в карты играют, в преферанс. Моя мама прекрасно играла в преферанс, хотя у нее было три класса образования. Она – деревенская женщина, из украинского села. Так вот, этот занавес, который шумел и открывался, он открывал целый мир, другую жизнь. В соседней комнате жил некий И.И. Воронин, он когда-то кончал какое-то музыкальное училище, может быть, даже консерваторию. Мне трудно судить, играл он очень плохо, с трудом. Он играл в кинотеатрах. Я за стенкой все время слушала какие-то его пассажи, причем чувствовала, что он хочет, чтобы я знала, что он мастер еще… Он спотыкался на каких-то вещах, я преодолевала эти ноты… Он начинал и снова ошибался на этих же местах. Но благодаря этому во мне родилось знание огромного количества музыкальных фраз.

Был учитель пения, который мою маму неоднократно вызывал в школу и делал ей замечания. Он говорил: "У Вашей дочери очень хороший слух. Почему Вы ее не учите?". Мама краснела и говорила: "У нас нет возможности, у нас нет лишних денег". Он ей говорил: "Купите скрипку, она не так дорого стоит". Однажды мама, набрав эти деньги, повела меня по Мосторгам. Мы нигде ничего не нашли, очень устали. Вдруг мама меня схватила за руку и сказала: "Стой! Тихо! Слушай!". Она нагнулась к подвальному окну. Я услышала, как там кто-то играет, жалко и грустно выводит гаммы на скрипке. Это было так немузыкально. Мама сказала: "Слышишь? и ты так будешь". Я сказала: "Я? Я никогда так не буду!". И со скрипкой вопрос был окончен. Мой отец, может быть, первый, кто про меня что-то почувствовал. Когда он уходил на фронт, мама его спросила: "Что делать с дочкой, как быть?". Он сказал: "Я, правда, считаю, что лучше быть хорошим врачом, чем плохой артисткой, но разреши ей делать то, что она считает нужным"».

http://www.tvkultura.ru/theme.html?id=3624&cid=86


Таких, как она, единицы. Телевидение и кино до сих пор до хрипоты спорят, кому все-таки принадлежит Лиознова - большому экрану или малому. За большой экран говорят «Три тополя на Плющихе» и «Карнавал». За маленький - «Семнадцать мгновений весны» и «Мы, нижеподписавшиеся». Телевидение все же в выигрыше - такой успех, как у «Семнадцати мгновений», достается далеко не всем. 
Т.Лиознова - маленькая женщина с железным характером. Этот характер закалялся при помощи отличных учителей С.Герасимова и Т.Макаровой. Профессию Лиознова знала хорошо, была умна и принципиальна, и если нечего было, по ее мнению, снимать, то ничего и не снимала. Включалась в творческий процесс только когда понимала: не снимать нельзя. Да, у нее мужской характер. Она обожала водить автомобили, и неслучайно один из самых замечательных ее киногероев - шофер в «Трех тополях на Плющихе» в ошеломляюще талантливом исполнении О.Ефремова. Правдивейший Ефремов, не просто замечательно сыгравший, но сыгравший именно шофера от и до, до начала съемок вообще не умел водить машину. Ничего, глядя на Лиознову, научился. 

Как она умела работать с актерами (пишу в прошедшем времени, потому что сегодня и здоровье не позволяет Татьяне Михайловне заниматься режиссурой, да и желания уже нет)! Артисты, снимавшиеся у нее, неизменно становились лучшими из лучших. И Т.Доронина и И.Муравьева становились самыми-самыми актрисами года по очень авторитетному опросу журнала «Советский экран». Что же тогда говорить о В.Тихонове? После роли Штирлица в него на долгие годы влюбилась вся советская страна, его персонаж стал героем анекдотов, римейков, это имя стало нарицательным, его не прочь были видеть президентом России (опять же по какому-то социологическому опросу 90-х годов). А как трепетно работала Лиознова со всеми исполнителями в «Семнадцати мгновениях»! Это ж надо так тонко чувствовать актеров, разглядеть в О.Табакове иезуитскую улыбочку Шелленберга, а в душевнейшем Л.Дурове - милое скотство провокатора Клауса. А так подать Екатерину Градову -радистку Кэт. Ни до ни после у Градовой и близко не было такой роли. И Р.Плятт был на месте, и Е.
Евстигнеев. А бессловесная жена Штирлица в исполнении Э.Шашковой, жена, которой не было ни в романе, ни в сценарии. Это же надо почувствовать, это же надо придумать и осуществить. А открытие Л.Броневого, ставшего мегазвездой после роли Мюллера, - и вовсе отдельный разговор. 

Конечно, это одно из главных ее достижений, одна из главных побед, одержанных достаточно неожиданно. Так угадать с Броневым - малоизвестным театральным артистом, чувствовавшим себя на съемочной площадке беспомощно, постоянно выпадавшим из кадра и после каждого дубля спрашивающим: «Ну как я сыграл?» Гениально сыграл чудесного гестаповца, страшного и смешного одновременно. Как неповторимо он потирает затылок, как подергивает головой и шеей из-за тесного мундира, сшитого на размер меньше, как смотрит из-под очков. Смотрит в упор на своего первого настоящего кинорежиссера - Т.Лиознову, сделавшую из него звезду. Дело режиссера, как и футбольного тренера, грамотно подобрать игроков и правильно их расставить. Лиознова в полной мере владела этим искусством, политикой кнута и пряника, и ее кнут порой оказывался для подчиненных слаще пряника, потому что они понимали: эта маленькая женщина знает, чего хочет, и знает, как этого добиться. 

Она лишена была женского счастья, хотя в нее влюблялись и К.Симонов, и А.Гомиашвили, и мн.др. Но против отношений с Симоновым возражала мама, а с Гомиашвили не сложилось. И он обиделся, потому что претендовал не только на расположение Лиозновой, но и на роль Штирлица в «Семнадцати мгновениях весны». Однако Татьяна Михайловна наступила на горло собственной песне и отдала эту роль тому единственному, которому и нужно было ее отдать. А влюбленность… Она в полной мере проявилась в режиссуре - в пахмутовской «Нежности» в неповторимом исполнении Т.Дорониной, в молчаливом свидании Штирлица с женой, в страстных вокально-хореографических монологах «карнавальной» И.Муравьевой. 

Несмотря на болезни, она пытается оставаться на высоте, идеально следит за собой, пытается понять, что же происходит в сегодняшней жизни. Вот ее «Семнадцать мгновений» раскрасили. Другая бы обиделась, ворчала бы по-старчески. А Лиознова, маленькая мужественная женщина, нашла в себе запасы мужества и одобрила эту затею. Да еще и пожалела нынешнее молодое поколение - они, бедненькие, видите ли, не привыкли смотреть черно-белое кино. Ничего бы с ними, нашими дорогими молодыми, не случилось бы, если бы посмотрели. Но «бабушке русского Штирлица» виднее, каким должен быть ее самый знаменитый герой - цветным, черно-белым или серо-буро-малиновым. 
Артур Макаров 
http://www.c-cafe.ru/days/bio/36/027_36.php
Прикрепления: 4422350.jpg(11.0 Kb) · 6719225.jpg(9.5 Kb) · 4081328.jpg(20.4 Kb) · 7270680.jpg(10.1 Kb) · 0103785.jpg(9.3 Kb) · 2276915.jpg(10.3 Kb) · 6540561.jpg(9.6 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 31 Окт 2016, 23:05 | Сообщение # 13
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
НЕ СТАЛО ВЛАДИМИРА ЗЕЛЬДИНА
Актер скончался на 102-м году жизни


МОСКВА, 31 октября. /ТАСС/. В.М. Зельдин, который находился на лечении в НИИ Склифосовского, скончался утром в возрасте 101 года.
"Владимир Михайлович умер рано утром. Мне позвонили из клиники, где он находился последнее время. Более трех недель его пытались реанимировать, но этого, увы, не удалось. Больше ничего не могу сказать, сама не понимаю, что делать дальше", - сказала супруга актера Иветта Капралова.

"Он умер 31 октября в 9:00 мск", - сообщили ТАСС в справочной лечебного учреждения. В течение трех недель Зельдин проходил лечение в военном госпитале, а 29 октября он был переведен в НИИ Склифосовского.
http://tass.ru/kultura/3746690

«ОН БЫЛ МОЛОЖЕ ВСЕХ НАС»
Деятели культуры о Владимире Зельдине

До последнего момента был настоящим мотором всех своих спектаклей и, несмотря на возраст, старался помогать людям. Об этом сказал режиссер Юлий Гусман, который сделал с Зельдиным несколько постановок. "Еще месяц назад Владимир Михайлович играл спектакль, пел, танцевал, хотя уже плохо видел и перенес перелом, - заметил Гусман. - Но он смог встать, преодолеть себя, и радовал зрителей своей молодостью. Я не оговорился - Зельдин был действительно молод, его душа не старела, в душе он был моложе всех нас, хотя 10 февраля мы должны были отмечать его 102-летие". Режиссер добавил, что к этой дате планы у них были "наполеоновские", но актер в последнее время "чувствовал себя неважно". Мы собирались делать спектакль к 102-летию, Зельдин, как всегда, был нашим главным мотором. Он всю жизнь был как ребенок, может поэтому Господь и дал ему такую долгую жизнь. Он был чистым, прозрачным человеком, очень добрым - до последних своих дней Владимир Михайлович надевал парадный костюм и шел по высоким кабинетам, чтобы выбивать для других квартиры, зарплаты, регалии. По словам режиссера, Зельдин был великим актером, замечательным человеком. "В последние двадцать лет мы много вместе работали, ставили спектакли, и это было настоящим счастьем, общение с ним очень многое давало мне. Сейчас самое болезненное и грустное - говорить об этом человеке, друге, гении в прошедшем времени".

Елена Драпеко глубоко скорбит в связи с кончиной В.Зельдина, и помнит его как потрясающего актера, который очень любил жизнь. "Честно говоря, так грустно... Казалось, что он вечный, что он будет всегда". Она отметила, что видела его последние спектакли, и у нее "было ощущение, что он очень любил жизнь". "Все его спектакли были про жизнь, про то, как он ее понимает". В качестве примера она привела спектакль "Танцы с учителем" и назвала его очень личным.
"Зельдин говорил в этом спектакле о своем понимании жизни. Удивительно патриотичный, гражданственный спектакль, спектакль о России. Когда я его смотрела, у меня было ощущение, что он был потрясающий актер, на сцене он был лучше всех молодых, потому что в нем была необыкновенная личность, личность, которая разговаривала с нами", - добавила депутат. "Я сегодня в совершенно страшной печали", - заключила она.

Зельдин был символом долголетия в искусстве. Такое мнение высказал народный артист СССР Иосиф Кобзон: "Владимир Зельдин всем нам дал пример долголетия в искусстве и в жизни. Очень жаль, что он ушел". Мы часто общались, и каждый раз я не уставал удивляться оптимизму этого человека. Когда ему уже было за 100 лет, он жаловался только на зрение" - сказал Кобзон. Артист отметил невероятный оптимизм, который Зельдин сумел сохранить до последних дней своей жизни.
"Это был прекраснейший человек и великолепный актер. Мне кажется, его долголетие - это как раз его прекраснейший, добродушнейший, сердечнейший характер. Увидела таким и знала таким. Как раз поэтому он и прожил такую долгую жизнь, он был совершенно без раздражения, без злобы, никогда ни о ком и ни о чем дурного слова", - отметила актриса Т.Друбич, снимавшаяся с Зельдиным в фильме "10 негритят". Режиссер Георгий Шенгелая, у которого Зельдин играл в фильме "Классик", назвал актера "удивительным человеком, потому что он жил ради искусства и любви".
"Когда он у меня снимался, у него был уже очень-очень преклонный возраст - 80 с чем-то лет. Там был очень сложный кадр постановочно-трюковой с бильярдистом - чемпионом мира, и этот кадр никак не получался, и когда я сказал "стоп", что сделал этот выдающийся русский актер - он захлопал сам себе и побежал переодеваться, чтобы успеть на репетицию в театре. Мы были все поражены просто - в таком возрасте такое стремление жить и работать", - отметил режиссер.

Зельдин принадлежал к "блестящей плеяде советских артистов", был страстным человеком и невероятным футбольным болельщиком. Об этом рассказал специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству М.Швыдкой.
"Владимир Зельдин принадлежал к блестящей плеяде советских артистов, которые прославились еще до Великой Отечественной войны, он работал в одном из лучших театров того времени, он снимался в кино у Пырьева и его роль в "Свинарке и пастухе" сделала его знаменитым. Но не менее знаменитым его сделал спектакль "Учитель танцев", в котором он блистательно сыграл Альдемаро. В.Зледин был действительно великим артистом музыкального театра. "Он получил очень хорошую школу русского психологического театра и воспитывался в ней, но изначально ему была присуща та музыкальность, которая сделала его по- настоящему великим артистом театра музыкального. В Театре Советской армии, потом в Театре Российской армии музыкальные спектакли были не редкими, после "Учителя танцев" он играл много музыкальных спектаклей. В одном из них он уже в 1970-е годы он был знаменит не меньше, чем в "Учителе танцев", это был спектакль "Ринальдо идет в бой", в котором он удивительно совершенно и необычайно трогательно играл главного героя. Зельдин был человеком страстным, он был невероятным футбольным болельщиком, об этом мало кто помнил. Он страдал от того, что в последние годы не мог ходить на футбол, не потому, что ему не нравилась игра на поле, но потому, что его не устраивали болельщики. Он мне все время говорил: "Ну сделайте "Культурную революцию" о том, что у нас плохие болельщики, они неправильно ведут себя, когда приходят на футбол".

По его словам, Зельдин разбирался в футболе удивительно тонко, собственно, он в жизни разбирался очень тонко. "При всей своей видимой наивности он знал цену реальности, он знал цену искусству, знал цену реальной жизни и был удивительным наставником - к его советам прислушивалось множество молодых артистов. Скажу, что он будет жив не только в памяти публики, он будет жить в тех ролях, которые будут играть молодые актеры на сцене Театра Советской армии. И, может, это высшая память, которая существует".

"Ушел не просто великий артист, это ушла целая эпоха. Артист, который был историей Театра Российской армии, это история всей культуры нашей страны. Поистине народный артист, поскольку в какой бы уголок страны ни приезжал театр, имя Зельдина всегда вызывало аплодисменты, великое искусство этого артиста дарило людям добро, радость, любовь. Это была душа театра, такой пример связи старшего поколения и молодого поколения. К нему относились не просто с огромной любовью, это была частица истории театра, это был сегодняшний день театра, и это было будущее театра" - сказал главный режиссер театра Российской армии Б.Морозов, на сцене которого артист выступал с 1946 года.

"Владимир Михайлович Зельдин был уникальным человеком, - сказала народная артистка РСФСР Л.Максакова, снимавшаяся с ним в фильме "Десять негритят" - На съемочной площадке он служил образцом для подражания. Съемки фильма проходили на Одесской киностудии, где не было даже элементарных удобств. При этом Зельдин всегда выглядел безупречно и так же безупречно прожил свою жизнь" .

"Владимир Михайлович прожил интересную жизнь и убедил всех, что человек бессмертен.
Человек прожил целый век, прожил много и хорошо, умел веселиться и веселить других. Он был прекрасным артистом и замечательным человеком. Мы должны еще раз поразиться величию человека"
, - сказал С.Говорухин.

"Невосполнимая утрата. Ушла целая эпоха нашего театра и кинематографа. Я всегда восхищался его энергией и жизнелюбием. Оно помогало ему оставаться в строю до последнего. Даже тяжелая травма не смогла подкосить его несколько лет назад, и он снова вышел на сцену. И вот теперь его не стало. Я даже поверить в это пока не могу." - сказал Народный артист СССР В.Этуш, всегда восхищавшийся энергией и жизнелюбием своего коллеги.


В.Зельдина похоронят 3 ноября на Новодевичьем кладбище, прощание пройдет в Театре Российской армии.
http://tass.ru/kultura/3746862


https://www.youtube.com/watch?v=PERv5w7fm80


12 февраля 2018 года в 19.00 в Камерном зале ЦДА Российской Армии состоится вечер Памяти артистов театра, Народных артистов СССР - Нина Александровны Сазоновой и Владимира Михайловича Зельдина. Вспомнить выдающихся актеров, которые стали флагманами Театра Армии, придут специальные гости мероприятия: Т.Гвердцители, Ю.Гусман, С.Шебеко, А.Домогаров, О.Кабо, И.Едешко, Н. Сафронов, а также главный режиссер театра, народный артист России Б.Морозов и актеры Центрального академического театра Российской Армии. Ведущая вечера – Народная артистка России О.Богданова. В программе песни из репертуара известных артистов, воспоминания друзей и редкие архивные видео.

Н.Сазонова и В.Зельдин пришли служить в театр Армии по приглашению главного режиссера и их учителя А.Д. Попова. Они вместе играли в спектакле А.Бурдонского «Деревья умирают стоя», ездили с концертами по воинским частям и были очень дружны. Жизнь их разделила только на время Войны – Сазонова всю войну провела во фронтовых бригадах, а Зельдин получил «бронь» и снимался в фильме «Свинарка и пастух». После войны они много вместе гастролировали, у них были очень теплые отношения, поскольку их объединяло одно время, общие традиции и любовь к театру.

«Этот творческий вечер – дань памяти о прекрасных артистах, которые через многое прошли, были настоящими патриотами, но при всех сложностях того времени сумели сохранить творческое сознание, высочайшее мастерство, чувство юмора и человеческую доброту. Сегодня в Театре мы несем это наследие и гордимся тем, что эти люди являются частью нашего театра», - сказал директор театра Армии И.Чурсин.
http://teatrarmii.ru/performance/shows/dv-zvzdy-dv-vtly-pvti

УНИКУМ ТЕАТРАЛЬНОГО МИРА


В.М. Зельдин - знаменитый советский артист театра и кино. Лауреат Сталинской премии (1951, за театральную работу), Кавалер Ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2000). Кавалер Ордена «За заслуги перед Отечеством» III степени (2005).

Родился 10 февраля 1915 года в Мичуринске, в творческой семье. Отец, Михаил Евгеньевич, окончил Московскую консерваторию по классу тромбона и дирижерский факультет. Мама, Нина Николаевна работала учителем. Хотя Владимир и родился в Козлове, но большая часть его детства прошла в Твери. С этим городом связаны его самые лучшие воспоминания. В 1924 году их семья переехала в Москву. А в 14 лет окончилось счастливое детство Владимира - умер отец. Спустя три года мальчик потерял и мать. Оставшись без родителей, Владимир, тем не менее, не попал в дурные компании, не стал пить и курить. В этом ему помогла школа. Школа была необычной – военизированной. Все здесь было проникнуто военно-патриотическим воспитанием, преклонением перед боевой славой России. Воспитанники даже участвовали в военных парадах на Красной площади. В 1930 году в параде принял участие и Владимир. Помимо учебы он активно занимался спортом - лыжами, коньками, футболом, волейболом, теннисом. Все шло к тому, что по окончании школы мальчик должен был стать военным. Большинство его одноклассников поступили в военные училища. Владимир решил пойти в мореходку, его привлекала офицерская форма, романтика походов. Но на его пути встала медкомиссия. Из-за недостатка зрения этот путь оказался для юноши закрытым. Чтобы зарабатывать на жизнь, Владимиру пришлось стать учеником слесаря на заводе. По его собственному признанию, работа не нравилась, в душе был «гуманитарием», и мечтал, о другой жизни. Отдушиной для юноши стали выступления в бригадах «синяя блуза» на заводских торжествах, ведь еще учась в школе, он занимался в драмкружке. И теперь с огромным удовольствием пел, танцевал, участвовал в различных постановках.

Однажды, возвращаясь домой с завода, Владимир увидел на заборе объявление о приеме в театрально-производственное училище при Театре им. МГСПС (ныне театр им. Моссовета). Тогда он и решил попробовать себя. Владимир Михайлович вспоминает: «Пришел на конкурс без всякой надежды. Громко и внятно читал стихи Безыменского, члены комиссии снисходительно улыбались. Потом попросили спеть, станцевать, выполнить какой-то этюд». Владимира прослушали и попросили зайти через неделю. За это время он успел позабыть о своем поступлении. А, вспомнив, пришел и очень удивился, увидел свою фамилию в списке зачисленных в училище. В 1935 году окончил училище и был принят в Театр им. МГСПС. Но долго он там не задержался и уже три года решил уйти в Центральный театр транспорта, который только что был создан. В этом театре он и проработал до начала войны.

В кино Зельдин попал благодаря роли пограничника грузина Гаглидзе, которого он играл в спектакле «Генеральный консул» в Центральном театра транспорта. В апреле 1941 года на спектакль пришел ассистент, набиравший актеров в новый фильм И.Пырьева «Свинарка и пастух». Зельдин в роли грузина смотрелся настолько достоверно, что ассистент предложил актеру проехать на «Мосфильм» познакомиться с Пырьевым. Сценарий В.Зельдину понравился сразу. И роль грузина-пастуха Мусаиба Гатуева, по сути, была его – ведь в театре Зельдин играл именно таких романтических героев-любовников. Но все же он сильно сомневался, что его возьмут. Ведь на эту роль претендовало немало прекрасных актеров-грузин из Театра им. Руставели. Последовали пробы, на которых Зельдин произвел очень хорошее впечатление на режиссера и он заключив с Зельдиным договор, начал работу над фильмом.


Зедьдина даже не пришлось сильно гримировать под грузина. Лишь соединили брови на переносице да немножко подкрасили усы. Зрители, знавшие актера по работам в театре, где он нередко играл кавказцев, никогда его русским и не считали. Он признается, что на спектакль «Стрекоза» о грузинском колхозе приходили многие кавказцы, считавшие актера своим. Владимир умел носить черкеску, танцевать картули, ездить на коне. Все это пригодилось на съемках картины «Свинарка и пастух». Работа проходила в очень тяжелых условиях - в период вражеских налетов на Москву.
«Все первые сцены - радостные встречи на Всесоюзной сельхозвыставке, толпы посетителей, веселые знакомства и так далее - снимались под бомбежками. Приходилось прятаться в укрытия, работа продолжалась в две смены, непрерывно, и даже физически это было трудно выдержать. Снимались веселые, праздничные сцены, а в этот момент приходили сводки о сдаче немцам наших городов. Но желание отстоять Отечество объединяло всех» - вспоминает Владимир Михайлович

12 октября фильм был сдан руководству Комитета, а 14-го вся студия была срочно эвакуирована в Казахстан. Там Зельдин был принят в труппу Русского драмтеатра в Алма-Ате. А потом были фронтовые бригады, неимоверно интересные и порой рискованные встречи с фронтовиками, где Зельдин выступал уже, будучи сам знаменитым актером. В 1943 году он вернулся в Москву, в Центральный театр транспорта, играл там в основном главные роли. В 1947 году Пырьев вновь пригласил его в свою картину. В мелодраме «Сказании о земле сибирской» Зельдину предстояло сыграть талантливого пианиста Б.Олейнича – роль, в какой то степени отрицательную. Артист с благодарностью отмечал, что Пырьев дал ему возможность попробовать себя в новом качестве, разглядел, что он может играть не только героев-любовников, но и отрицательные роли. В Центральном театре транспорта у Зельдина дела шли неплохо. Была постоянная работа, главные роли. Но все же Театр Советской Армии, куда в 1945 году он был приглашен Н.В. Петровым, давал ему большие возможности. Первой же ролью в новом театре стал Альдемаро в спектакле В.Канцеля «Учитель танцев».


«Это была очень интересная работа - я должен был и петь, и танцевать, и фехтовать», -вспоминает Владимир Михайлович. Спектакль имел огромный успех у зрителей, истосковавшихся за годы войны по красивым постановкам, по музыке, по любви. Сам актер ставит успех этого спектакля в один ряд с фильмами «Свинарка и пастух» и «Сказание о земле Сибирской». Рассказывают, что как-то по окончании спектакля за кулисы поблагодарить актера зашла сама Ахматова. Благодаря «Учителю танцев» Зельдин познакомился со многими актерами и танцорами балета: О. Лепешинской, М.Плисецкой, Е.Максимовой, М.Семеновой. На представление приходили и многие актеры ведущих театров Москвы. По словам Владимира Михайловича «Учитель танцев» проложил ему дорогу в мир известных и удивительных людей искусства. В последующие года Зельдин снимался в кино мало, сосредоточившись в основном на работе в театре. Некоторые из театральных постановок, как например комедия «Укрощение строптивой», переносились на экран. Но это было все же редкостью.

Переходный период окончился спустя почти два десятка лет. И перед зрителями возник новый Зельдин. С возрастом он переключился на характерные роли, которые пришлись как нельзя кстати отечественному кинематографу. Начало положила роль профессора Серебрякова в фильме А. Кончаловского «Дядя Ваня». Эта работа как этап, как веха определила дальнейший путь актера. С этого момента Зельдина стали часто приглашать в кино. Так в 70-е годы он сыграл множество ролей, среди которых наиболее заметные: Мелиот - король Перадора в мюзикле «31 июня» и Дон Джеромо комедии «Дуэнья». В 80-е Зельдин сыграл Фредерика Фэрли в мелодраме «Женщина в белом», комиссара в детективе «Тайна «Черных дроздов», судью в психологическом детективе «Десять негритят». Все эти годы он много и разнообразно работал в театре. А роль блистательного учителя танцев Альдемаро играл много лет. Последний - тысячный раз - он сыграл эту роль в 60 лет! Сыграв роль в детективе «Последняя осень» (1990), Зельдин затем в течение семи лет не снимался.

10 февраля 2015 года Владимиру Михайловичу исполнилось 100 лет. Но кто даст ему столько, глядя на неунывающего, всегда подтянутого актера, продолжающего радовать зрителей на сцене и на экране. Недавно вышел сериал с его участием – «Любительница частного сыска Даша Васильева». В театре он продолжает играть в спектаклях «Деревья умирают стоя», «Загнанная лошадь», «Приглашение в замок», «Ханума». Играет без скидок на возраст. К своему 90-летию он подготовил новую роль - Дон Кихота в знаменитом мюзикле «Человек из Ламанчи».

в ЦАТРА отметили 100-летие артиста. М.Жванецкий, Г.Хазанов, И.Кобзон, А.Ширвиндт, балетмейстер Владимир Васильев и многие другие деятели сцены поздравили юбиляра. Вечер, билеты на который были раскуплены за одни сутки, состоял из двух частей. В первой столетний артист сыграл в биографическом спектакле "Танцы с учителем" (сокращенная версия), а во второй - чествование юбиляра. Подготовка к празднованию столетия Владимира Михайловича в театре началась задолго до его дня рождения. В рамках большой программы выпущен фотоальбом под названием "ЧелоВек" и дополнительное юбилейное издание книги Зельдина "Моя профессия - Дон Кихот". Завершены съемки телефильма о жизни и творчестве мастера. Подготовлены телепрограммы, посвященные столетнему юбилею Зельдина, которые будут показаны на федеральных каналах. Ведущий актер ЦАТРА Зельдин служит в этом театре уже более 70 лет. Зельдин  - живая легенда отечественного театра и кино.
http://www.teatral-online.ru/news/13169/
http://kino-expert.info/people....o]https
Прикрепления: 1763717.jpg(20.4 Kb) · 4268450.jpg(29.4 Kb) · 3139915.jpg(8.2 Kb) · 0131421.jpg(6.5 Kb) · 5416135.jpg(7.6 Kb) · 7269693.jpg(8.1 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 04 Фев 2017, 12:07 | Сообщение # 14
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
СТО ЛЕТ БЕЗ ОДИНОЧЕСТВА


Старейший Народный артист Советского Союза свой вековой юбилей встречает на сцене. Откровенный монолог о любви и ревности, о войне и смерти и, конечно же, о театре и кино.

- Я советский человек, для меня главное - это дом. Семья. За свой век я привык к трудностям, богато никогда не жил и уже не буду даже начинать. Нас в семье было четверо детей, два брата и две сестры. Знаете, что я ел самое вкусное в жизни? Когда мама делала творожные пасхи, мы, дети, в драку бежали облизать ее руки, которые были в сладком, наивкуснейшем твороге. Верите, ничего вкусней в жизни не было, чем облизывать мамины руки. Глаза прикрою, и, сейчас их вижу, помню даже запах ее рук… Я артистом даже не и мечтал быть, хотел быть моряком, поступать в военно-морскую школу. У нас был замечательный преподаватель военного дела, майор Хлевинский. Потрясающий дядька. Он так нас всех увлек военным делом, но меня не приняли, зрение подвело. Мы школьниками принимали участие на параде на Красной площади, шагали страшно гордые. Помню, очень хорошо прошли. Вообще-то я малообразованный человек, иностранный язык не изучал никогда. Тогда это не нужно было, связь с иностранцами приравнивалась к уголовному преступлению.

Спектакль "Учитель танцев"? Это уже классика театрального искусства ХХ века. Представьте, послевоенная, голодная Москва, и невиданный язык Лопе де Вега, яркая, броская испанщина. Успех был ошеломительный! Публика истосковалась по красоте, по любви, вдруг в театре Красной армии такой спектакль! Многие удивлялись, что тут общего с военной темой, говорили даже, как могли поставить такой спектакль в Театре армии? Мы его играли сорок лет, такого история театра не помнит. Боже, какой это был успех! Жрать было нечего, но людям хотелось праздника и феерии. Мы даже не ожидали такого успеха, после каждого танца был шквал аплодисментов, а после болеро аплодировали так, что администраторы всерьез опасались за люстру в зале. Я думал, Боже, какие они молодцы, хоть я немного отдохну на аплодисментах. Успех был феноменальный, огромный зал нашего театра всегда был переполнен, на ступеньках сидели. Я больше тысячи раз выходил в роли Альдемаро. Этот спектакль оказал огромное влияние на мою жизнь и имел в ней колоссальное значение. Запомнил, как главреж нашего театра А.Д. Попов сказал мне: "Володя, ты поднял высокую планку. Теперь опускать ее будет неприлично, и еще, чтобы у тебя не закружилась голова" Могу честно сказать, что голова не закружилась. Никогда не был тщеславным и завистливым человеком, наоборот, я умею восхищаться, восторгаться коллегами. Хвалить умею.

Когда заканчивал театральное училище, мой педагог мне сказал: "Володя, ты - лирический любовник, у тебя редкое амплуа". Я почти все роли играл, где мне приходилось объясняться в любви. Любовь играть на сцене очень трудно. Я всегда в своей партнерше находил какие-то прелестные вещи: обворожительные глаза, красивое лицо, изящные руки, хорошенькая фигура, волосы, прическа. Это меня привлекало, я этим увлекался, и даже по-настоящему влюблялся, в границах сцены, естественно. И тогда роль получалась. Вообще женщины - это душа мужчины. Это мое вековое убеждение. В этой гримерке я сижу с 1945 года, целая жизнь. Сколько тут было выплакано слез, слез от горя, смеха и обиды. Не моих, коллег. Всегда умел и умею выслушать человека и утешить. Мне тут дорог каждый сантиметр. На этом пороге стояла А.А. Ахматова. Я играл Альдемаро в "Учителе танцев", а Н.А. Ольшевская, мать Леши Баталова, была ассистентом режиссера . Она дружила с Ахматовой, которая, когда приезжала в Москву из Ленинграда, останавливалась у них дома, на Ордынке. Однажды, в антракте, после первого акта, открывается дверь гримерки и Нина Антоновна говорит: "Володя, к вам Анна Андреевна Ахматова"... Я онемел и совершенно растерялся. Анна Андреевна прислонилась к косяку моей гримуборной, молча долго и внимательно смотрела на меня. Величественная, седая, красивая. Ни слова мне она не сказала, я сидел как по башке ударенный и тоже не мог ей сказать ни одного слова. Вот такая была встреча.

Наша профессия очень зависимая: дадут роль, не дадут роль? От актера ничего не зависит. У меня было такое, что я восемь лет не выходил на большую сцену, ничего не играл. Только на малой сцене были работы. Спасался концертами. А когда мне было далеко за восемьдесят лет, пришел Ю.Гусман и предложил роль Дон Кихота в спектакле "Человек из Ламанчи". Это был восторг. Дон Кихот мне очень близок в человеческом восприятии. Я тоже стараюсь всю жизнь помогать людям. Сколько выбито квартир, больниц, путевок и званий! Будучи председателем профкома театра, вместе с министерством обороны мы построили два многоквартирных жилых дома. А у меня маленькая, старая, двухкомнатная квартира. Мне большую не нужно.

Роли. Какие бы они не были, они проходят. Все проходит… Самое главное, что я остался обыкновенным человеком, который любит свою страну, свой народ. Наш народ очень щедрый и душевный, в минуты тягости делимся последним. Удивительный народ. Недавно был в Голландии, селедку там ел просто фантастическую. Но жить нигде бы не смог кроме России. Нигде и никогда. Почему? Я часть этой страны и этого народа, неотъемлемая частичка. Пережил войну с этим народом, с первого и до последнего дня. Сколько фронтовых концертов было! Помню, как приехали в полк дальней авиации, которым командовала очаровательная В.Гризодубова. Красивая, обаятельная, с огромными глазищами. Она обожала актерскую братию и сама хорошо играла на фортепьяно. В ней было удивительное сочетание женственности и мужества. Мужества и смелости такой, что многим мужикам до этой духовной выси не дотянуться. После войны мы встречались с ней у нее дома, она в выходные дни собирала своих однополчан, приглашала в гости артистов и литераторов. Мы с ней подружились, Валентина была чудным человеком. Понимаете, люди прошедшие самый ад войны, и вопреки всему оставшиеся в живых, они бесконечно любили и ценили все радости жизни.

Как горе пережить? Лечит только время, вернее не лечит, а подлечивает. За свою жизнь я много приобрел и много потерял близких сердцу людей, это жизнь, и это не может пройти и забыться. Время притупляет, и не более. Бывают моменты, когда возвращаешься к своим воспоминаниям. И это больно всегда. У меня есть стойкое ощущение, что душа не умирает. Умирает только плоть. Душа жива, эти души, они где-то тут, рядом с нами. И моя не умрет. Я в это верю. У меня в спектакле есть слова. "Не называй своим ничего, кроме своей души". Душа вечна. Что такое воспитание? Это поведение родителей, только оно проецируется на ребенка, дети как губка, все впитывают. Никогда в жизни не видел, что бы мой отец пил или курил. Поэтому и я никогда не курил, никогда не пил. В Новый год бокал шампанского до конца не допиваю. Последние годы журналисты одолели, все спрашивают про диету. Я не знаю, что это такое. Всегда любил вкусно покушать, но не переедаю никогда. Несколько десятилетий кряду со всех гастролей заказывал жене неизменные блюда. Зеленые щи со сметаной, котлета с пюре и сосиски. Сосиски ел до той поры, пока они были настоящие, со вкусом "нэпа". И компот из сухофруктов. Меню-заказ не менялся годами.

Спортом всегда занимался. Лыжи, коньки, плавание, водные лыжи. Каждое лето бывал на море, отдых это святое. Брал путевки в санатории, всегда отдыхал. Играл много, более двадцати спектаклей в месяц, нагрузка колоссальная, поэтому как отпуск - сразу на море. Я не фанат спорта, я его поклонник. Футбол обожаю, за ЦСКА болею всю жизнь. Интересные встречи? Таких было много и в профессии и в жизни. Ярких было много, начиная со Сталина и до дней сегодняшних. И.Пырьев, Г.Александров, Э.Рязанов. Семья Михалковых, Сергей Владимирович, Никита и Андрон. Наташу знал, жену С.Михалкова, обаятельная женщина, настоящая аристократка, когда репетировал "Учителя танцев", она дописывала некоторые сцены, которые вошли в спектакль. Я никогда никому не завидовал, зависть разрушает. Помню все то, что делали мне во благо, всех помню. Обидчиков? Не помню, зачем этот мусор в голове держать. Я до сих пор играю четыре спектакля, надо столько текста помнить. Еще выступаю с творческими вечерами. На днях в Казань еду с концертом. Два часа пою и читаю стихи. Вот для чего память нужна, а не зло помнить. Актерское дело очень конкурентное. Одну и ту же пьесу играют много артистов, и кто лучше? Искусство конкурентно в сути своей. Я раньше не думал об актерской профессии, только потом начал вгрызаться в театр, в пьесы, в спектакли, в роли. Последнее время от усталости, от возраста стал чаще раздражаться от каких-то жизненных, бытовых обстоятельств, вернее, нелепостей. Точно знаю, что это возраст.

Картина "Свинарка и пастух"? Она мне жизнь спасла. В июне 1941 года. Мы были на натуре, в Кабардино-Балкарии, недалеко от Теберды снимали пасущихся овец. Все разъехались, остался я с рабочими, со мной была собака, волкодав с питомника Мосфильма. Приехали в аэропорт, в Минводы, ждем самолет. Самолета нет, мы к администратору, он говорит "Ничего не могу сказать, Москва молчит". Пошли на базар купить еды, слышим по репродуктору выступление Молотова. Война… Сдали билеты и бегом на вокзал. Киношников любили всегда, нас люди запихнули в вагон, вот так и добирались до Москвы. По дороге слезы и рыдания, женщины провожали в эшелоны мужчин. Дома меня ждала повестка в военкомат, пришел туда, у меня отобрали паспорт и велели ждать. Через три дня звонок, срочно вызывают на Мосфильм. Объявляют, что приказом министерства кинематографии велено закончить съемки картины. Доснять эту реальную сказку о дружбе и любви свинарки Глаши и кавказца Мусаиба. Фашисты были под Москвой, уже были налеты и бомбежки и мы в это время в две смены на Мосфильме снимали картину. В минуты воздушных тревог режиссер кричал: "Отбой!", и мы бежали в укрытие. Москва была затемненная. Закончили картину как раз в то время, когда фашистов от Москвы отбросили. Был просмотр фильма, я опоздал на просмотр и сидел в сторонке. Открылись двери, все расходились молча, Пырьев мне кивнул головой и все. Никто слова не обронил, в прессе ни слова. Потом эту картину посмотрел Сталин, она ему понравилась. И все, картина пошла в народ. В фильме война изменила куплет песни. В мирное время было так: "И в какой стороне я ни буду, по какой ни пройду я траве, друга я никогда не забуду, если с ним повстречался в Москве". А мы переделали: "И когда наши танки помчатся, мы с тобою пойдем воевать. Не затем мы нашли свое счастье, чтоб врагу его дать растоптать".

К цифре сто подошел спокойно, без грусти и истерик. Сто лет - хороший повод подумать о своей жизни, сделать выводы и жить дальше. Пока силы есть, буду играть, не станет сил, полежу на диване, отдохну. За сто вперед не заглядываю, поживем, увидим. Вообще от жизни хочется видеть больше счастливых и благополучных людей. Простите, но жизнь небольшая, она пролетает быстро. А молодость вообще стремительна и мгновенна. Так важно ее не растратить по пустякам. Надо спешить делать добро, потому что доброта и человечность - это все. Мы же люди! Так и не смог понять, как можно убивать человека?

Что радует? Да радостей поменьше стало, из-за обстановки с Украиной, санкции эти. Такое отношение к нашей стране меня ранит. Радуют и огорчают только люди, ничего нового под луной нет. Много нелюдей! Нелюдей, которые отравляют жизнь многим. Знаете, когда пьяный человек садится за руль машины - это жуткое преступление. Это как же надо презирать окружающих?!.. Ума не приложу!

Любовь? Любовь одна из главных сторон жизни. Любовь бывает разной. Часто страсть путают с любовью. Страсть всепоглощающая, голову теряешь, забываешь все на свете. Из-за страсти можно перейти грань нормальности, но она быстро и бурно начинается и также быстро проходит. А любовь- это когда ты человека не видишь долгое время, а при одной мысли о нем сердце из груди выпрыгивает. Когда годами, десятилетиями, человек живет в твоем сердце - это и есть любовь. Кто любил, тот по-настоящему счастлив. Жена. Вета - моя третья жена, мы с ней пятьдесят лет вместе. Она умнее, образованней меня. Она мне сделала творческий вечер, в профессии она мне очень большой помощник. Я в этом отношении человек не практичный, все материальные, домашние, бытовые вопросы - ее, она в них главная.

Первая моя жена - Люся Мартынова, я познакомился с ней, когда служил в театре транспорта. Эрудированная, писала стихи, знала живопись и литературу, интересная и красивая. Мы с ней прожили недолго. Но помню ее стихи, когда я уезжал на гастроли, она их мне писала.
"Любимый мой, скучаю и томлюсь,
и для тебя, наверное, не новость,
что снится мне улыбка твоих уст.
И глаз твоих любимых васильковость".

Я был молодой, мало получал денег. А ей хотелось одеться, много поклонников, я не мог ей ничего дать. Сынок наш умер в войну, во время эвакуации, от желудочной инфекции.

Ревнивый ли я? Нет. То ли от характера, то ли от доверия к человеку, шекспировские страсти в моей жизни не кипели никогда. Я всегда думаю о человеке, который рядом со мной, лучше. Сейчас я об этом вообще не думаю…(Улыбается).

Чего жду на юбилей? Подарков особых не жду, я в том положении, когда есть все. Когда-то мне Валя Гафт подарил чудные строчки. Он написал:
"Ты путь прошел большой и яркий,
учитель танцев. Что? Бог с ним.
Ты так любил свою свинарку,
как дай ей Бог любимой быть другим".


И еще Валя написал очень точно:

"Уменье жить и отвечать на бис,
вернуться и опять начать сначала.
Едва коснувшись облака кулис,
достигнуть солнца и астрала.
Рождаться каждый день уметь на свет.
То шут, то ангел на волшебной тризне.
И в нем все есть, лишь возраста в нем нет,
как не бывает возраста у жизни".

Как точно, про то, что у жизни возраста не бывает. Это я вам говорю со всей ответственностью.
Александр Ярошенко
04.02. 2015. РГ

http://www.rg.ru/2015/02/05/yubilei.html


https://youtu.be/OKSbvl88D4k

НЕ СТАЛО ГЕОРГИЯ ТАРАТОРКИНА
Актер умер на 73-м году жизни в Москве.


О смерти 72-летнего артиста сообщили сегодня в Театре Моссовета. В пресс-службе добавили, что Георгий Тараторкин скончался в результате тяжелой болезни. Прощание, как ожидается, состоится в театре в понедельник, 6 февраля. Место захоронения станет известно позднее.

Пресс-служба театра Моссовета: «Театр им.Моссовета с глубоким прискорбием сообщает, что 4 февраля 2017 года после продолжительной болезни скончался народный артист России Георгий Георгиевич Тараторкин».

Советский и российский актер театра и кино. В 1984 году он был удостоен звания Народного артиста РСФСР. Его самая знаменитая роль - Родин Раскольников в фильме «Преступление и наказание» 1969 года. В последнее десятилетние он сыграл главные роли в спектаклях «Не будите мадам» и «Серебряный век» в Театре Моссовета. Кроме того, он был секретарем Союза театральных деятелей России и возглавлял ассоциацию «Золотая маска».

Всего Тараторкин снялся более чем в 30 фильмах. В их числе любимые россиянами картины «Дела сердечные», «Нам не дано предугадать», «Богач, бедняк», «Маленькие трагедии», «Чисто английское убийство» и многие другие. Он снимался в кино с 1968 года, его первым фильмом стал «Софья Перовская». А приглашение в Театр им. Моссовета артист получил в 1974 году, где его первой ролью на сцене стал уже знакомый ему герой - Родион Раскольников в спектакле режиссера Ю.Завадского «Петербургские сновидения».
http://www.ntv.ru/novosti/1756986/

Народный артист РСФСР Георгий Тараторкин будет похоронен на Троекуровском кладбище, сообщает «Интерфакс».

ОТ РАСКОЛЬНИКОВА ДО ВЕРШИНИНА


Утром в субботу, 4 февраля, на 73-м году жизни после тяжелой болезни умер Г.Тараторкин - Народный артист РСФСР, секретарь Союза театральных деятелей России и президент ассоциации «Золотая маска». Когда спектакль П.Хомского по сценарию Эбби Манна (который послужил основой для фильма Стэнли Крамера «Нюрнбергский процесс») появился в позднесоветской Москве, он стал сенсацией, и прежде всего из-за Г.Тараторкина. Нет, там был блистательный актерский состав (и Плятт, и Жженов!), но «крал сцену» Тараторкин, и затягивал, пугал, старался во что бы то ни стало убедить зрителя в собственной правоте его адвокат Оскар Рольфе. Этому адвокату приходилось нелегко: в американской зоне оккупации он должен был отстаивать перед судом из американцев же правоту своих соотечественников, при Гитлере отправлявших на смерть тысячи человек. То есть ему надо было убедить победителей в правоте побежденных. И Тараторкин играл умного и блестящего человека, ярко и искусно внушающего американским офицерам нацистское мировоззрение - при этом так, чтобы ни один из них не задумался над тем, что именно происходит.

И происходила фантастическая вещь: зрительный зал, в основном пришедший просто посмотреть на любимых артистов (ох, опять про войну, но ведь Плятт, Жженов, Тараторкин!), в какой-то момент начинал примерять на себя аргументы Оскара Рольфе. Ну вот судят судью, отправившего на смерть старика-еврея, которого соседка увидела с сидящей на коленях немецкой девочкой. Хм, девочка говорила, что он относился к ней как отец? А вдруг нет? Можем ли мы быть в этом уверены? Речь адвоката Рольфе вползала в уши, вытаскивая самые нехорошие чувства в каждом зрителе - и из театра зритель выходил, вздрагивая от того, что эти чувства в себе обнаружил.

Рольфе думал, искал выход, находил замечательные (и жуткие) риторические формулы - и Тараторкин был убедителен каждую микросекунду на сцене. Он вообще был из тех актеров, что умеют показать на сцене, как умен персонаж, - и не за счет фраз из пьесы, но за счет собственного внутреннего содержания. И из тех, что по-настоящему умеют сыграть интеллектуальное страдание. Раскольников, которого он сначала сыграл в кино, а затем уже в театре, был прежде всего мыслителем, философом, решавшим этическую проблему. Достоевский вообще был «его» автором - Иван Карамазов в театре Моссовета, Ставрогин в театре Пушкина - вот этот процесс построения собственной логики (убедительной, пугающей, страдальческой) становился главным событием спектакля.

Он родился в Ленинграде в январе 1945-го, в Ленинграде учился актерскому ремеслу у знаменитого режиссера и педагога З.Корогодского и в Ленинграде же, в ТЮЗе, получил первые роли. Диапазон был велик: от Николая I до лейтенанта Шмидта и от Гамлета до Подхалюзина. В кино его позвали в 22 года - на не главную, но важную роль в «Софье Перовской»; в 24 он получил всесоюзную известность - на экраны вышел фильм Льва Кулиджанова «Преступление и наказание». Далее - переезд в Москву, переход в театр Моссовета и 43 года службы в нем. И в дни громкой его славы, и в последние неяркие годы этого театра Тараторкин честно делал свое дело - оставаясь первоклассным актером хоть во взбудораживавших всю Москву драмах, хоть в салонных комедиях. Конечно, значительному большинству населения страны он знаком прежде даже не по фильмам (их после «Преступления и наказания» было много, но они слишком часто использовали лишь внешнюю фактуру актера), но телесериалам. Вся страна смотрела «Богач, бедняк» в начале 80-х (четыре серии с простодушным нажимом на неблагополучие жизни в Штатах, но с отличными актерскими работами), до сих пор по телевизору периодически крутят «Чисто английское убийство» (герой Тараторкина - опять фашист-фашист), а уже в наши времена собрал немаленькую аудиторию «Не родись красивой». Но все-таки Тараторкин был прежде всего театральным актером (и тот же самый Раскольников у него в театре был интереснее, чем в кино) - ему был важен диалог с публикой, мгновенный ответ зала. И он не боялся вызывающих режиссерских решений - совсем недавно сыграл Вершинина в театре «Около дома Станиславского».

Именно в этой поздней роли вдруг проявился тот внутренний Тараторкин, которого знал театральный мир (с 1996 года актер был первым секретарем Союза театральных деятелей России), но почти не использовал театр. Человек с мягкими интонациями, с доброжелательным вниманием к каждому, кто к нему обращался. В спектакле Ю.Погребничко запланирована гигантская разница в возрасте - три сестры годятся Вершинину во внучки. И интонация Вершинина в общении с Машей - нежное прощание с жизнью, история последней любви. Игралось все это в трех шагах от зрителей (театр «Около дома Станиславского» очень невелик) и было, кроме всего прочего, размышлением об актерской профессии. О движении всякого русского человека от Достоевского к Чехову. Печальным, полным достоинства и благодарности судьбе.
Анна Гордеева
04.02. 2017.

https://lenta.ru/articles/2017/02/04/riptaratorkin/

В МОСКВЕ ПРОСТИЛИСЬ С ГЕОРГИЕМ ТАРАТОРКИНЫМ

  

http://informvest.net/other....to.html


https://www.youtube.com/watch?v=1lB3Qpn4eDM

НЕ СТАЛО АЛЕКСЕЯ ПЕТРЕНКО


В Москве на 79-м году жизни скоропостижно скончался актер театра и кино, Народный артист России Алексей Петренко. Информация об этом со словами соболезнований родным и близким Алексея Васильевича появилась на сайте Союза кинематографистов России.

А.Петренко родился в Черниговской области. В 1961 году окончил Харьковский театральный институт. Затем поступил на службу в Запорожский музыкально-драматический театр им. Щорса, еще через два года - в Донецкий областной русский драмтеатр в Мариуполе. Играл в Ленинградском театре им.
Ленсовета, выступал на сцене Московского драмтеатра на Малой Бронной, а с 1978 года его можно было увидеть на сцене МХАТа. С 1991 года Алексей Васильевич был штатным актером Киностудии им. Горького. 26 июля 2010 года он вошел в Патриарший совет РПЦ по культуре.

АЛЕКСЕЙ ПЕТРЕНКО: «К ВРАГАМ В ГОСТИ НЕ ЕДУТ»
Блистательный актер, для которого русский и украинский языки - две части души, уверен, что разум сможет примирить братские народы. А.В. Петренко последние три года не выступал перед зрителями.
"Все дело в паспорте. Посмотрю в него и понимаю, что большую часть жизни я уже отмахал. Здоровье стало подводить. Но актерское естество сильнее. Вот и я собрался и после такого перерыва вышел с творческой встречей к молодым кинематографистам. Не сдаюсь! - говорил великий актер в гримерке Театра киноактера.

"Хочу поехать на родину, на Украину. Там, на Черниговщине, у меня брат похоронен, нужно посмотреть, в каком состоянии его могила. Хочу подышать их теперешним воздухом, увидеть, почувствовать, какая там жизнь. Но скажу вам: пока у власти на Украине бандеровцы и галичане - толку не будет. Они очень свирепые люди, я это с детства знаю. Страшно ли мне туда ехать? Совсем нет. А чего мне теперь бояться? Я, слава богу, пожил на свете и многое повидал. Вспоминаю, как на одной из встреч с читателями Виктор Петрович Астафьев говорил резкие вещи о творящихся безобразиях. Его тоже спросили: "Виктор Петрович, а вы не боитесь так остро говорить? Писатель ответил: "А чего мне бояться? Я всю войну прошел. После которой уже ничего не страшно..."

Так и я ничего уже не боюсь, более того, мне бы очень хотелось встретиться с теми людьми, из-за которых мы живем не в ладу. Услышат ли они меня? Даже если и не услышат, то услышит Бог, а это главное. Вообще я считаю, что это божье испытание, которое он посылает нам, славянам. Всем трем славянским народам: русским, украинцам и белорусам. Белорусы, дай им Бог здоровья, идут правильным, не разрушительным путем, но они тоже, хоть и косвенно, всем этим задеты.
Что нам делать в этой беде? Мириться! Другого я не знаю. Не сомневаюсь, что среди молодежи много по-настоящему умных людей и в России, и на Украине, людей толковых и дальновидных. Жизнь показывает, что разум сильнее яда. Несмотря на то, что последние 20 лет на Украине активно сеяли ядовитые семена раздора и ненависти к России, разум и здравый смысл обязательно победят. Они поймут, и мы поймем, что без шагов навстречу друг другу толку не будет. У правды жизни и у пропаганды путь разный. Придите утром на Киевский вокзал Москвы и увидите, что поезда из Украины приходят в Москву битком набитые людьми. К врагам в гости не ездят.

Александр Ярошенко
23.02. 2017. РГ

https://rg.ru/2017/02/23/ne-stalo-alekseia-petrenko.html

АЛЕКСЕЙ ПЕТРЕНКО: «Я ВЕРЮ – И ВСЁ! ВЕРЮ!»
Монолог у черноплодной рябины


Алексей Петренко – один из немногих наших актеров, чье имя народная молва давно и крепко связывает с Православием. Все знают: он не просто ходит в церковь, а живет как христианин. Воцерковлен, трудолюбив, по-настоящему – что сегодня редкость – глубок, одинаково любим коллегами и зрителями, при этом в желтых скандалах не замечен, в СМИ появляется редко. От интервью актер действительно часто отказывается – и времени нет, и искренне не считает себя достойным широкого внимания. Нас Алексей Васильевич принимает в подмосковном селе Никольское на небольшой, но уютной веранде в стороне от скромного двухэтажного домика. Перед нашим приездом Петренко собирал черноплодную рябину – наполненный с горкой таз с ягодами стоит тут же, на покрытом клеенкой столе. Хозяин предлагает угощаться и разливает по кружкам горячий зеленый чай. Рябина с чаем – его любимый десерт. За ягодным чаепитием мы и слушаем рассказы актера о его встречах с Православием, о том, каково было ходить в церковь при советской власти, о смысле церковнославянского языка и многом другом интересном и сокровенном.

Как по слову отца Иоанна (Крестьянкина) не ушел в монастырь
- Был у меня такой период, когда я решил актерскую профессию оставить. Но потом у меня не хватило наглости овладевать еще какой-нибудь профессией – все-таки возраст. А выручил меня в этом случае Валерий Ивченко – замечательный, талантливый, прекраснейший актер, который работает в БДТ. Он тоже решил покончить с актерством и уйти в монастырь. А я тоже подумывал об этом. И вот он поехал в Псково-Печерский монастырь и попал к отцу Иоанну (Крестьянкину).


Батюшка его спрашивает: «Так, вам сколько лет?» Он говорит: «Мне скоро будет 60». «А что вы умеете? Вы в электрике что-нибудь соображаете?» – «Нет, не больно-то». – «Та-а-ак… А слесарное дело?» – «Нет», – отвечает Валера. – «Ну а ухаживать за скотиной, за коровами например, умеете? Когда-нибудь ухаживали?» – «Нет». – «Петь умеете, ноты знаете?» – «Петь умею, – говорит, – но нот не знаю. На слух». И батюшка ему говорит: «Вот скажите, пожалуйста, вы уже пожилой человек, и что же, вы придете иждивенцем к нам? У нас и так пожилых монахов много, а молодых мало. Кто будет трудиться? Кто всё будет делать? Что же вы, сядете им на шею? Занимайтесь своим делом! Только не делайте ничего скабрезного, противного Господу Богу. И это будет ваш настоящий вклад в эту жизнь».
Когда Валерий рассказал мне это, я стал перебирать в уме: что я умею? В электрике не понимаю. Слесарем работал давно. Копать умею, но не могу уже, тяжело. Дальше стал перебирать: это не могу, то не могу. Так кому я нужен в монастыре?!

Как мама отговорила идти в священники
Во времена моего детства было принято, что священники по большим праздникам объезжали на лошадях деревню и освящали дома. И им за это что-то давали. Они складывали это в воз и отправлялись дальше. Так  получалось, что в такие дни я оставался дома один. Но мама перед уходом на работу мне говорила: «Алеша, придет батюшка, ты открой ему, прими его в доме, перекрестись, вместе с ним послушай молитву. Вот корзинка с продуктами – отблагодари его за то, что он приехал и освятил наш дом». Я это всё проделывал. И вот однажды батюшка зашел, прочитал молитву, освятил дом. Потом начал со мной разговаривать, спрашивал, в каком я классе, как зовут. Я ответил. Он: «Хорошо, я буду молиться за тебя. А кем ты хочешь быть?» – «Я еще не знаю, хотел быть врачом, но сначала – военным». А он мне вдруг: «А ты не хочешь стать священником?» – «А как можно стать?» – спрашиваю. «Ну, нужно в школе выучиться, ходить в церковь, прислуживать, потом в семинарию поступишь, затем в академию, если захочешь. Вот как я». А он мне так понравился! Он такой красивый был: борода красивая, одежда красивая, говорил на церковнославянском, когда читал молитвы. В меня это всё вошло как-то так: я вдруг начал что-то понимать и чувствовать другое. И он уехал…

Ну, и я, когда заканчиваю 10-й класс, маме говорю: мол, так и так было когда-то, и я хочу в семинарию. И мама моя руками разводит: «Да ты что?!» А это же было советское время, все священники были не в чести, Церковь не в чести – всё это гонимо было. И она стала упрашивать: мол, ты же не знаешь ничего; а я-то, говорит, помню, как в 1933 году гоняли этих священников несчастных, а им есть нечего, их судили, убивали! Нет, нет, нет! И так она меня убедила. Я сдался и не стал поступать в семинарию. Пошел в артисты.

Об актерском деле и ролях, от которых пришлось отказаться
Когда-то в Древнем Риме, в Колизее, устраивались сражения. И там были аристократы римские. Они воспитывали своих молодых наследников таким образом: собирали их и собирали рабов. Напаивали рабов до свинского состояния и запускали в грязную жижу, и они, рабы, в этой жиже дрались, боролись, ползали… то есть в самом непотребном виде находились. И аристократы говорили молодым наследникам: «Смотрите, вы будете выглядеть так же, если будете злоупотреблять спиртными напитками». Так вот, актерское дело – это примерно то же самое, как эти рабы, которые напивались, валялись и были в непотребном виде. Мы, в общем, показываем всё через своих персонажей: как надо жить, каким должен быть человек, когда играем праведных и мудрых людей. Или – как не должен жить человек, как непотребно жить, когда играем отрицательные роли. Мы как рабы, такова профессия. Нельзя играть только положительные роли, это и неинтересно, потому что в самом тебе есть столько отрицательного, что ты можешь это использовать, чтобы сыграть и такие роли. Мы являемся такой вот бумажкой лакмусовой для зрителя, поэтому приходится играть! Но не всегда. Вот у меня, например, не всегда хватает сил на это. Режиссер Элем Климов в фильме «Иди и смотри» приглашал меня сыграть полицая белорусского. А я помню, что на Украине, где я жил, это было самым позорным словом – «полицай». Это предатель. И я не согласился. Не хватило у меня духа.

А один раз болгарский спектакль у нас, в «Ленсовете», ставили. И мне предложили играть роль зоотехника, который в целях экономии должен отстрелять собак, стороживших стадо овец. И он приехал отстреливать этих собак, чтобы сэкономить. И я вот не смог этого зоотехника сыграть – отказался. Я говорю: не могу! Собак невинных, которые сторожат стадо от волков, выученные, такие прирученные, умелые, – их убивать ни за что ни про что?! Не буду! Так что бывают и такие случаи. Я же продукт советский, нас же запугали всех, поэтому и в Ленинграде, где долго жил, я в храм редко ходил. Там знали меня. Ведь все докладывали, доносили: мол, ходит в церковь. Поэтому в церковь я ходил на гастролях. В других городах меня не знали, поэтому я спокойно ходил. А когда в другие города с театром приезжал, всегда ставил иконку и свечку на стол. И вот один зашел, посмотрел; второй зашел, увидел; третий. И меня вызывает парторг: «Как, вы у себя в номере держите иконы?! Как так?!» И такое бывало. Поэтому, к слову, к своему духовнику я пришел уже в возрасте. Мой духовник, отец Евгений, батюшка замечательный. В нашем сельском храме служит. Церковь наша двухъярусная, красивая. Она никогда не закрывалась, ни на один день. Пришли ее закрывать в свое время, а чтобы ее закрыть, нужно сначала открыть, всё описать. Староста был очень умный и толковый мужик. Он подошел к дверям, по карманам постучал, говорит: «А где же ключи, батюшки, а где же ключи?» И начали они искать ключи. Он их водил-водил, и в сараях, и в доме искали – нет ключей. Они полдня проходили. И тем, которые приехали церковь-то закрывать, видимо, надоело, они ушли и сказали, что в следующий раз приедут. Больше не приезжали.


Поэтому церковь очень намоленная, раз не закрывали, и там, конечно, атмосфера потрясающая. Когда-то в эту церковь ходило много людей, так как в округе церквей не было больше. А сейчас построили. Поэтому прихожане распались на другие приходы, и церковь немного оскудела. Но всё равно этот храм пользуется большим уважением прихожан. Воскресная школа здесь хорошая. Мой храм мне больше всего нравится, потому что он родной. А вообще, как говорил Подколесин – помните? – когда разговаривал с Агафьей: «В это воскресенье я был в таком-то храме, а в прошлое – в другом, а еще раньше я ездил в тот-то храм, а, впрочем, молиться всё равно где, в какой бы то ни было церкви». Дело в том, что храмы – это вещь загадочная. Самый красивый тот храм, на который ты сейчас смотришь. Я уже в зрелом возрасте стал изучать церковнославянский, по молитвам, по Святому Евангелию. И вспомнил, как он подействовал на меня, когда я в детстве-то захотел священником стать. Такой красивый язык! Его надо пропагандировать.
Прикрепления: 3403030.jpg(7.2 Kb) · 2370175.jpg(11.0 Kb) · 8299094.jpg(7.5 Kb) · 4714634.jpg(19.2 Kb) · 4597685.jpg(18.3 Kb) · 2530918.jpg(26.1 Kb) · 5219615.jpg(6.3 Kb) · 9489877.jpg(13.9 Kb) · 8867870.jpg(14.8 Kb) · 1605808.jpg(8.6 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Суббота, 04 Фев 2017, 17:35 | Сообщение # 15
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline

Я вот сейчас пример скажу. У меня дедушка и бабушка – родители моей мамы – жили в Лохвице Полтавской области. И когда стала свобода на Украине, после революции… кстати, свободу Украине дала именно революция, советская власть дала свободу Украине… и когда на Украине появился «Союз освобождения Украины», то появились церкви, в которых службы велись на украинском языке. Но в большинстве церквей служба велась на церковнославянском. Бабушка моя ходила в церковь, где служба велась на церковнославянском языке, а дедушка – где на украинском. Они дома очень сильно ругались между собой. Бабушка доказывала, что это всё бесовское, что так нельзя! А дед говорил: «Да ты же ничего не понимаешь, что говорят, а я стою и всё понимаю». И они – до драки. И наконец бабушка нашла аргумент. Говорит: «Хорошо, на каком языке мы с тобой ругаемся?» Он отвечает: «На украинском». – «А скажи, разве можно говорить с Богом на том языке, на котором ты ругаешься?» С Богом нужно разговаривать на языке, где нет ругательств, а в церковнославянском языке нет ни одного ругательного слова.

Я читаю на церковнославянском, иногда, правда, какие-то слова не понимаю – проскакиваю. Ну, думаю, Бог управит, пойму когда-нибудь. Потом заглядываю в словари, в переводы. Есть Евангелие у меня, где на одной половине листа написано на церковнославянском, на другой половине – на русском. Я таким образом сравниваю и чего-то понимаю. Я верю в то, что написано в классических и не испорченных книгах. Я никогда не задумываюсь, не пытаюсь анализировать. Я верю – и всё! Верю! Отчего это происходит, почему, я не пытаюсь осмысливать. Есть люди, которые могут это делать и должны это делать, – они это делают, а я это читаю. В частности, мне нравится читать Паисия Святогорца. Можно сказать, настольные книги. Художественную литературу читаю очень редко. Пушкина люблю, Лермонтова, Ю.Казакова, В.Распутина, Е.Носова. Хоть это и мирское, но есть у них что-то глубинное, духовное, благородное.

К концу разговора черноплодной рябины в тазу заметно поубавилось. А мы и не заметили, когда успели столько съесть. «Вот и хорошо, здоровее будете», – обещает Алексей Васильевич и говорит, что после нашего ухода займется хозяйством: «А то за поездками совсем всё забросил, перед соседями стыдно». И при нас намечает фронт работ: засохшее дерево спилить, дрова в баню нарубить, вымести листья с дорожек… «А что сделать с ягодами? – вдруг озабоченно спрашивает сам себя Петренко. – А из ягод мы с дочкой компот вечером сварим!» На том и попрощались.
Максим Васюнов
19.10. 2015 г. Православие.ру

http://www.pravoslavie.ru/86891.html

АЛЕКСЕЙ ПЕТРЕНКО: «С ЛЮБОВЬЮ И БЛАГОДАРНОСТЬЮ ПРОЩАЮ ВСЕХ»
22 февраля не стало великого русского артиста А.В. Петренко. Он ушел в небеса в русскую Масленицу, и это символично еще потому, что в фильме Н.Михалкова «Сибирский цирюльник» Петренко снялся в сцене дореволюционной русской Масленицы, которая навсегда вошла в историю. Об этом празднике Алексей Михайлович рассказал в одном из последних интервью...

- Что такое Масленица для вас лично?
- О русской Масленице знаю много и мало. Попробую коротенько рассказать о главном. В простонародье Масленица - прежде всего, блины. А знаете, какой это символ? Солнце. Наши предки имели глубокие познания о природе, о матушке земле. Умение жить в согласии с природными явлениями помогало русскому народу набирать силу, здоровье в теле.

- А с религиозной точки зрения?
- Ведь посмотрите, как все продумано до тонкостей. Восьмая неделя перед Пасхой, Масленица проходит перед великим постом и заканчивается Прощеным воскресеньем. Народ благодарит зиму, провожает ее и готовится к встрече весны. Что такое зима? Это внутренние невзгоды человека, его грехи и какие-то обиды на жизнь, недовольства, претензии, не так ли? И вот Масленица помогает расшевелить человека, встряхнуться и сбросить с себя лень и все болячки. Она напоминает, что жизнь прекрасна, щедра, полна изобилия, творчества и созидания. Прости себя и всех, кто тебя обидел, попроси сам прощения и приступи к очищению души и тела - вот что советует нам Русская Масленица. Раньше, я знаю, Масленицу называли честной, широкой, щедрой, отсюда и поговорка: "Жить как масле кататься".

- По сути, Масленица знаменует собой начало весны...
- А что такое Весна? Это возрождение нового, чистого. То есть, чистому семени необходимо помочь набрать силу с приходом весны, чтобы оно созрело мощным энергичным и обеспечило здоровое потомство. Для невест и женихов это была пора ответственного выбора спутника жизни. Считалось, что тот, кто в масленичную неделю найдет невесту и получит благословения у ее родителей, да еще пройдет путь воздержания, Великий Пост, - тот заслужил счастливую благодатную жизнь. А это, в свою очередь, способствовало созданию крепкой православной семьи и продолжению чистого, богатырского русского рода. Я думаю, что ценный смысл этой великолепной русской традиции заключается в преемственности поколений, навыков сохранения традиций почитания законов Божьих, сохранения семьи в чистоте и благодарности, сохранения природы и почитание матушки Земли.

- А в вашей семье праздновали Масленицу?
- В моей семье мы так широко не праздновали, как-то в советское время этот праздник не имел такой широты, но дома мама обязательно пекла блины - «налистники» в горшочке в печи. Ох, вкуснятина эти мамины блины! «Налистники» мама готовила так: домашний творожок обворачивали блином и заливали сметаной, а потом это все запекалось в печи. Этот вкус и радость души невозможно передать. Правда сейчас моя жена Азимушка тоже нас балует блинами. Причем она знает множество разных рецептов, и у нее это получается по-особенному, с яблочным вареньем, которое она варит сама.

- А какая Масленица вам запомнилась больше всего?
- Самая широкая и радостная масленица в моей жизни была в «Сибирском цирюльнике». Н. Михалков- гениальный режиссер, он сумел очень четко задать тему широкой русской души, поэтому и нам, актерам, удалось достоверно передать исконно русское настроение этой удивительной традиции. Как в той песне Шаляпина Еремки «Широкая масленица» - одна из моих любимых.
Дорогие мои москвичи, хорошей вам масленичной недели! Прошу прощения у всех, кого когда-либо чем-либо обидел. И я с любовью и благодарностью прощаю всех! Храни Вас Господь. Всем обновления, очищения. Плодородной теплой весны, наполненной силой и энергией любви. Здоровые люди – залог здоровой нации. Здоровая нация – залог здоровой, крепкой России.
Анжелика Заозерская
23.02. 2017., газета "Вечерняя Москва"

http://vm.ru/news....14.html

"КОГДА АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ПЕЛ, НА ВТОРОМ КУПЛЕТЕ ЛЮДИ НАЧИНАЛИ ПЛАКАТЬ"


Только на днях мы сообщали, что 26 февраля в Москве состоится концерт «Четыре века русской духовной музыки» с участием Народного артиста России, члена Патриаршего совета по культуре Алексея Петренко. А 22 февраля Алексей Васильевич скоропостижно скончался. О своем друге, как о человеке и христианине, рассказывает старший регент Богоявленского кафедрального собора в Елохове Евгений Тугаринов.


С А.В. Петренко мне посчастливилось познакомиться 17 лет назад. Это произошло в рамках подготовки фестиваля православной музыки и православного искусства, который проходил в Сибири, в городе Лесосибирск. Мало кто знает это название, но этот город – одна из малых столиц российского лесоповала. Тогда он представлял собой скопление одноэтажных зданий барачного типа, в которых жили ссыльные люди – труженики лесоповала или деревообрабатывающих заводов. Организатором фестиваля был настоятель Крестовоздвиженского храма Лесосибирска протоиерей Андрей Юревич. В то время он был духовником Алексея Васильевича и пригласил свое духовное чадо на фестиваль. Туда же был приглашен и наш хор Православного Свято-Тихоновского института, в котором пела дочь отца Андрея (ныне – матушка Екатерина).

Во время подготовки к фестивалю мы встречались с Петренко в консерватории, где я тогда работал. Я знал, кто такой Петренко, смотрел многие его фильмы и, конечно, поначалу робел в общении с известным, выдающимся актером. Но как-то однажды мы встретились с ним в консерватории, чтобы отрепетировать песни, которые предполагалось петь ему с нашим хором. Мы пошли в класс, разговорились, и вдруг я услышал от него такие признания, которые сразу показали мне, что это не просто большой актер, но еще и большой человек. Человек именно христианского толка, христианского устроения. Он рассказывал, что давно уже думает оставить театральную и актерскую деятельность и хочет сосредоточиться на своем внутреннем мире, чтобы подготовить себя к Царствию Небесному, к спасению. Конечно, можно по-разному относиться к словам людей о таких желаниях или намерениях. Иногда что-то бывает сказано в силу сиюминутного настроения. Но последующие годы знакомства, а поддерживали отношения мы постоянно, доказали мне, что те слова действительно были настоящим, правдивым размышлением. Нет, он не оставил театральную жизнь, потому что каждому из нас необходимо трудиться и зарабатывать кусок хлеба. Тем не менее, эти слова показали мне, что он серьезно думает о спасении.

На фестивале в Сибири мы пели с Алексеем Васильевичем патриотические и народные песни, церковные песнопения. Уже тогда я увидел, что это большой христианин. И для всех нас это было уроком и примером, особенно для молодежи – студентов, которые ездили с нами. Вспоминаю, как мы уезжали из Лесосибирска и Алексей Васильевич, вместе с женой и своим другом – актером БДТ В.Ивченко, пришел на вокзал нас провожать. Представьте картину: хор уже сидит в поезде, студенты изо всех окон высунулись в сторону перрона, где стоит Петренко, и все вместе – хор и Алексей Васильевич – во всю мощь поют марш белогвардейского Алексеевского полка: «Пусть свищут пули, льется кровь, пусть смерть несут гранаты…» Люди на вокзале, пассажиры и провожающие, смотрели на это не столько с удивлением, сколько с восхищением. Потому что и у тех, кто был в поезде, и у тех, кто на перроне, текли в тот момент слезы – так сильно звучала эта песня. Петренко ее очень любил…

Потом случилось так, что в 2001 году я уехал работать в Англию и остался там на целых 13 лет. Дважды туда приезжал Петренко, чтобы выступить с английским хором, вернее – с русским хором в Лондоне. Мы тоже пели церковные вещи, народные и патриотические вещи. В оба визита по нескольку дней мы практически не расставались. Сначала он приезжал по моему приглашению, заходил ко мне обедать, я его устраивал на постой к прихожанам, которых он очень полюбил. Вторая поездка состоялась по приглашению тогдашнего посла России в Великобритании. Помню, как посол просил меня, чтобы Петренко приехал пораньше, поскольку у посла заканчивалась госкомандировка и он должен был уезжать в Москву. Но Петренко приехал, когда смог, на две недели позже, чем рассчитывал посол. И посол, которого в Лондоне уже ничто не держало, специально остался в Англии, чтобы принять Алексея Васильевича, обеспечить его всем необходимым и иметь возможность поужинать с ним после одного из концертов.

С тех пор, как три года назад я вернулся в Россию, меня не покидала мысль о совместном концерте с Петренко. Не раз я говорил Алексею Васильевичу, что у меня теперь есть профессиональный хор в Богоявленском соборе, и мне хотелось бы с ним спеть. Но он отвечал: «У меня нет сил. Я болею, трудно мне сейчас». Действительно, ему было трудно физически. Он лежал в больнице, и прямо из палаты выходил на концерт с оркестром Федосеева, отрабатывая взятые на себя обязательства. Еще месяца полтора назад Алексей Васильевич не соглашался на совместный концерт. Я приехал к нему вместе с настоятелем Богоявленского собора протоиереем Александром Агейкиным, и мы опять завели этот разговор:«Просим вас поучаствовать в концерте с хором». Но он и тогда сказал: «Хочу, но пока не соглашусь». И вот, недели три-четыре назад, Петренко согласился: «Готов. Давай выступлю, но только не полностью, а возьму себе маленький эпизод». Мы выбрали 10 минут – монолог, два произведения, стихотворение…


Он собирался читать Гоголя – монолог Тараса на костре, монолог о товариществе, это был один из коньков. А еще – читать стихотворение, посвященное Богу, петь с хором «Да исправится молитва моя» Чеснакова и замечательную песню о девушке, которая выходит замуж, уходит из дома и прощается с домом, родителями, воротами… 8 февраля у нас была репетиция с хором. И когда Алексей Васильевич пел эту песню, на втором-третьем куплете люди начинали плакать. А ведь там очень простые слова. Мы обозначили программу, отрепетировали, наметили дату – 26 февраля. А 22 февраля он скончался. Я узнал об этом, когда ехал в Троице-Сергиеву Лавру, на отпевание архимандрита Кирилла (Павлова). Вдруг звонок от отца Александра Агейкина: «Вы знаете новость? Умер Алексей Васильевич Петренко». Как гром среди ясного неба. Я остановился на дороге, чтобы выслушать отца Александра. Потом позвонил жене Петренко, Азиме. И услышал рыдания. «Азима, ты где?» – «Я еду из Ташкента в Москву. Алексей Васильевич меня просто выслал из квартиры».

Накануне она по каким-то делам полетела в Ташкент. Перед полетом позвонила мужу, они поговорили. Тот еще сказал: «Что ты, только уехала из дома и уже звонишь». А когда она прилетела в Ташкент, то получила смс: «Алексей Васильевич умер». И тем же самолетом она вернулась обратно. Вечером я заехал к ним домой. Там уже ощущается какая-то пустота. Алексея Васильевича нет дома, и мы знаем, почему его нет… А концерт наш состоится. На место Петренко станет актер Н.Бурляев и прочтет стихотворение Державина «Бог». А жена Алексея Васильевича, Азима, споет песню «Дороги» – так, как они пели с мужем и как это намечалось с хором. Может быть, и душа Алексея Васильевича будет с нами, этого мы не знаем… Только сейчас осознаешь, что дружба с таким человеком – это невероятное обогащение души. Сила у него было огромная во всем, но самая главная – сила духа, сила души, обаяние души, глубина и сила чувств. И все это не было оторвано от Бога. Его уход – огромная потеря для меня. Потеря, которую никто не восполнит. Мне она знакома – восемь месяцев назад умерла моя жена, которую Алексей Васильевич хорошо знал, да и звали наших жен одинаково. Его жена, Галина Петровна, умерла три или четыре года назад, и он тоже тяжело это переживал. А как иначе можно пережить потерю человека, с которым прожил не один десяток лет?

На земле смерть человека – это потеря. А на небе – приобретение. Теперь у меня есть молитва за него и надежда, что душа Алексея Васильевича обретет покой, приобретет радость жизни с Богом. Потому что люди, всю свою жизнь, весь дарованный Богом талант посвятившие другим – чтобы сделать их чище, выше, благороднее, достойнее – такие люди, я думаю, в очах Божиих как миссионеры, как апостолы. Большой человек от нас ушел. Но, может быть, и большого молитвенника за нас на небе мы приобрели. Надеюсь и верю в это. Мы знаем, что в первые дни после смерти христианин идет на поклонение к Христу. И когда я сам уйду, я буду счастлив узнать, что душа Алексея Васильевича упокоилась в светлом месте, обрела радость, что ему хорошо. Надеюсь встретиться с ним когда-нибудь…
Записал Артем Левченко
25.02. 2017. Правмир

http://www.pravmir.ru/kogda-a....-plakat

Прощание с Народным артистом России А.В. Петренко состоится в понедельник, 27 февраля. В 11.00 – 13.00 в Доме Кино пройдет гражданская панихида, а в 14.00 – отпевание в Никольском храме села Никольского (Московская область), прихожанином которого был Алексей Васильевич. Похоронят его в Москве на Николо-Архангельском кладбище.

НЕ СТАЛО ОЛЕГА ВИДОВА


"Олег Видов, любимый муж, отец, друг, скончался сегодня в Уэстлейк Виллидж, Калифорния, от осложнений после онкологической болезни. Ему было 73 года", - сказала супруга актера.

Его талант актера ценили не только советские, но и западные режиссеры. "Хотя советским актерам не было разрешено работать за рубежом, Олегу позволили сниматься в Дании в фильме "Красная накидка" режиссера Габриэля Акселя, который был номинирован в 1967 году на Пальмовую ветвь, и в Югославии в фильме "Битва на Неретве". Дино де Лаурентис пригласил Олега работать над фильмом "Ватерлоо" советско-итальянского производства вместе с Родом Стайгером, Кристофером Пламмером и Орсоном Уэллсом", - рассказала она. В 1985 году Видов переехал в Лос-Анджелес. По словам Борстин, тогда советские телеканалы прекратили показывать фильмы с его участием, однако затем снова стали их транслировать, но без имени Видова в титрах.

После распада Советского Союза актер много раз приезжал в Россию. В США актер продолжил карьеру. Его партнерами по съемочной площадке были А.Шварценеггер, М.Рурк, У.Битти. Он также снимался в телесериалах на канале HBO, NBC. ABC. Помимо актерской карьеры, Видов занимался благотворительностью, сотрудничал с ООН и Красным Крестом для доставки гуманитарной помощи жителям Сараево, Могадишо и Анголы. В 2007 году он стал сооснователем центра по лечению алкогольной и наркотической зависимости в Калифорнии.
16.05. 2017. РИА новости
https://ria.ru/society/20170516/1494395463.html


Олег Борисович Видов родился 11 июня 1943 года в селе Филимонки Московской области. Его мать Варвара была учительницей, отец Борис Гарневич - экономистом. В детстве он жил со своей матерью, которая работала в Монголии и Восточной Германии, затем - с тетей в Казахстане. Позже с матерью и тетей Олег переехал в Москву. В 1966 году окончил актерский факультет ВГИКа, в 1978 году - режиссерский факультет ВГИКа. С 1966 года работал в Театре-студии киноактера (ныне - Государственный театр киноактера). В 1961 году дебютировал в эпизоде в картине А.Салтыкова "Друг мой, Колька!".

В 1964 году он сыграл главную роль в фильме В.Басова "Метель", снятой по одноименной повести А.С. Пушкина. Затем он исполнил роль Медведя в сказке Э.Гарина и Хеси Локшиной "Обыкновенное чудо" (1965) по Е.Шварцу. В "Сказке о царе Салтане" (1966) А.Птушко Видов сыграл князя Гвидона. В конце 1960-х годов снялся в зарубежных фильмах "Красная мантия", "О причине смерти не упоминать", "Есть любовь, нет любви", "Битва на Неретве". В 1969 году был занят в фильме С.Бондарчука "Ватерлоо". В 1971 году снялся в комедии "Джентльмены удачи" и сказке "Могила льва". Звездным часом для Видова стало участие в съемках советско-кубинского фильма "Всадник без головы" (1973) по роману М.Рида, где он сыграл главную роль Мориса Джеральда. В 1974 году снялся в советско-японской мелодраме "Москва, любовь моя", а в 1976 году - в фильме А. Алова и В.Наумова "Легенда о Тиле" в роли адмирала де Люме. В 1974 году Олег Видов был удостоен звания Заслуженного артиста РСФСР. В 1983 году актер эмигрировал в Югославию. С 1985 года он жил в США. Первой его американской картиной стал фильм "Красная жара" (1988), где он сыграл советского милиционера. В 1989 году актер снялся в картине Залмана Кинга "Дикая орхидея". Затем последовали киноленты "Три августовских дня" (1992), "Бегущий по льду" (1993), "Пленник времени" (1993), "Любовная история"( 1994) и др. В 2006 году Видов сыграл в российском сериале "Заколдованный участок".


В США вместе с женой Джоан Борстин стал владельцем компании Films by Jove, которая в 1992-1994 годах приобрела у студии "Союзмультфильм" права на зарубежный прокат 547 классических советских мультфильмов, среди которых "Чебурашка", "Ежик в тумане", "Аленький цветочек", "Маугли", "Снежная королева", "Сказка о царе Салтане". Согласно договору 1992 года, компания актера получила коллекцию советских мультфильмов и права на ее использование, реставрацию, распространение, лицензирование, тиражирование. FBJ провела работу по реконструкции советских мультфильмов - их оцифровали, раскрасили, переозвучили. В 2007 году российский бизнесмен Алишер Усманов выкупил коллекцию за 10 миллионов долларов. В 2010 году Арбитражный суд Москвы признал недействительным договор 1992 года. Видов также помогал своей супруге управлять клиникой по лечению наркомании и алкоголизма среди зажиточных американцев.


Первой женой Олега Видова была Наталья Федотова, от этого брака у него родился сын Вячеслав. Второй его супругой стала американка Джоан Борстин. У актера также остался сын Сергей.
https://ria.ru/spravka/20170516/1494409581.html
Прикрепления: 5284722.jpg(13.5 Kb) · 5705063.jpg(10.6 Kb) · 6049913.jpg(5.8 Kb) · 0229987.jpg(33.3 Kb) · 1397703.jpg(9.5 Kb) · 4000743.jpg(8.0 Kb) · 7355881.jpg(9.6 Kb) · 7139968.jpg(14.2 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 07 Фев 2017, 12:06 | Сообщение # 16
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
ПАМЯТЬ...
НЕ СТАЛО ИННЫ САВИНОЙ
27 августа 2011 года ушла из жизни Ия Савина. У нее был идеальный вкус на правду и на ложь…


Она не была актрисой. На актрису, во всяком случае, она никогда не училась. Возможно, это и позволило ей стать одной из самых уникальных, незабываемых русских актрис ХХ века. Сама она этим обстоятельством всегда очень дорожила и не забывала подчеркивать. "Какая я актриса, я журналист!" - нередко можно было услышать от нее. Она и вправду окончила МГУ, там же, в Студенческом театре, началась ее актерская жизнь. Но со своего дебюта в спектакле по пьесе П. Когоута "Такая любовь" Р.Быкова она так и не научилась играть. Жить на сцене и в кино - это стало для нее смыслом профессии, в которую она вошла столь же случайно, сколь и естественно. Ф. Раневская, ставшая ее другом на долгие годы совместной работы в Театре им. Моссовета, все удивлялась, откуда эта легкость перевоплощения в совсем молодой актрисе. А эта легкость оборачивалась для Ии почти ежедневным риском для жизни: давление подскакивало страшно. Она быстро стала нарасхват и в кино, и в театре. Простота и грациозность, соединенные со смиренной кротостью и каким-то внутренним сиянием, позволили ей неповторимо соединиться с такими образами русской литературы, как Анна Сергеевна в "Даме с собачкой", Кроткая (1960) и Сонечка Мармеладова (1966, Театр им. Моссовета, спектакль "Петербургские сновидения"). Узнав о смерти актрисы, ее партнер в "Даме с собачкой" А.Баталов сказал: "Это самая важная и дорогая для меня картина и встреча... Ее работа, ее отношение к делу, к людям, которые ее окружали, - это все совершенно особенное, не похожее ни на какие другие актерские судьбы".


В 1967 году А.Кончаловский искал для своего фильма "История Аси Клячиной, которая любила да не вышла замуж" не актрису. Нашел Ию Саввину. Снимаясь с деревенскими жителями, она говорила режиссеру: "Не получится у меня ничего! Поймите, как я могу играть с простыми людьми… Я же вся коростой актерской "обросла". Так родилась одна из самых больших актерских работ в кинематографе 60-х. Как впоследствии скажет сама Саввина: "…Мне помогло то, что я деревенская, как мама. Так гены "сработали" за меня". Кажется, в ней и впрямь - сквозь колоссальный интеллект и университетское образование - всегда жила генетическая связь с ее семьей: все ее тетушки учились в церковно-приходской сельской школе под Воронежем, хотя ее мама, женщина, по-видимому, выдающаяся, смогла закончить мединститут и стать очень сильным врачом.

Пережив пик театральной славы, Саввина ушла из Театра им. Моссовета сразу после смерти его руководителя Ю.Завадского. В 1977 году О.Ефремов пригласил ее во МХАТ, где она и проработала до последних дней. Между прочим, это ее голосом говорит Пятачок в "Винни Пухе". Список ее киноролей так же огромен, как и театральных работ. Среди них - такие знаменитые, как "Открытая книга", "Слезы капали", "Гараж". Огромная работа души чувствовалась в каждом ее творении. За каждым стоял и большой опыт страдания, терпения и любви. Сын актрисы от первого брака с Вс. Шестаковым родился больным, с синдромом Дауна. Не отказавшись от трудного ребенка, она вкладывала в него все силы - приглашала врачей, педагогов, занималась сама. Сейчас Сергею 53 года, он прекрасно знает русскую поэзию, говорит по-английски, пишет картины. Свое 75-летие Ия Сергеевна хотела отметить новой работой в пьесе Людмилы Петрушевской "Он в Аргентине" на сцене МХТ им. Чехова... Есть что-то глубоко символичное в том, что Ия Саввина, сыгравшая Кроткую и Сонечку Мармеладову, чьи героини излучали столько света и любви, скончалась в канун одного из самых больших христианских праздников Успения пресвятой Богородицы. ..
Алена Карась
29.08.2011. РГ

http://www.rg.ru/2011/08/28/savvina-site.html

ФИАЛКА МИЛОСТЬЮ БОЖЬЕЙ
МХТ им. Чехова еще не открыл сезон. Но в МХТ - траур: умерла его лучшая актриса, народная артистка СССР Ия Саввина. Имя короткое, как выдох, как изумление: и я?.. Но ее таланту изумлялась не она сама, а огромная страна. И вот ее не стало на 76-м году жизни.


Невысокого роста, неяркой, пастельной внешности, неактерского поведения. Да в актеры Саввина и не собиралась - готовилась в журналистки. И, судя по всему, стала бы отменным профессионалом, возможно, моей старшей коллегой, - все качества для этого у нее были: острый ум, тонкое чувство слова, собственный взгляд на жизнь и людей. Но был Студенческий театр МГУ. И был спектакль «Такая любовь», поставленный Р.Быковым и им же сыгранный вместе с никому неизвестной студенткой журфака Саввиной. Сказать, что на эту постановку ломилась вся Москва, - ничего не сказать. Мой первый звонок - худруку МХТ О.Табакову. Он не в Москве, на гастролях в Кемерове.
- Первый раз я увидел Ию в «Такой любви». Она совсем была не похожа на строительницу коммунизма середины прошлого века. Нежная, женственная, очаровательная. Господи, сколько же ей было недодано - в смысле самореализации и вообще... Табаков замолкает. Все случилось неожиданно, хотя знали: смертельный исход неизбежен. Еще весной у актрисы случился инсульт, она попала в госпиталь им. Бурденко, там ее вроде бы подняли, но поставили страшный диагноз: рак. Саввина повела себя удивительным образом. Она отказалась от операции, от лечения. Не стала бороться, решила перед смертью все расставить по своим местам. Но об этом позже.


После столь блестящего дебюта в Студенческом театре ее заметили и О.Ефремов, и кинорежиссер Хейфец. Последний пригласил непрофессионалку в свой фильм «Дама с собачкой» по Чехову. И эта роль принесла ей успех. Большие серые глаза чеховской героини, которые в упор смотрят с экрана то на зрителя, то на своего партнера - А.Баталова, забыть невозможно. Как нельзя забыть тихий голос ее сильной героини в картине «Служили два товарища», в партнерстве с В.Высоцким. Ефремов зовет ее в «Современник», но... Надо знать Ию: эта самостоятельная независимая гордячка руководствуется только собственными решениями. Она идет к Завадскому - в Театр им. Моссовета, где служит ее кумир, ее любовь Ф.Раневская. Но Ефремов все-таки дождался Саввину, и когда она перешла к нему в МХТ - сыграла во всех его чеховских спектаклях. Много прекрасных ролей, но в данном случае глагол «играла» меньше всего будет правильным, потому что Саввина не играла: она ходила по сцене как по жизни. Кстати, имя Ия в переводе с греческого означает «фиалка» - нежный цветок лилового и сиреневого цвета. Но у этого «цветка» сильный характер, и, как знают многие ее коллеги, за очарованием - яркая личность со строгими, даже суровыми оценками, чуждая комплиментарности и какого-либо пафоса.

- Всем народным артистам СССР полагалась в Художественном театре машина. Я знаю случаи, когда машина опаздывала, стояла в пробке, то артист возвращался домой, звонил в театр и обиженным голосом говорил: «Машина не пришла» - вспоминает И.Корчевникова, много лет прослужившая в театре. .Саввина никогда так не делала - она могла выйти из машины, стоящей в пробке, пересесть на городской транспорт и мчаться в театр, чтобы не опоздать на спектакль. А еще как никто умела дружить, и для нее святым было слово «старики». Нужно дать шефский концерт для ветеранов сцены или войны - ехала беспрекословно. Есть еще одно очень важное обстоятельство, которое заставляет взглянуть на эту актрису с иной стороны. Это ее сын Сережа. Он родился в любви, его отцом был самый молодой доктор наук в СССР Вс.Шестаков. Он вместе с Саввиной играл в Студенческом театре, был ярким, талантливым актером, но театру предпочел науку. В Студенческом театре и поженились.


Она как будто предчувствовала свою смерть - отказалась от операции, лечения и все привела к общему знаменателю. Где-то две недели назад она зарегистрировала брак с актером и режиссером Театра на Таганке А.Васильевым, с которым была связана много-много лет. Они сходились, расходились, два года назад сошлись окончательно, но без оформления каких бы то ни было формальностей. Формальности Саввина решила оформить только теперь. - Все говорят, что она была суровая, - плачет администратор МХТ В.Иванова, - это неправда. А я помню, что Ия Сергеевна была первым человеком, который обогрел меня, когда я пришла в МХТ.
Театр пустой, администрация хлопочет по поводу кладбища, улаживает похоронные дела. Место погребения пока еще не определен, сегодня ждут решения Собянина.
Светлая Вам память, Ия Сергеевна Саввина.
Марина Райкина


Алла Покровская и Ия Саввина дружили много лет, а последние несколько лет обе играли на сцене МХТ им. Чехова. - Ия очень одаренный человек. Кроме всех заслуг ее на сцене и в кино она обладала удивительным даром - мгновенно запоминать стихи. Она обожала Б.Ахмадулину, Б.Окуджаву, И.Бродского и весь свой стихотворный запас она произносила исключительно художественно: тонко, умно, душевно... Последний раз мы виделись на ее 75-летии. Мы сидели, общались, и вдруг она вспомнила строки из Цветаевой, которые когда-то, лет 20, а может, 30 назад, она же читала в нашей компании... Она будто вернула те потрясающие дни.

А.Касаткин, один из последних режиссеров, с которыми Ия Саввина работала в кино. В его драме «Слушая тишину» она сыграла композитора и профессора консерватории, согласившуюся бесплатно учить приезжую талантливую девочку: - Мы познакомились в 2003 году. Я тогда работал вторым режиссером у Л.Марягина, который снимал Саввину в своей последней картине «Здравствуй, столица». Я заезжал за ней домой и отвозил на съемочную площадку. Так мы и подружились. Помню, она гениально разгадывала кроссворды. На любой, даже самый сложный кроссворд, у нее уходило не больше десяти минут. Изумительно читала Пушкина, Пастернака. Могла начать декламировать стихи просто так, пока все сидят за столом. А еще она изумительно готовила, знала массу рецептов, дома всегда держала кучу разных сушеных трав, которые сама же и заготавливала где-то в деревне, в 400 км от Москвы, где она жила все лето. Очень любила, когда к ней приходят гости.

Когда у меня появилась история «Слушая тишину», я никого, кроме нее, не хотел. Принес ей сценарий, она почитала, и ей понравилось. Слова о музыке, об искусстве, которые она произносит по роли, - это ее собственная позиция. Саввина из тех актеров, которые либо пускают своего персонажа внутрь себя, либо нет. Если он не тревожит ее, она просто не будет его играть. Она жила по собственной системе координат справедливости - того, что такое правда и неправда. После съемок общались мы нечасто. Я то в экспедициях, то в командировках... Обычно раз в год говорили по телефону, но зато долго. В последний раз - как раз в день ее рождения, 2 марта. Желал здоровья и всего, что обычно желают в таких случаях. Она отвечала с юмором, но усмешка эта была скорее горькая. Рассказала, как к ней пришла какая-то телеведущая, предложила участие в очередной новой передаче. Ия Сергеевна ответила: «Мне неинтересно. Моя система координат - это Пушкин и Толстой, а то, что вы предлагаете, - это неправильно». Та ей отвечает: «Это сейчас не любят смотреть, это никому неинтересно». «И что же, и „Даму с собачкой“ не будут смотреть?» - спрашивает Саввина. «Да ее уже давно не смотрят», - отвечает телеведущая. «Вот и ответ», - со смехом рассказывала мне Ия Сергеевна.
Никита Карцев
28.08. 2011. МК

http://www.mk.ru/culture....ey.html

ИЯ СЕРГЕЕВНА САВИНА
(02.03. 1936 - 31.08. 2011)


Народная артистка СССР, лауреат Госпремий СССР и РСФСР, Высшей театральной премии Москвы «Хрустальная Турандот», лауреат международного кинофестиваля.
Родилась в Воронеже. Отец - Саввин Сергей Гаврилович. Мать – Кутепова Вера Ивановна. Сын – Шестаков Сергей. Ее предки по материнской линии – из города Верхний Мамон Воронежской области. Мать после окончания школы училась на рабфаке, была одной из первых выпускниц Воронежского мединститута. Вера Ивановна – первоклассный врач, по выражению коллег, ставила диагноз «по цвету глаз». В детстве Ие пришлось много ездить по стране. Сначала жили в Феодосии, куда Веру Ивановну распределили после института. Потом переехали под Воронеж, в Красный Лиман. Родители перед войной развелись, мать вышла замуж за военного. И снова переезжали с места на место, пока не оказались в городе Боринском Воронежской области. В Боринском Ия окончила с золотой медалью школу. Она мечтала поступить на филфак МГУ, с детства читала запоем все, что попадалось, начиная от сказок и кончая классикой. Литература не делилась для нее на классическую и современную, события воспринимались как сиюминутные, как бы давно они ни происходили. Мир, где жила Ия, раздвигался, и приходили новые, интересные люди, в судьбы которых она верила беспрекословно. Но когда она приехала в Москву, прием медалистов на филфак уже закончился. Тогда Саввина подала документы на журфак, который только что выделился в самостоятельный факультет. Выдержав большой конкурс (на одно место было 13 претендентов-медалистов), она стала студенткой.

Ее актерская судьба началась в кружке худсамодеятельности МГУ, которым руководил актер театра им. Вахтангова И.К. Липский. Здесь ею сыграны 3 роли. Вскоре появилась пьеса П.Когоута «Такая любовь». Ставить ее на студенческой сцене пригласили Ролана Быкова. Лида Матисова в пьесе стала первой крупной ролью Ии, а сам спектакль, по словам критиков, – настоящей сенсацией. Он шел несколько лет с неизменным триумфом. По окончании МГУ (1958) Саввина планировала совместить сцену студенческого театра с работой редактора в «Детгизе», когда А. Баталов, который однажды пришел на спектакль «Такая любовь», предложил ей сняться в фильме «Дама с собачкой». Это во многом определило всю ее дальнейшую судьбу. Отношения в съемочной группе складывались внимательные и добрые, как бы облагороженные новеллой Чехова. Фильм ставил И.Хейфиц – тонкий, умный, талантливый режиссер. Его творчество привлекло внимание Саввиной, когда несколько лет назад она увидела фильм «Дело Румянцева». После просмотра картины она «вышла пораженная возникшим новым и непонятным интересом, не к артистам, не к сюжету, не к привычно обсуждаемым вещам (тема, идея и прочее), а к профессии, на которую раньше не обращала внимания, к профессии – режиссер…»

На съемочной площадке Ие Саввиной довелось работать с выдающимися мастерами отечественного кинематографа. Одним из них был оператор А.Н. Москвин – человек, с именем которого Ия Сергеевна так или иначе связывает свою жизнь в кино и театре. «Самой кинематографической профессией, – считает она, – является операторская. Полюбить кино – полюбить его специфику: кадр, павильон, приборы, изнуряющие вас светом…» Работалось легко. Хейфиц, Москвин, Баталов, художники Бэла Маневич и Исаак Каплан создавали незабываемую атмосферу. После «Дамы с собачкой» приглашения сняться в кино следовали одно за другим. Ия выбрала Кроткую в одноименной психологической драме по Ф.М. Достоевскому,  - одну из любимых ролей актрисы. В ее героине остро чувствуется дисгармония между высокой нравственностью и «внутренним счастьем». Смена состояний ее души трагична: желание любить, презрение и ненависть, равнодушие, уважение. Работая над ролью, актриса старалась каждому повороту мысли автора найти эквивалент чувства, найти душевное состояние своей героини. Она уходила со съемочной площадки «больная, разбитая и неудовлетворенная». «Я люблю эту роль, как любишь все, что тебе дорого достается», – напишет позднее Ия Сергеевна.

В 1960 году, снимаясь в «Кроткой», актриса получила приглашение в Театр им. Моссовета, который возглавлял Ю.Завадский. Там она дебютировала в роли Норы в одноименной пьесе Г.Ибсена. Ввод на главную роль в готовый спектакль – а он уже несколько лет шел с Л.Орловой – всегда испытание для артиста. В день первого спектакля Саввина получила корзину цветов с запиской: «Норе от Норы». Это была самая большая награда – цветы от кумира, от любимой актрисы. Она сохранила эту записку Л.Орловой как талисман… Еще 17 лет Ия Саввина играла в спектаклях Завадского. Было время, когда она металась между сценой и журналистикой. Юрий Александрович своей чуткостью и верой в то, что она должна быть актрисой, определил ее решение остаться на сцене. Одной из лучших ролей Ии Саввиной стала Соня Мармеладова в спектакле «Петербургские сновидения» по роману Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Огромность души Сони несоразмерна простоте и обыденности ее речей. Саввина играла Соню, переводя созданный Достоевским образ на язык сегодняшнего дня. В романе она более открытого темперамента, она часто вскрикивает и ломает руки. В Соне – Саввиной такого проявления чувств нет. Главное в ней – естественность. Она ничего не требует, не протестует, не понимает сложной теории Раскольникова. «Что же вы над собой сделали?» – ее первые слова, обращенные к Раскольникову. Понимание жизни и мудрость, заключенные в ее сердце, человечны и естественны.

Среди ролей Ии Саввиной в Театре Моссовета также Фэри в спектакле «Странная миссис Сэвидж» (1961) Д.Патрика, где она играла с Раневской, Полина Андреевна в «Чайке» А.П. Чехова, роль в «Ленинградском проспекте» И.Штока, где ее партнерами по сцене были Н.Мордвинов, В.Бероев, В.Сошальская. В 1977 году О.Ефремов пригласил Саввину во МХАТ, на сцене которого она играет тридцать лет. Ия Сергеевна участвует в спектаклях «Новый американец» по С.Довлатову и «Рождественские грезы» по пьесе Н.Птушкиной «Пока она умирала». Параллельно с театром шла работа в кино. Большинству киноработ актрисы свойственны мягкая, обаятельная манера игры вкупе с цельностью и психологической достоверностью создаваемых ею образов. Картина В.Титова «Каждый день доктора Калинниковой» принесла Саввиной главный приз на кинофестивале в Болгарии и открыла дорогу к «Открытой книге». Особое место в галерее образов, созданных актрисой, занимает Аникеева в сатирической комедии Э.Рязанова «Гараж» (1980), где она выступила в неожиданном для себя амплуа. Посвящая себя театру и кино, Ия Саввина не оставляла журналистской деятельности, много писала о волнующих ее явлениях в искусстве.

Отдельную страницу в творчестве актрисы занимают телевидение и радио. Впервые она пришла на Шаболовку в 1958 году – на практику. Трудилась в редакции литературно-драматических передач с Н. Успенской и В.Семячкиным, подготовила диплом на тему «Телевизионные передачи по вопросам литературы и искусства». Эта начавшаяся давно связь с телевидением не прекращается многие годы. В рамках учебной программы ЦТ Ия Саввина подготовила передачи, посвященные классикам русской литературы – И.С. Тургеневу, А.С. Пушкину, А.И. Герцену, Н.А. Некрасову, М.Е. Салтыкову-Щедрину, А.Н. Островскому, которые составили своеобразную серию. До этого она была автором и ведущей передач о творчестве Веры Пановой и Андрея Платонова. На радио она дебютировала еще будучи участницей студенческого театра. Самыми интересными для себя актриса считала радиопередачи, подготовленные в детской редакции с режиссером Лией Веледницкой, с которой они впервые встретились на радиопостановке «Дикая собака Динго» по Р.Фрайерману. Затем были сделаны и другие передачи. Так Ия Саввина участвовала в постановке «Телеграммы» по К.Паустовскому. Из других работ на радио актрисе особенно дороги передача о Е.р. Дашковой (режиссер В.Иванов) и совместное творчество с А.Баталовым – переписка Чехова и Мизиновой, режиссерская работа Баталова по Бунину.
http://www.biograph.ru/bank/savvina_is.htm 

ИЯ САВИНА: «НАШЕ ВРЕМЯ – ЩЕБЕНЬ ПОД ВЫВЕСКОЙ «ТОПАЗ»


Актерская среда не отличается доброжелательством, но я не встречал человека, который сказал бы дурное слово об И.С. Саввиной. Саввина – это достоинство и неизменно высокая планка, пятьдесят лет без единой проходной роли. Она живет замкнуто, в публичности не нуждается, высказывается редко и жестко. Играет в Художественном театре, от кинопредложений отказывается. Ролей уровня дамы с собачкой, Долли Облонской или Аси Клячиной сейчас для нее нет.

– В последнее время, перед юбилеем, все осаждают меня даже не просьбами, а требованиями дать интервью. Доходит до прямого шантажа: если вы не сниметесь в нашей программе, нам перекроют финансирование. Пришли – и оказались, кстати, очень славными людьми. Я ломала голову, в чем тут дело – юбилей-то некруглый, 75! Видимо, уверены, что я не доживу до 80?

– Простите, а я про юбилей не знал.
– В марте. Ладно, спрашивайте, раз уж мне не удалось от вас отбиться.

– Вы отказались в свое время играть в продолжении «Аси Клячиной». Значит ли это, что Асе больше нет места на земле, что вы не видите ее?
– Вместо Аси нарисовался безнадежно одномерный персонаж, с которым мне неинтересно. В серьезном искусстве никто не одномерен, даже Плюшкин, одержимый единственной страстью: Гоголь старательно наделяет его вполне человеческими чертами. Ведь он даже хочет подарить Чичикову часы, но часы не дарятся; он с ними расстаться физически не может. Сегодня же почти у всех всё плоско, но это проблема художников, а не Аси Клячиной. Мне понравилась недавняя статья Майи Плисецкой. Она пишет: мы всё время требуем, требуем, требуем… У народа, у правительства, у соседа… Ася Клячина – та, кто не требует, а отдает, в этом стержень и суть ее характера, а стержень ведь не меняется. Чушь, будто человека ломает жизнь, и незачем кивать на время. Меня всегда коробит, когда говорят «жизнь заставила». Жизнь никого не заставляет, она проявляет.

– Меня давно интересовало, почему вам до известного момента – примерно до середины семидесятых – предлагали сплошь положительные роли, а дальше пошли сплошные стервозные, и перелом этот случился как раз между «Открытой книгой» Титова и «Гаражом» Рязанова…
– Идиотский вопрос, простите меня. Вообще учтите, что моя резкость не от агрессии, это чистая самозащита. Но вопрос ваш мне в самом деле напоминает письмо, пришедшее после телеверсии «Поющих песков» – был такой спектакль Пети Штейна по «Сорок первому» Лавренева. Играла я там Марютку. И вот девушки, студентки техникума, не одобрили мою эволюцию: раньше, писали они, мы вам сопереживали, особенно в «Даме с собачкой», но теперь, когда вы убили такого хорошего человека… Хороший человек был Старыгин, игравший поручика Говоруху-Отрока. Это деление на положительных-отрицательных даже не условность, а школьничество. Хорошо, что сейчас на меня уже не удается налепить никакой ярлык – предлагают такое, что я отказываюсь сразу. Но зато это повод посмеяться, повеселиться – недавно звонит девушка и предлагает некую многосерийку. «Но ведь по сравнению с вашими сериалами латиноамериканские – совершенный Шекспир!» – говорю я. Она, видимо, не знает, что такое Шекспир. «Почему вы отказываетесь?» – недоумевает она и упоминает гонорар. Я пытаюсь ей что-то объяснить про критерий, про сохранение лица – она опять в недоумении..

– Интересно, что они вам предлагали?
– Раневская на вопрос об очередном плохом фильме, название которого она забыла, отвечала: «Фильм «Вашу мать», деточка».

– Вы дружили с Раневской?
– Нельзя сказать, что ты дружил с гением. Я ее знала. Вот картина, которую она мне подарила, – сцену из дель арте, с подписью «Талантливой Саввиной от такой же Раневской». А история про «Вашу мать» была такая. Она играла директора цирка в фильме «Сегодня – новый аттракцион» в Ленинграде. Фильм был в самом деле типичное «Вашу мать», но на съемках произошло невообразимое. У дрессировщика вырвался тигр. Он бежал, пока не уперся в Раневскую, и довольно сильно боднул ее головой. «Вообразите, деточка, – рассказывала она, – ж... превратилась в синяк изумительной красоты: лиловый, розовый, желтый – импрессионизм!» По ее словам, увидев эту усатую рожу, она немедленно упала в обморок, но второй режиссер в Ленинграде рассказал мне правду. Тигр бодает Раневскую, все попрятались в ужасе – она громко спрашивает: «Директор картины здесь?» Писк откуда-то из угла: «здесь!» – «Трюковые!»

– Все правильно. Если не смеяться, с ума сойдешь.
– Это смех, о котором Р.Быков рассказывал один из любимых своих анекдотов. Я не смогу, конечно, так его пересказать, но в общих чертах: в местечке погром, еврей жалуется: «Вынесли всё из дома. Вырвали все дверные ручки, потому что в них медь. Менее того, они пользовали мою жену. Более того, они пользовали меня. Уходя, они кричали: ты жид, ты вор, ты разбойник! После всего – и я же разбойник?! Мы так смеялись!» Я смеюсь сейчас в основном таким смехом. Вот сравнительно недавно, когда увидела из машины надпись «ООО «Топаз». Булыжник, щебень, цемент». Лучший символ эпохи.

– Вы никогда не жалели, что театр вас выманил из журналистики? Вы ведь журфак окончили, чем все наши до сих пор гордятся…
– Да никто не выманил, я продолжала писать до середины семидесятых, пока в какой-то момент рука не перестала тянуться к перу, перо – к бумаге… Эта потребность исчезла в одночасье, но принадлежностью к МГУ – не к театру МГУ, хотя и он был прекрасен, а к самому университету – этим я по-прежнему горжусь и по-настоящему благодарна не тем, кто поздравляет меня с днем рождения, а тем, кто звонит в Татьянин день. Когда начался театр, я сразу для себя решила, что писать отрицательные рецензии теперь не имею права, и писала только о том, что мне нравилось. После статьи о Юрском великий театровед Бояджиев сделал мне самый драгоценный комплимент: не знаю, сказал он, какую там даму с собачкой сыграла Саввина, но статья ее образцовая. Ну вот, а с середины семидесятых, видимо, ничто не нравилось мне в достаточной степени.

– Кстати, о «Даме с собачкой». Вы рассказывали как-то, что, когда надо было заплакать в кадре, вы прочли про себя Цветаеву – «И была у Дон Жуана шпага» – и слезы тут как тут. Откуда вы это знали в шестидесятом?
– И этот ваш вопрос напоминает мне ситуацию, когда в гостях у того же Бояджиева я услышала, как сосед по столу заговорил по-английски, и поразилась: «Вы знаете английский?!» Сперва было оглушительное молчание, потом хохот – сосед этот был Аникст, главный советский шекспировед. Откуда мы знали? Сразу после переезда в Москву – я ведь была девочка из деревни, хоть и с золотой медалью, которую тогда зря не давали – я мучительно стеснялась провинциальности среди всех этих блестящих людей, и любимым моим местом в городе стал Армянский переулок с его Исторической библиотекой. Там я находила Цветаеву – еще в журналах. Потом мне принесли переписанный от руки «Конец Казановы». Вообще многие удивлялись, что я знаю стихи, хотя я-то как раз удивляюсь, когда не знают. На «Даме с собачкой» прославленный оператор Москвин из-за сердечного приступа не успел снять натуру и выстроил уличную сцену в павильоне – лучше всякой натуры. Я в дилижансе, сцена с Баталовым. Баталов говорит: сейчас я тебе прочту стихи, которых ты не знаешь. И начинает: «Из-под гребня тяжелого смотрит женщина в шлеме, запрокинувши голову вместе с косами всеми». Я, продолжая: «А на улице жаркая ночь сулит непогоду, и расходятся, шаркая, по домам пешеходы»... Он – Хейфицу: «Уберите эту сволочь из дилижанса, я не буду сниматься!» Сразить меня Пастернаком не вышло.

– Я несколько раз слышал, как вы читаете стихи, – это было очень сильно и ни на что не похоже. Почему вы – такой литературный человек – никогда не выступали с чтецкими программами?
– Потому что негде. Я читаю себе вслух то, что подходит под настроение: мне хватает.

– И что подходит сейчас?
– «Подруга милая, кабак всё тот же.
Всё та же дрянь красуется на стенах,
всё те же цены. Лучше ли вино?
Не думаю: не лучше и не хуже.
Прогресса нет. И хорошо, что нет»
.

– Вы рассказали анекдот про погромы, а сейчас ведь многие их боятся – не только национальных, но и вообще. Этот страх обоснован, как вам кажется?
– Отвечу вам другим анекдотом, подлинным: это разговор соседки с домработницей, который я услышала. Фаня Соломоновна рассказывает: «Я не сравниваю, я говорю голых фактов... Мы были бедная семья, нас было шесть девочек, Шурка, но у каждой было к Пасхе новое платье. Я говорю голых фактов, у нас была бедная семья, но у каждой девочки своя комната… Шурка, ты имела своя комната?» Наконец Шурка не выдерживает: «А погромы?» «Что же, – философски отвечает Фаня Соломоновна, – да, погромы. Но кого убили, тому уже все равно, а кто жил, тот жил как человек…» Вот пока большинство будет думать так – «кого убили, того уже убили, а остальные живут как люди», – будут и погромы.

– Но почему все это терпят?
– Никто не терпит, иначе давно ничего бы не было. Всё, что здесь делается хорошего, делается из сопротивления.

– Простите меня за этот вопрос, но я спрошу о вашем сыне Сергее Шестакове.
– Я никогда ничего не скрываю и от этой темы не ухожу. Напротив.

– Вы не отказались от дауна, вырастили его, доказали, что он может быть полноценным членом общества, счастливым человеком, художником. Почему этот пример не переломил ситуацию, не изменил отношения к проблеме вообще?
– А кто об этом знает?

– Многие, по-моему.
– Немногие, во-первых, а во-вторых, что же, я не осуждаю тех, кому это бремя оказывается не по силам. У меня самой в жизни была минута слабости. Когда Сереже было семь, я узнала, что есть отличная лесная школа под Москвой, и захотела отдать его туда. Человек, которому я позвонила – я часто забываю фамилии, но эту запомнила на всю жизнь, Ченцов, – спросил: «Вы хотите отказаться от ребенка?» «Нет, что вы, как вы могли подумать…» – «Тогда не отдавайте его никуда и никогда». Так я и сделала. Сережу спас профессор Сперанский, знаменитый педиатр, который прожил 96 лет и выбросился из окна, когда узнал, что у него рак. Тогда ему было 80, выглядел он на 60, излучал уверенность и силу. Я понесла к нему трехмесячного сына, наслушавшись разговоров о том, что такие дети к четырем годам не умеют сидеть и редко доживают до двадцати. Сперанский взял Сережу на руки и ушел с ним на сорок минут – как можно сорок минут осматривать младенца, не представляю, что уж он там выслушивал-выстукивал, – и вернулся со словами: «Вам будет очень трудно, но, думаю, вы справитесь». Поначалу прописал одно: покупать на рынке печенку, протирать и кормить. Показаться через три месяца. Трехмесячного! Телячьей печенкой! Но протирали и кормили, и, увидев полугодовалого Сережу, он сказал: «Вы принесли мне совсем другого ребенка!» А дальше – массаж ног, потому что ноги были колесом. А дальше – бабушка Янина Адольфовна, педагог, оставила работу и занималась только внуком.

Из-за этой бабушки я шестнадцать лет прожила в семье первого мужа, когда давно уже никакой семьи в общем не было. Но Сережа рос, и учился, и знает наизусть сотни стихов, и говорит по-английски, и ему 53 года. Если бы он не был болен, он был бы, думаю, гением, – но он и с лишней хромосомой полноценней иных здоровых. Я помню, как незадолго до смерти мне позвонил О.Ефремов и попросился вдруг на мой ежегодный хаш – 1 января, когда приходят все желающие. «Можно, Ия?»«Догадайся с трех раз от фонаря». Он пришел, уже задыхаясь, сел за стол, увидел Сережу. «А ты Сережа?» – «Здравствуйте, Олег Николаевич!» Когда мы пошли его провожать, он сказал: вот, Сережа, наступает год Пушкина – будем вместе с тобой учить его стихи. И Сережа, глядя на него влюбленными глазами, читает: «Была та смутная пора, когда Россия молодая, в бореньях силы напрягая, мужала с гением Петра». Он знает наизусть всю «Полтаву». И Ефремов заплакал.
Никого, однако, не хочу обманывать. Мне было очень трудно. Но зато я смотрю на свою жизнь без отвращения и стыда, а это кое-чего стоит. Я молю Бога только, чтобы он меня и Сережу взял одновременно. Ни мне без него не жить, ни ему без меня.

– У меня остались два вопроса, которые я давно мечтал задать, но стесняюсь.
– Стесняетесь? Вы? Это Фурцева в свое время, узнав, что я снимаюсь в «Кроткой» и должна лететь на фестиваль в Чили, а меня не отпускают со съемок, – возмутилась: «Савина? Кроткая? Пусть летит!»

– Почему вас зовут Ия?
– Тайна. Театр абсурда. Но имя меня сильно выручило: на только что отделившийся от филфака журфак поступали 12 медалисток. Медалисты тогда экзаменов не сдавали – только собеседование. Надо было кого-то отсеивать. Выходят первые медалисты – в ужасе: их спрашивали периодизацию истории китайской компартии. Мы своей-то не знали… Собеседование у меня принимал С.Стыкалин, в будущем известный историк русской сатиры. Он спросил: а почему вы Ия? Я честно ответила, что никогда этим не интересовалась. Потом спросили о любимом поэте, я ответила - Маяковский, предложила почитать. Я и правда его любила, и люблю, и во время операции без наркоза, чтобы не кричать, читала сквозь зубы «Я лучше в баре блядям буду подавать ананасную воду!» Но это позже.
Ладно, сказали мне, приходите завтра. Я пришла – и узнала, что зачислена. После этого уже нельзя было не спросить маму: что, собственно, она имела в виду в 1936 году? Она ответила гениально: «Я сначала хотела назвать тебя Светланой. Ты была очень светленькая – глаза, волосы… А потом я подумала: вдруг потемнеет? И решила, что лучше Ией». И до сих пор – ей 99 лет – я не могу добиться более ясного ответа.

– Но вы не потемнели…
«Глазки серо-голубые, каждый добрый, вместе злые», – сказал Гафт. Вот фотография – тут мне пять лет. Я называю ее «Эльза Кох». Действительно, очень беленький и очень злобненький ребенок.

– И еще я хочу про Пятачка: как вышло, что вы его озвучили?
– Один из замов Пырьева посоветовал Хитруку взять меня консультантом, когда он снимал «Винни Пуха». Я эту книгу всем цитировала – Заходер мне ее с очень славной надписью подарил, и я немедленно выучила ее наизусть. «Ну какой я консультант? Давайте я вам лучше сделаю Пятачка». Я долго думала, как его сделать, и поняла, что он должен говорить с интонациями моей любимой Ахмадулиной: «Кажется, дождь собирается…» Только надо будет ускоренно промотать. А озвучивать мультфильмы очень трудно – вы же не видите картинку, ее потом подкладывают. И мы с Леоновым, лучше которого я, наверное, никого не знала, являли удивительную пару: он стоял перед микрофоном, собранный и трагический, как Гамлет, и повторял: «Куда идем мы с Пятачком – большой-большой секрет…» А рядом я хрустальным голосом Беллы говорила: «Ты похож на медведя, который летит на воздушном шаре». Белла не обиделась. Она позвонила и хрустальным голосом сказала: «Спасибо, что вы подложили мне не свинью, а прелестного поросенка».
Дмитрий Быков
08.02. 2011. газета  "Собеседник"

http://sobesednik.ru/intervi....i-topaz

Нина_Корначёва:
ИЯ САВИНА: «НЕБО - МОЯ ОБИТЕЛЬ»


Ия Саввина приглашала меня в гости пять или шесть раз, и на более частое общение я не напрашивался. Однажды на вопрос - не тяготит ли ее уединение? - она ответила: - Иногда тяготит, я ведь человек. И тогда ко мне приходят люди. И через пятнадцать минут я понимаю, что уж лучше мне одной.
Из разговоров с ней мне помнятся главным образом короткие воспоминания о тех, кого она больше всего любила: Окуджава, Высоцкий, Р.Быков…

- Ролан вполне серьезно делал мне предложение, хотя, впрочем, таких серьезных предложений он делал много. Он настолько увлекся собственным пылом, что абсолютно забыл в этот момент о моем замужестве. Я совершенно серьезно ему ответила: «Ролан, я не против, но это слишком серьезный вопрос, чтобы я смогла вот так сразу решить. Есть человек, чье мнение для меня непререкаемо: свекровь. Я с ней посоветуюсь и тебе скажу».
Прикрепления: 6363224.jpg(9.4 Kb) · 6016095.jpg(11.6 Kb) · 6002146.jpg(10.8 Kb) · 7474678.jpg(12.3 Kb) · 2980180.jpg(9.7 Kb) · 8673520.jpg(9.6 Kb) · 1163377.jpg(9.4 Kb) · 7287717.jpg(9.7 Kb) · 3855806.jpg(9.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 23 Фев 2017, 11:49 | Сообщение # 17
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
- Когда начинались «Служили два товарища», я ни разу не слышала записей Высоцкого и понятия не имела, что он пишет песни: знала, что поет в «Добром человеке из Сезуана», знала его как актера, но представить, что он пишет такое… Когда он спел несколько песен, я спросила: «Чье же это?!» Он мгновенно замкнулся и едко ответил: «Моя жена». Я совершенно искренне воскликнула: «Какая же она у вас талантливая!» И кстати - стихи его для меня всегда резко отделялись от пения: я и теперь считаю, что его надо не столько петь, сколько читать со сцены. И я знаю, как это делать. «Я - Як-истребитель, мотор мой звенит, небо - МОЯ обитель!» - подчеркивая все время, что это его небо, что он настаивает на своем главенстве! И я сделала бы спектакль по его стихам, но - негде. Козаков предлагал, но не успел.

О Казакове
- Я предпочитаю думать, что он просто уехал, просто сыграл, просто всех обманул. Эта игра была бы совершенно в его духе. А смерть - совершенно не в его.

Стихи она цитировала - и читала - часто и без повода, свободно вставляя в речь, предпочитая Блока, Бродского, Ходасевича.
- Я слышала тут, как вы пренебрежительно отозвались о Ходасевиче…
- Никакого пренебрежения, просто не люблю.
- Как вы можете вслух об этом говорить?! Ходасевич прожил такую жизнь - и ни в чем никогда не отступил от себя! И его слова, купленные этой ценой, спасают стольких! - а вы обсуждаете, прав он или нет.


У Окуджавы она особенно ценила прозу, притом раннюю, к которой сам он относился скептически:
- Мы были соседями по Фрунзенской: я там жила, он снимал. Однажды лежал больной и вдруг позвал меня к себе: я примчалась, думала, ему надо купить лекарства или продукты, а он хотел вслух прочесть только что законченного «Школяра». Меня поразило, что он, простуженный, читал мне вслух все эти шестьдесят страниц и страшно нервничал при этом. Это была война, о которой он вообще никому не рассказывал. И только когда я сказала, что такой прозы еще не было, - он успокоился: в песнях он был уверен с самого начала, а в прозе - исключительной, по-моему, - так и считал себя дилетантом.

Ее любимым режиссером - из тех, с кем работала, - был Титов, недооцененный и ни на кого не похожий. Любимым артистом из тех, с кем снималась, - Богатырев. А лучший совет она получила на съемках «Кроткой» от Андрея Попова: - На этих съемках я все время срывалась. Попов меня убеждал: помолчи, покури! Курить, может, и вредно, но срываться вреднее - и тебе, и окружающим. А поскольку я не согласна очень часто, то и курю довольно много, и с годами поняла, что это в самом деле полезнее…
Я ей задал глуповатый вопрос о том, что ей всегда предлагали розовые, положительные роли, и вдруг - как отрезало: сравнить Таню из «Открытой книги» с Аникеевой из «Гаража»!
- Но ведь Аникеева и есть Таня! Таня, постоявшая во главе собственного НИИ, выбивающая деньги, вынужденная интриговать… Весь «Гараж» - о том, что случилось с персонажами «Открытой книги».
- В смысле - что жизнь сделала?
- Жизнь ни из кого ничего не делает. Жизнь проявляет.

…Однажды, когда я уходил, она вместе с сыном вышла меня проводить.
- Заходите, к нам можно без приглашения. Мы люди не слишком здоровые, но не слабые.
Эта формула мне запомнилась лучше всего.
Дмитрий Быков
30.08. 2011. Новая газета

http://www.novayagazeta.ru/data/2011/096/27.html

НЕ СТАЛО ПЕТРА ФОМЕНКО


9 августа 2012 года в Москве скончался выдающийся театральный режиссер Петр Наумович Фоменко. Меньше месяца назад (13 июля) ему исполнилось 80 лет. Он умел опоэтизировать кирпич, заставить плакать утюг, скрип двери превратить в музыку, обрывок кружева – в вечернее бальное платье, рамку фотографии на стене – в родословную героя. Палка становилась тростью маркиза, пуговица - драгоценным ожерельем, а засохшая травинка – шалашом для влюблённых. Быт превращался в поэму, обыденность – в поэзию. Таков был смысл творчества П.Фоменко. На его счету более 60 спектаклей, художественные фильмы, неповторимые телевизионные постановки и, наконец, главное его творение – театр "Мастерская Петра Фоменко".

"Петр Фоменко мог бы поставить спектакль по телефонной книге, - сказал  В.Гафт. – Не потому, что там есть имя, фамилия, адрес. А потому, что там живые люди – больные, здоровые, влюбленные, счастливые, огорченные, самоубийцы и возвращенные в жизнь, дети, взрослые, старики. Это все – материал Петра Фоменко. Он знает жизнь!"
08.09. 2012. Спутник.ру
http://rus.ruvr.ru/2012_08_09/Pamjati-Petra-Fomenko-AUDIO/


Умер Петр Фоменко. В некрологах всегда мучительно подбирать слова, они очень тяжелые, они не просто в прошедшем, а в безвозвратно прошедшем времени. Но первое слово, которое нужно сказать сейчас, удивительно легкое. Оно было в названиях его спектаклей, оно точно описывало то, что чувствовали его зрители. Оно совсем не годится для некролога, оно опровергает любой некролог, но именно поэтому его и надо сегодня сказать. Счастье. Вот то, что принес в театр П.Н. Фоменко, и то, что он нам оставил. Мастерская, которую он открыл в 1993 г. с только что закончившими курс студентами ГИТИСа, была легким счастливым театром. Не только потому, что там играли молодые. Не только потому, что они вдруг, за несколько лет, стали самыми яркими звездами нашей сцены. Легкость как будто входила в сами правила игры. А игра была еще одним важным, принципиальным словом, которое отяжелевший отечественный театр к тому времени почти забыл, а благодаря Мастерской снова вспомнил. Мастерская Фоменко была театром классических текстов, но само понятие «классика» казалось в нем неуместным. Как и понятие «актуальность»: сценическое время и время большой истории, в котором мы оказались в 90-е, шли параллельно и формально почти не пересекались, но у них был, несомненно, общий ритм, и это попадание в такт делало Мастерскую современной - при всей традиционности языка, которая тоже была, конечно, лукавой.

«Психологические кружева», которыми так восхищались критики, плелись тут искусно, но с неизменной иронией, которая тоже стала фирменным знаком Мастерской и еще одной рифмой к 90-м, сделавшим насмешку одним из главных культурных кодов. А потом труппа Фоменко получила собственное помещение, а через несколько лет было построено новое здание, и стало ясно, что это не просто один из лучших или даже самый лучший московский театр. Это, собственно, московский театр как он есть и каким он должен быть. Он качественный и он для всех. Его название - первый ответ на вопрос: «Куда пойти в театр?», почти независимо от того, кем вопрос был задан. Конечно, к Фоменко, в Мастерскую. Сегодня в этом доме разбиваются сердца. Но мы знаем, что когда время скорби отступит, мы снова придем в Мастерскую с легким сердцем, потому что этот дом построил человек, научивший театральному счастью и тех, кто на сцене, и тех, кто в зале.
Олег Зинцов, газета "Ведомости"
http://www.vedomosti.ru/blogs/zintsov/182

«ВАЖНА СИЛА ПРИТЯЖЕНИЯ»
Памяти Петра Фоменко


У него был редкий в театре талант - ставить спектакли с запасом прочности, «заведенные» на годы бесперебойной работы. Близкие за глаза его называли Фома. Я не был близким - называл Петр Наумович. А учеников его, первое поколение «Мастерской», всегда называли «фоменками». «Фоменки» - радость театральной Москвы. Вот уже два десятилетия длится эта радость. Им завидовали. И заранее сильно жалели - знали, что Фоменко тяжело болеет, сахарный диабет, то да сё… Что с ними будет, когда его не будет? Было страшно. Но это страшное так счастливо отступало. А сегодня - случилось. И страшно встретиться глазами с кем-то из его учеников: для нас для всех его спектакли, он сам, само его существование было театральным и человеческим счастьем, а для них - жизнью. Как в стихах Ахматовой: «Магдалина билась и рыдала, Ученик любимый каменел, А туда, где молча Мать стояла, Так никто взглянуть и не посмел». И все-таки не смог - зашел на сайт «Мастерской Петра Фоменко». Им и тут не изменил вкус. Они запретили себе истерику: «Сегодня 9 августа в 6.00 утра на 81-м году жизни скончался художественный руководитель театра «Мастерская Петра Фоменко», режиссер, педагог, народный артист России Петр Наумович Фоменко». Он научил их главному - достоинству в профессии.

У Д.Самойлова, которого высоко ценил Фоменко, была такая строчка: «Я сделал вновь поэзию игрой в своем кругу. Веселой и серьезной». Как это точно подходит к тому театру, который выше всего ставил Фоменко, к театру, который он построил. Когда умирает известный человек, это горе для немногих или многих близких, а для большинства - повод вспомнить фильмы, спектакли, музыку, то, чем занимался этот известный человек... А тут - такая личная потеря, и получается - для нас всех. И еще, вроде не для этой минуты: как он умел быть легкомысленным до самых последних дней, то есть самые глубокие мысли у Петра Наумовича были легкокрылыми. Часто - веселыми. Легкие, как актеры Фоменко. Определение. В понятие «фоменок» эта легкость включалась как бы в одно касание, но одновременно - не легковесная, не пустая игра. В его спектаклях актеры легко могли как бы выглянуть из-за маски своего героя, подмигнуть, что не мешало так же стремительно вернуться к прерванному на секунду рассказу и к жизни человеческого духа. Игра эта была веселой и серьезной.

Критик Павел Руднев вспомнил сегодня, как Фоменко однажды в Хельсинки пересказал ему свой сон: «Ему приснился замысел «Пира во время чумы». За длинным столом сидят герои пьесы и по мере действия кто-то из них умирает. Просто откидывается назад. И тут же этот ряд плотнее друг к другу примыкает, чтобы заполнить пустоту. Важна сила притяжения, говорил Фоменко, важно, чтобы зритель чувствовал физическое напряжение, как мускулы спины каждого крепят общую линию. Удерживая друзей по несчастью от скатывания в бездну. Как жалко, что он этого не сделал. Гениальная мизансцена, мастер». Такая история имеется и у меня. Дорогое воспоминание, которым, как какою-то заветной тайной, как в детстве - секретами, не хотелось прежде ни с кем делиться… Однажды летом я заехал в театр: надо было переговорить с их замечательным директором А.Воробьевым. В какой-то момент он вышел, а вернувшись, спросил: «Там Петр Наумович приглашает пообедать в буфете… Пойдем?» Я не мог поверить свалившемуся на меня счастью, и два часа, наверное, мы просидели. Он читал Пушкина, рассказывал какие-то истории, и все это было… запросто. Он не был небожителем, спустившимся с небес. Он и говорил всегда в жизни негромко. Очень трудно было записать его речь. Дома хранится кассета - полтора или два часа тихо журчащей речи. Ни слова почти не разобрать. А когда он говорил в микрофон, микрофон в его руке раскачивался обычно, как свеча на ветру… А говорил он всегда интересно. Умно и весело.

Я помню, в «Независимой газете» в конце 1990-х мы проводили большой опрос театральных критиков - просили назвать спектакль, оказавший влияние на общественную жизнь и вышедший после 1991-го, но до 1996-го. С большим отрывом вперед вышел спектакль Фоменко «Без вины виноватые», который он поставил в буфете Театра Вахтангова. С Ю.Борисовой, Е.Князевым, Л.Максаковой, Шмагу сыграл на премьере Ю.Волынцев, который, к величайшему сожалению, вскоре умер… Гимн театру. Оправдание театра, тогда, в начале 1990-х, казалось, дышавшему на ладан. Залы стояли пустые, публику интересовали совсем другие вопросы, не театр. И в этот же год вышло решение о новом театре в Москве - «Мастерской Петра Фоменко». «Одну абсолютно счастливую деревню» по роману Б.Вахтина, своего товарища, Фоменко выпустил в 2000-м, и спустя 12 лет после премьеры на него записываются, очередь - на год. Не попасть. Редкий в театре талант - ставить спектакли с запасом прочности, «заведенные» на годы бесперебойной работы. Надо знать механизм театра, все его тайные шестеренки, что за что цепляется, как будет крутиться… Фоменко знал. Рядом с ним другие все становились талантливее и лучше, это тоже важнейшая особенность и талант великого человека в театре, взаимовоспламеняемость. Фоменко этим талантом обладал.

Вот на днях вице-премьер Д.Рогозин связал череду космических неудач, преследующих Россию, с почтенным возрастом сотрудников отрасли. Сказал, мол, пока у нас самому молодому директору предприятия Роскосмоса будет 62 года, марсоходы нам будут только сниться… Между тем Фоменко возглавил «Мастерскую», когда ему исполнилось 60, почти в 61 год. И это - урок всем нынешним нашим ювенильным завихрениям, когда, как заметил режиссер В.Фокин, если тебе больше двадцати, то ты как бы уже и не режиссер... Фоменко не боялся быть парадоксальным, идти не в ногу. Лет семь тому назад его спросили на сборе труппы, собирается ли он - как все тогда - ставить «новую драму». «Собираюсь, - мгновенно откликнулся Петр Наумович. - Собираюсь вот Чехова ставить и Островского». Шутил, конечно. Но не только шутил. В нем была эта русская черта: лукавя, шутя говорить о серьезном. Ведь у него в спектаклях и вправду Л.Толстой был живым, герои «Войны и мира» говорили с нами как живые с живыми. К слову, он был невероятно трепетен, но и в этой трепетности - не скучен, не сухарь. Он поставил в Вахтанговском в 1996-м «Пиковую даму», из которой не выкинул ни слова, даже эпиграф в спектакле звучит, а Ю.Рутберг играет роль «Тайной недоброжелательности». Все - от первого до последнего слова - вошло в спектакль. Идет до сих пор. Таким же долгожителем были его «Плоды просвещения» в Маяковке.

Мы были счастливы, получив в подарок такой театр, но - это было видно - счастлив был и он, счастлив был, растворяясь и находя продолжение в игре Гали Тюниной, Полины и Ксении Кутеповой, Мадлен Джабраиловой, Евгения Цыганова, в них всех. В Каменьковиче, в Женоваче, в И.Поповском, Лене Невежиной, Пускепалисе, Юскаеве, Бадалове… У них нет выхода - только вперед, продолжать его дело. Трудная участь.
Григорий Заславский, театральный критик
09.08. 2012. Forbes

http://www.forbes.ru/sobytiy....fomenko

ОДИН АБСОЛЮТНО СЧАСТЛИВЫЙ ТЕАТР


П.Фоменко не создавал свою Систему, не выдвигал театральных теорий, но, точно алхимик, сотворил эликсир одухотворенного лицедейства, который преображает всех, кто оказывается рядом. Его роман с театром часто носили горький характер – не каждому художнику выпало такое количество изгнаний, закрытых спектаклей, навешенных ярлыков. В пресловутом «легком дыхании» его спектаклей – дыханье человека, которому выпало отдышаться полной грудью после духоты системы, в которую он никогда не мог и не хотел вписаться. Печаль познания и радость освобождения идут в них рука об руку. Свою «Мастерскую» Петр Наумович по анкетным меркам создал поздно, но этот счастливый плод поздней любви с театром оказался поразительно жизнестойким. Именно в его театральном доме чаще всего вспоминается хрестоматийное – «в человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли». И страдания, и страсти, и взлеты, и падения, и неизбежность. Пути к театру у всех складываются по-разному. Путь Петра Наумовича – вроде бы извилистый, но, как оказалось, на редкость логичный.

Удивительная музыкальность его спектаклей и пленительные женские образы – от занятий музыкой: школа по классу скрипки, училище Ипполитова-Иванова. Затем Школа-студия МХАТ, откуда студента Фоменко выгнали по доносу с требованием «убрать из учреждения культуры этого «петрушку», за хулиганство (на дворе издыхает сталинская эпоха, а он туда же: то центральную магистраль перекроет аптечными пузырьками – дескать, пробы воздуха берет, то от имени М.Кнебель закажет себе машину). Потом филфак пединститута им. Ленина – место спасения многих не вписавшихся в мертвечину и официоз. Отсюда – уникальное чувство слова, очищенного от наслоений ложных штампов. И дар Учителя, который годами выращивает лучшее в учениках, постепенно поднимая их над собой. Однокашниками Фоменко стали Ю.Ким, Ю.Коваль, Ю.Ряшенцев, Ю.Визбор. Именно здесь завязывалась дружба на всю жизнь, и начинались «дороги, которые нас выбирают». Например, по совету Фоменко, свернул на театральную дорожку Ю.Ким, взявшийся переписывать шекспировскую комедию «Как вам это понравится»:
«И пусть врача играет врач
И никогда – палач,
А то чуть запор,
Он хвать за топор,
И нет живота, хоть плачь!»

Ну хулиганы, что возьмешь! Из их вдохновенного хулиганства родились «Сказки Арденского леса», позже поставленные в Театре на Малой Бронной с О.Яковлевой – Розалиндой, затем в Театре им. Ленсовета (оба раза закрытые после первых же показов), и наконец, в «Мастерской». Так завилась и протянулась через годы одна из «веревочек» этой уникальной театральной судьбы. И, наконец, ГИТИС, режиссерский факультет, курс А.Гончарова. Сюда Петр Наумович однажды вернется после многих лет странствий по разным театрам, многомесячных простоев, кавказской эмиграцией в Тбилиси (где он отказался выпить за Сталина) и даже работой в драмкружках. Ну и, разумеется, закрытых спектаклях.

О них до сих пор ходят театральные легенды. «Новой Мистерией-буфф» в театре им. Ленсовета - политическим кабаре, со сценами фривольного содержания, безбашенными текстами М.Розовского и настоящей (в отличие от Маяковского) Нагорной проповедью в финале П.Фоменко поздравил Советскую власть с 50-летием. В «Смерти Тарелкина» (Театр им. Маяковского) точно воплотил отравленные пары власти российской – мертвечина серого пространства, гроб, открытый, как пианино, бескровное лицо А.Эйбоженко. И власть безошибочно почувствовала в нем чужака. Фоменко вернется по приглашению своего учителя, чтобы написать главную страницу собственной театральной летописи – «Мастерскую Петра Фоменко». «Мне стало ясно: если бы не ГИТИС, то и в театре мне не жить, а если в театре не жить, то не жить».


Для поступающих к Фоменко главным испытанием становилась не басня-проза-стихотворение-этюд, а беседа (отчего вступительные экзамены с участием Петра Наумовича длятся вдвое дольше). Человеческий талант всегда был для Фоменко важнее актерского дарования, акцент театрального братства, ради которого можно пуститься во все тяжкие российского быта, - важнее языкового акцента (недаром ни в одном другом театре не работает столько иностранцев). Разумеется, понятие «театр Фоменко» – гораздо шире его «Мастерской». Апостолами его веры в разное время становились О.Меньшиков, К.Райкин, В.Гафт, В.Сухоруков, А.Эйбоженко, В.Гвоздицкий, О.Антонова, и др. -  актеры разных театров, городов и даже стран. «Мне иногда кажется, что он посадил мне на затылок какого-то ангела-хранителя, который ведет меня по жизни», - призналась как-то О.Антонова. Драгоценные моменты из спектаклей П.Фоменко остаются в памяти на долгие годы – собственно, на них во многом и держится система координат сегодняшних зрителей. Петр Наумович работал над «Борисом Годуновым», замыкая своеобразный круг – именно с обращения к трагедии Пушкина началось его возвращение в ГИТИС. И именно с нее можно вести отсчет существования «Мастерской Петра Фоменко». И пока Петр Наумович ищет единственно верную из тысяч приблизительных интонацию для пушкинских строк «Достиг я высшей власти», пока предлагает нам пристально и непредвзято вглядеться в прошлое, пока ионизирует сценический воздух своими мизансценами, у российского театра остается какой-то очень важный духовный и, что еще важнее, душевный камертон.
Ольга Фукс
http://rusiti.ru/news/detail/novosti/fomenko/



ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА ПОРОХОВЩИКОВА


15 апреля 2012 года нестало А.Поровщикова. Последний месяц Александр Шалвович провел в реанимации одной из московских больниц. Даже после успешной операции на головном мозге врачи опасались, что из-за сахарного диабета, которым последние шесть лет страдал 73-летний актер, могут образоваться новые тромбы, грозящие очередным инсультом. Больше месяца врачи боролись за его жизнь, но чуда не случилось. После операции актер пришел в сознание, но все равно был очень слаб. Врачи не стали сообщать Пороховщикову о том, что его любимая жена Ирина, узнав о его тяжелом состоянии, наложила на себя руки.


- Александр Шалвович скончался в больнице в ночь с субботы на воскресенье,- написал в своем Твиттере адвокат Пороховщикова С.Жорин. - Предположительно, у него остановилось сердце... Его любимая супруга Ирина была права, когда сказала мне однажды, что Александр Шалвович уже никогда не выйдет из больницы. Любящее сердце всегда знает. Не могу поверить...В среду 40 дней, как с нами нет Ирины. Все разговоры о том, как сообщить ему о трагедии с женой, оказались напрасны. Сегодня всю ночь мне снились кошмары. Я проснулся с каким-то ощущением тревоги. Сегодня скончался человек, которого я считал своим отцом...

А.Поровщиков еще задолго до трагедии, которая разыгралась в его семье, рассказывал своим близким, что ему хотелось бы найти последний приют на кладбище в селе Федоровка, рядом со своей мамой. Именно там актер выкупил участок на кладбище, чтобы даже после смерти быть с ней. Прощание с народным артистом России пройдет в Московском театре им. Пушкина. Похороны Александра Шалвовича взяла на себя его двоюродная сестра и адвокат С.Жорин. Похоронят состоятся 18 апреля, на кладбище в селе Рождествено Дмитровского района Подмосковья, где лежит его мать.

Владимир Семаго: - Мы потеряли очень талантливого актера. Актера, который оставил достаточно серьезный след в сегодняшнем и в театральном, и в кинематографическом искусстве. Я познакомился с ним много лет назад, в 1977 году. Была достаточно спонтанная встреча, но мы с тех пор периодически возникали в жизни друг у друга. И однажды даже довелось вместе играть в одном и том же фильме. И для меня, такие люди когда уходят, уходит эпоха, это банально звучит, но на самом-то деле это так. Если вспоминать, кого вспоминать? И понятно, что когда такие столпы уходят, очень тяжело. И тяжело еще одновременно осознавать, что вот этот уход сопровождался бесконечной какой-то свистопляской вокруг его личных дел, связанных с какой-то жалкой, ничтожной темой – недвижимость, какой-то суд. Он – человек по совести. Для него эти судебные тяжбы не были выражением его сутяжнической сущности, а это было желание справедливо существовать во всех ипостасях. И я считаю, что это, конечно, очень большой грех на его тех родственниках, которые самым серьезным образом подорвали его здоровье. Он очень переживал. Мы с ним виделись за день до того, как он шел на этот суд с братом жены. Было жалко просто смотреть на него. Он начал рассказывать, он как бы внутренне находил, пытался оправдание для себя. Я говорю: о чем ты говоришь? Ты действуешь так, как нормальные люди должны действовать в этой ситуации. Зачем ты себя оправдываешь? И вот это стремление к справедливости у него ведь всю жизнь было. И, когда он о своем доме своих предков беспокоился, он ведь беспокоился не о том, чтобы получить какую-то недвижимость, а о том, что справедливость должна восторжествовать. Это дом, который принадлежал семье, его памяти, его биографии, истории его семь. И вот это, конечно, ужасно, когда совестливые, нормальные, честные люди уходят, да еще и при этом последние дни их жизни сопровождаются такой какой-то грязноватой, желанием, нашим желанием с вами проинформировать всех и вся о том, что происходит с этими людьми.

Актриса Елена Проклова: - Он всегда был такой белой костью, белогвардейцем, представителем вот той армии, о которой можно только мечтать. И поэтому, конечно, его уход – это уход какой-то особой части для меня актерства, людей, которые могли говорить о прошлом. Это редко, когда это делается достаточно гармонично. Актеры могут в это играть, а он таким был – особенно выделяющимся, эксклюзивным человеком. Редкий тип мужчины, который, к сожалению, уходит в прошлое. Красивый, мужественный, сильный, ответственный, знающий свои цели, умеющий их добиваться, талантливый. Это те качества, которые, к сожалению, стираются с годами. В нем они были все в наличии.

Ирина Розанова: - Ушла Мордюкова, Леонов, Евстигнеев, Ульянов. Уходит больше поколение больших людей. Это были большие планеты, это были большие личности, характеры. Конечно, это большая трагедия и потеря, но что делать. Когда уходят на Пасху, не знаю, говорят, Господь забирает сразу в рай. Конечно, это большая потеря, но все мы там будем. Поэтому царствие ему небесное. Но мне кажется, может быть, им там лучше, мы не знаем. Мы ничего про это не знаем. Мы можем только догадываться...
Мария Ремезова, КП
http://kp.ru/daily/25868/2833891/


Народный артист России, академик Национальной академи кинематографических искусств и наук России, Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка, профессор. Награжден медалью "В память 850-летия Москвы", нагрудным памятным знаком "За мужество и любовь к Отечеству", орденом Петра Великого I степени "За укрепление Государства Российского"
Родился 31 января 1939 года в Москве. Отец - Дудин Михаил Николаевич. Мать - Пороховщикова Галина Александровна. Род Пороховщиковых имеет глубокие корни. Прадед актера, Александр Александрович, был не только фабрикантом и владельцем ресторана "Славянский базар", но и публицистом, политиком (заседал в Думе) и известным меценатом. Он пожертвовал много средств на строительство храма Христа Спасителя. В книге "Русские Медичи" М.Галина много написано об этом удивительном человеке.

Дед Александра Шалвовича - А.а. Пороховщиков (1892-1941) - российский изобретатель и конструктор военной техники, летчик, предприниматель. В 1909 году сконструировал и построил на заводе "Дукс" самолет с мотоциклетным мотором, одобренный самим Н.Е. Жуковским. На протяжении 1911-1923 годов создал несколько типов самолетов, часть из которых пошла в серийное производство. В августе 1914 года, работая мастером Русско-Балтийского машиностроительного завода в Риге,  он разработал проект гусеничного танка "Вездеход", а в 1915 году первый в мире танк, созданный русским инженером, успешно прошел полевые испытания. В дальнейшем на собственных предприятиях он выпускал самолеты - как своей конструкции, так и иностранные. После 1918 года служил летчиком в советских авиационных частях, участвовал в Гражданской войне. В дальнейшем продолжал конструировать и совершенствовать свои самолеты (главным образом учебные). В 1923 году переехал в Москву и работал инженером в различных организациях и на заводах. Семья Пороховщиковых состоит в родстве и с великим русским композитором П.И. Чайковским, а Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I (Симанский) - дядя актера.

Мать Александра Шалвовича в свое время сразу поступила на 2-й курс ГИТИСа, училась у В. Качалова. Однако, когда в 1941 году арестовали и в том же году расстреляли отца, ей пришлось уйти из института. Семья вынуждена была уехать на Урал, в Магнитогорск. Александра воспитывал отчим -М.Н. Дудин, военный архитектор, строивший маньчжурскую границу, город Ташкент, а позднее, уже в качестве главного архитектора Магнитогорска, - магнитогорский левый берег. В 1953 году Михаила Николаевича назначили главным архитектором Челябинской области. В Челябинске Александр сначала окончил вечернюю школу рабочей молодежи, и с 1957 по 1960 год учился в мединституте. В 1956 году реабилитировали деда, и в 1960 году семья вернулась в Москву, где М.Н. Дудин стал работать начальником градостроительства СССР. В Москве с 1960 по 1966 год Александр работал мебельщиком-реквизитором в Театре Вахтангова, параллельно в 1961 году окончил актерский факультет при Российском театральном обществе, поступил на вечернее отделение Театрального училища им. Щукина, полный курс которого окончил в 1966 году по специальности "актер драмы и кино". После училища работал актером в Театре сатиры, с 1970 по 1981 год - в театре на Таганке, а с 1981 года - в Московском театре им. Пушкина.


Первую большую роль в театре Пороховщиков сыграл в 1967 году на сцене Театра сатиры в спектакле "Доходное место" А.Н. Островского. Постановка М.Захарова воспринималась тогда почти как политическая акция - люди нуждались в ней, и зрительный зал вместе с актерами во время спектакля чувствовал полное единение. Александр Шалвович на всю жизнь запомнил это невероятное ощущение. Одной из его лучших театральных работ стала роль Вожака в "Оптимистической трагедии" ВВишневского, которую он сыграл в Театре им. Пушкина. В 1967 году состоялся его дебют в кино - он снялся в небольшой роли в фильме "Поиск". В 1969 году в приключенческой картине А.Митты "Гори, гори, моя звезда", а в 1973 году - в детективе Виллена Новака "Ринг". Режиссеры быстро заметили и начали снимать молодого актера с мужественной и яркой фактурой в остросюжетных фильмах. Невероятный зрительский успех имела картина Н.Михалкова "Свой среди чужих, чужой среди своих" (1974). В этом фильме Пороховщиков исполнил в картине одну из своих лучших ролей - председателя ГубЧК Кенгурова. В 1975 году на экраны вышел политический детектив по одноименному роману Ю. Семенова, поставленный режиссером Г.Кромановым, - "Бриллианты для диктатуры пролетариата". Картина также имела успех у зрителей, а актеру поступило множество интересных предложений.

1978 год стал чрезвычайно плодотворным для Александра Шалвовича. И пусть не все его роли были положительными, зрителям запомнились яркие, сильные духом, мужественные герои Пороховщикова, люди с трагической судьбой. К этому амплуа располагал и внешний облик актера: особая стать в походке, сила духа и открытый взгляд человека, уверенно стоящего на земле. В 1992 году прошел ретроспективный показ фильмов А.Пороховщикова "20 лет в кино". В 1987 году он впервые выступил в качестве режиссера-постановщика, сняв криминальную драму "9 Мая" по сценарию В.Мережко (картина получила приз зрительских симпатий), а в 1991 году - фильм по своему сценарию - "Цензуру к памяти не допускаю", где сыграл главную роль. После выхода картины на экраны выяснилось, что потомки рода Пороховщиковых, разбросанные революцией по всему свету, живут во Франции, Англии и даже в Индонезии. Работая над фильмом в качестве режиссера, исполнителя главной роли и автора сценария, Александр Шалвович осознал, что только он сможет подать материал так, как чувствует и видит его. "Цензуру к памяти не допускаю" - фильм автобиографичный. В нем Пороховщиков снял свою мать, и весь материал буквально пропустил через себя. Картина получила приз "За исповедальность", главный приз "Золотой парус" на МКФ российских фильмов в Сан-Рафаэле—93 (Франция), главный приз жюри прокатчиков на фестивале "Кинотавр" в Сочи, главный приз на международном фестивале "Бригантина" в Бердянске.

А.Пороховщиков работал так, как жил, и считал, что на сцене, как и в жизни, нужно говорить правду. Ложь не прощается. Талант передается от родителей, а человек должен быть честным, это его собственный вклад и достижение. Нужно понимать, что количество не всегда переходит в качество. Поровщикову всегда делали много предложений, но не на все он откликался, потому что уверен, что если актер вышел на сцену, ему нужно понять самому и донести до зрителя то, ради чего написана и поставлена пьеса. Важно уважительно относиться к авторскому видению, тем более если речь идет о классике. А потом уже прожить на сцене или на съемочной площадке жизнь самого героя со всеми ее перипетиями. Александра Шалвовича работал по максимуму, хотя зачастую трудно жить на свете, пропуская все через себя. Но так диктовала избранная актером профессия, а его жизненное кредо - не закрывать глаза на то, что не нравится. "Жестокий век, жестокие сердца" - в наши времена боли больше, чем радости, и такая пропорция ему не подходила. Он был веселым человек, но в узком кругу. Когда знаменитый актер выходил на сцену, он не мог смеяться, потому что считал это нечестным. Но недаром говорят, что актеры - врачеватели душ. И если человеку плохо, он идет в театр, где рубцуется и заживает душа, где все красиво, даже если на сцене трагедия. Александр Шалвович признавался, что по каким-то неведомым законам его душа молодеет год от года. Инстинкт - это животное, его можно приручить, и довольно-таки легко: нужно просто ощущать себя человеком и вести себя соответственно. Один военный когда-то сказал Пороховщикову, что он открыл ему глаза на чудеса массового героизма русского народа, на природу человеческого естества. Простой человек - раб обстоятельств, кем-то постоянно придумываемых и навязываемых преднамеренно, уничтожающих личность. Но если нужно постоять за себя, за свою Родину, то этот же человек преображается будто по мановению волшебной палочки и обретает силу. Ведь именно он - опора земли российской, ее краса, гордость, непобедимый защитник.

Александр Пороховщиков занимался подводным спортом, водил машину. Он очень любил свою супругу Ирину - это был его единственный брак. Их удивительная история началась давно, они познакомились в Театре Пушкина: Ирина Жукова, чтобы заработать двухлетний стаж для поступления на театроведческий факультет ГИТИСа, работала там стажером, а потом костюмером. Когда они познакомились, ей исполнилось 15 лет, и она казалась знаменитому актеру человеком из совершенно иного измерения. Пороховщиков верил в некое божественное начало, во вселенскую совесть и хотел существовать в ладу с самим собой, уверенный в том, что смерти нет - все вечно, ибо одно качество переходит в другое, и жизнь прекрасна, просто нужно уметь это видеть. Он был сильным человеком и вместе с тем сентиментальным: часто вспоминал детство, маму, которая всегда была его лучшим другом. Любил смотреть старые фильмы, такие как "Весна на Заречной улице", - красивые, светлые, человеколюбивые картины, не поддающиеся времени и моде. Александр Шалвович был уверен, что мир спасет не красота, а доброта. Красота - очень субъективное и преходящее понятие, доброта тоже может пониматься по-разному, но здесь проще: нужно четко усвоить, что она может быть и не всегда удобной, порой-  жесткой, но не унизительной и не унижающей. Доброта сродни правде, совести, она вобрала в себя эти понятия. А вообще, доброта - удел сильных людей. 

Помимо съемок Александр Шалвович занимался полезной и увлекательной работой - по крохам собирал свою родословную и надеялся со временем превратить дом своего прадеда в Староконюшенном переулке в культурный центр, где будет музей старинных русских родов и знаменитых династий. Он мечтал о том времени, когда там соберутся люди, зазвучат счастливые голоса, хочел соединить хороших и добрых людей со всего света, любящих русскую историю. Основные изыскания А.Пороховщиков проводил уже в последние годы, когда стали доступны многие закрытые архивы - сидел целыми днями в библиотеках, читал документы. С 2000 года он - худрук курса в Российской академии театрального искусства (РАТИ). У него была прекрасная возможность учить молодежь, а его выпускники уже принимают участие в различных постановках. Педагогов он подбирал по принципу единомыслия, а ребятам прививал то, что исповедовал сам в искусстве и в жизни, - не врать! Александр Шалвович пытался учить своих студентов самой жизни, потому что без ее понимания в таком раннем возрасте и на сцене сказать нечего и в реальности несладко. Сегодня никто никого не ждет с распростертыми объятиями, нужно уметь постоять за себя. И это вовсе не значит, что молодым людям нужно становиться жесткими, просто следует знать, что за стенами театра их ждет суровая жизнь, в которую надо уметь вписаться и уметь защитить себя и свой талант.
Прикрепления: 4711152.jpg(8.5 Kb) · 5721555.jpg(10.7 Kb) · 8905798.jpg(7.4 Kb) · 4604225.jpg(10.8 Kb) · 5104777.jpg(9.9 Kb) · 5233753.jpg(15.8 Kb) · 7442061.jpg(9.1 Kb) · 8568963.jpg(10.2 Kb) · 6347176.jpg(9.7 Kb) · 5317940.jpg(7.2 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 24 Фев 2017, 11:00 | Сообщение # 18
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
ПАМЯТИ ЕФИМА КОПЕЛЯНА
К 100 лет со дня рождения...


Е.Копелян родился 12 апреля 1912 года в белорусском городе Речица.  Вся семья любила искусство, отец и братья артиста неплохо рисовали, два его брата впоследствии стали художниками. Однажды двенадцатилетнему мальчику попалась книжка «Король Лир» Шекспира. Он прочитал ее взахлеб, после этого он перечитал всего Шекспира. Впоследствии, когда он стал актером, детские впечатления о Шекспире сыграли свою роль. В детстве Ефим был уверен, что станет если не художником, то уж, во всяком случае, архитектором. После окончания школы он приехал в Ленинград и, некоторое время поработав токарем на заводе «Красный Путиловец», поступил в Академию художеств на архитектурный факультет. Ему тогда было всего 17 лет. Будущее виделось ясно и определенно - он станет знаменитым архитектором. Но вот однажды, чтобы немного подзаработать в массовке, пришел в БДТ им. Горького и остался в нем на всю жизнь.


Поступить в театральную Студию при БДТ Ефима уговорил его приятель, учившийся там. Копелян стал студентом первого курса театральной Студии. И последовала затяжная полоса неудач. Как неспособного, его постоянно хотели из Студии отчислить. На первом курсе его спасла лишь общественная работа - он являлся председателем ученического комитета. Весь второй курс тоже прошел под угрозой отчисления. К концу второго года обучения студию стали сокращать, Копелян был в числе обреченных. Правда, ему дали последний шанс: попробовать сыграть в отрывке из пьесы Погодина «Мой друг». По ходу пьесы надо было петь песню, мотив которой на сцене Ефим вдруг совершенно забыл, но не растерялся и стал напевать первый пришедший в голову мотивчик - «Марсельезу». Экзаменационная комиссия каталась по полу от смеха. Актерское мастерство в Студии преподавал К.К. Тверской. В 1933 году он был также главным режиссером и худруком БДТ. Был очень строгий и требовательный педагог, любил повторять студентам присказку: «Пять я ставлю господу Богу, четверку - себе, ну а тройку - самому крепкому ученику». Но когда в конце второго курса стали объявлять оценки, Тверской сказал: «На сей раз я изменяю своему правилу и ставлю пять ученику!..» И Тверской произнес фамилию Е.Копеляна.


В 1935 году благополучно окончив театральную Студию, сразу же был приглашен работать в БДТ. Первой его ролью на профессиональной сцене была роль кинооператора Буркова в спектакле «Не сдадимся». Пьеса рассказывала о знаменитой эпопее дрейфа Челюскина. Пресса хвалила спектакль, о Копеляне же в газетах не было ни слова. Потом несколько лет следовали такие же малоприметные и невыразительные театральные роли, более похожие на эпизоды. Начало войны БДТ встретил на гастролях в Баку. О войне узнали в час дня по местному времени, и гастроли тут же прекратились. Театр уехал в Ленинград. Ехали долго, поезд шел не по расписанию, часто останавливался, пропуская военные эшелоны. Сразу же после возвращения театра в город, 4 июля 1941 года, Копелян вместе с другими артистами БДТи другими записался в Народное ополчение. Многие из ополченцев после короткой военной подготовки, продолжавшейся всего несколько дней, уходили на фронт, где на Лужской линии обороны, в ста километрах от Ленинграда, составленные из них дивизии совместно с частями Красной Армии сумели задержать вражеское наступление почти на месяц. Но Копелян и другие артисты БДТ на фронт попасть не успели. Они еще проходили военную подготовку в городе, когда под руководством Н.К. Черкасова в Ленинграде началось формирование Театра народного ополчения.

Коллектив вновь созданного театра обосновался в ДК им. Первой пятилетки. Совсем еще недавно вольные мастера искусств - музыканты и художники, балетные, цирковые, эстрадные и драматические артисты - стали военнообязанными: получили обмундирование, оружие, перешли на казарменное положение. Из артистов были сформированы четыре концертные бригады. Срочно составлялся репертуар: сцены из довоенных спектаклей, сатирические интермедии, чтецкие, музыкальные, танцевальные номера. И каждому из членов концертной бригады пришлось осваивать «смежные профессии». Копелян «по совместительству» стал барабанщиком: «Когда кончается мое основное выступление, я превращаюсь в скромного рядового от музыки», - вспоминал Ефим Захарович о тех днях. Фронт приближался к городу. В августе 1941 года все концертные бригады были отозваны с фронта на место сбора - в ДК им. Первой пятилетки. Актеров выстроили в репетиционной комнате. Неизвестный полковник начал говорить о том, что враг рвется к городу, поэтому артисты должны на время забыть, что они артисты. Нужны солдаты. Но против их желания артистов никто не отправит в армию. «Кто хочет эвакуироваться из города со своим театром, может сделать два шага вперед», - закончил свою речь полковник.

В помещении наступила мертвая тишина. С места не тронулся никто. Полковник продолжал убеждать: многие актеры будут гораздо полезнее на сцене, чем на позициях. Долго он разъяснял и уговаривал. Все артисты хотели на фронт. На ночь их распустили по домам. Утром пришли не все. Е.Копелян был среди тех, кто пришел. В конце сентября Театр народного ополчения был переименован в Ленинградский фронтовой агитвзвод, который стал базироваться в Доме Красной Армии на Литейном проспекте. Уже не на машинах, чаще всего пешком отправлялись бойцы агитвзвода на свои концерты. С транспортом в осажденном городе становилось все хуже - не хватало бензина. Машины давали только для поездок в самые отдаленные районы. На обстреливаемых участках нередко передвигались к месту концерта короткими перебежками, а то и ползком. Актерам большей частью везло - все возвращались невредимыми, но все же иногда из списков бойцов агитвзвода вычеркивали фамилии убитых. Тогда срочно готовили замену выбывшим и на ходу меняли программу выступления. Окончилась война. Ефим Копелян вернулся в свой родной БДТ.


Обычно его использовали в ролях «темных личностей», но особого творческого голода Копелян не испытывал, всегда был загружен ролями. Кое-какие роли ему даже самому нравились, но и не более. Правда, театр постоянно лихорадило, один режиссер сменялся другим. Репертуарной политики не было никакой, зато было много интриг и склок. С приходом в БДТ в 1956 году Г. Товстоногова полоса неудач закончилась. Актеры будто неожиданно «проснулись». Товстоногов увидел в Копеляне то, что не замечали другие режиссеры, не просто актера на отрицательные роли, но большого художника, который мог создавать глубокие и неоднозначные сценические образы. Их вворческое содружество началось с непритязательной комедии «Когда цветет акация». При Товстоногове Копелян играл в театре очень много (так же как и в кино). Играл роли крупные и маленькие - от романтического Дон Сезара де Базана до Шанди из «Любови Яровой». Играл роли классического репертуара и в современных пьесах. Был «социальным героем» и исполнял характерные и героические роли, играл в спектаклях комедийных и трагедиях... Был занят почти во всех лучших спектаклях «раннего» Товстоногова: «Я, бабушка, Илико и Илларион», «Горе от ума», «Пять вечеров», «Три сестры» (этапная для Копеляна роль полковника Вершинина).

Герои Копеляна, как правило, - «конфликтные» люди - они постоянно в борьбе и с другими, и с самими собой. Актер обычно играл в сдержанных, приглушенных тонах, очень лаконично и скупо, как бы специально не досказывал до конца всего того, что знал о своем герое. Ефим Захарович говорил, что «в характере героя для него важнее всего не заданность, скорее даже неожиданность превращений». Таким был беглый каторжник Джексон в спектакле «Не склонившие головы». Таким был и казачий атаман Елисей Каргин в фильме «Даурия». Он всегда следовал завету К.С. Станиславского: «Играя злого, ищи в нем доброе» - и наоборот. В БДТ Копеляна называли «наш Габен», отдавая дань его мужественной и сдержанной простоте - на сцене и в жизни. Актера с усами практически встретить невозможно, усы мешают внешнему перевоплощению. Но Копелян почти всегда был с усами. «Сбрил я их как-то, но Товстоногов не оценил. «По-моему, - говорит, - вы сразу потеряли индивидуальность». Естественно, я за свою индивидуальность очень испугался и решил срочно обрести ее вновь», - вспоминал актер.

Многих людей, не знавших Копеляна близко, часто обманывала его внешняя сдержанность. Многие даже с опаской говорили: «Какой мрачный человек». А этот «мрачный человек» был смешлив, как ребенок. Он мог рассмеяться на сцене по ходу действия, стоило только партнеру подмигнуть одним глазом. В последние годы он очень хотел сыграть в комедии, даже в фарсе.  Ефим Захарович тяготился давно прилипшей к нему маской глубокомысленой скептичности. И он с блеском сыграл на сцене в комедии «Ханума», показав все свои незаурядные комедийные способности.


В кино Копелян начал сниматься относительно поздно, в начале 1950-х годов. Его кинодебютом была эпизодическая роль балалаечника в фильме «Ошибка героя» (1932), затем подобные редкие и незапоминающиеся эпизоды: Кандахчан в фильме «Боксеры» (1941), роль маркиза Соляри в фильме «Александр Попов» (1940) и т. п.  Актер снимался очень много, каждый год в пяти-шести фильмах! Всего он сыграл более чем в 80-ти фильмах. О своих работах в кино говорил: «Я не могу сказать, что все сыгранное в кино доставило мне удовольствие. Скорее наоборот. Таких ролей очень немного, в их числе - роли в фильмах «Преступление и наказание», «Николай Бауман» и «Даурия». Из его ролей, конечно, нельзя не упомянуть Бурнаша из «Неуловимых мстителей» (1966) и «Новых приключений неуловимых» (1968), Бобруйского-Думбадзе из «Опасных гастролей» (1969), Свидригайлова из «Преступления и наказания» (1969), Савву Морозова из фильма «Николай Бауман» (1967). Савву Морозова Копелян сыграл дважды, на экране и на сцене: в спектакле БДТ «Третья стража». И особенно выдающиеся его актерские работы фильмах «Даурия» (1971) -  Елисей Каргин, и в телевизионном сериале «Вечный зов» - Кафтанов.

Когда актеру предложили сыграть Кафтанова, Копелян поначалу хотел отказаться. «Что хорошего принесу я этой ролью людям? - вспоминал Е. Копелян. - А потом я понял, что она нужна, как антитеза. Кроме того, в каждой роли можно найти человека. Это не значит, что его обязательно нужно оправдать. Может, наоборот, - обвинить. И обвинить с позиций искусства, то есть при этом видеть: «остерегайтесь таких типов. Они могут встретиться на вашем пути, и с ними надо бороться». Но все-таки, честно говоря, хочется играть людей хороших... Я люблю человеческую сдержанность, скупость в самовыражении, и мне симпатичен, интересен человек, у которого чувства не лежат на поверхности... Не потому, что он сухарь, а потому что он скромен и не считает нужным свое личное делать достоянием других». Голос Ефима Захаровича помнят все, от мала до велика. Не перечислить всех фильмов, в которых он читает от автора или закадровый текст. Так же, как сложно перечислить все фильмы, которые актер дублировал.

Режиссер «Семнадцати мгновений весны» Т.Лиознова без проб хотела пригласить Копеляна в свой фильм на одну из ролей, но по ряду обстоятельств, в том числе и потому, что он жил в Ленинграде, сняться ему не удалось. Лиознова не хотела терять Копеляна и предложила ему быть голосом за кадром. Т.Лиознова вспоминает: «Я позвонила в Ленинград и просила передать, что коленопреклоненно прошу его согласиться. Работать с ним было сплошным наслаждением. Он приезжал и, хотя был только что с поезда, всегда успевал побриться и переодеться в белоснежную рубашку, ни разу не изменил себе. Мы стали соратниками. Его голос звучит так, будто он знает больше, чем говорит...»


В последние годы театральные работы Копеляна отличались какой-то замечательной простотой при глубокой внутренней наполненности. Последней его работой на сцене стала роль Тулупова в «Трех мешках сорной пшеницы» по В.Тендрякову. Роль по внутренней своей философской сути итоговая, подводящая черту не только под частной жизнью героя спектакля, но и под целый пласт жизни страны. В 1973 году Ефиму Захаровичу было присвоено звание Народного артиста СССР. В общей сложности Копелян сыграл в кино, на телевидении и в театре более 150 ролей.
6 марта 1975 года Е.З. Копелян внезапно скончался. Похоронен он на Литераторских мостках Волкова кладбища в Петербурге. На могиле установлен памятник - гранитная стелла с древнегреческой театральной маской. На камне надпись «Ефим Копелян».


http://www.biografii.ru/biogr_dop/kopelian_e_z/kopelian_e_z.php

Нина_Корначёва:
ГЕРОЙ НЕ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
К 70-летию Олега Янвовского


Благополучная актёрская судьба. 84 фильма. Десятки театральных работ. Почти каждая роль – событие. Обласканный критикой и поклонниками, любимый режиссёрами и партнёрами. Чудесная семья. За годы творчества – ни одного простоя, востребован в любую эпоху – и в советскую, и в постсоветскую. Друзья – на века и на подбор, лучшие люди. Красив невозможно. Порода, кровь – родословная высшей пробы! Всегда в отличной форме – худой, подтянутый, ироничный, глаза с прищуром, попыхивает трубкой. Пальцы длинные, аристократичные. В глазах всегда – смешинка, мальчишество. Настоящий герой, мечта девчонок-интеллектуалок. Так горько, несправедливо ушел. Совместить его с болезнью, пожирающей изнутри, – невозможно. И всё-таки это случилось. Как они посыпались тогда, «ленкомовские» мальчики – Горин, Абдулов, Шейнцис, Янковский…

Янковский – из тех редких актёров, через которых можно было выговориться о чём-то важном. Артист – как проводник страданий и сомнений, разрывающих сердце. Артист, который брал на себя все наши боли и трагедии, проникался ими, мучился за нас, отпускал наши грехи. К режиссуре такой актёр должен был прийти непременно. Один лишь фильм успел снять (совместно с М.Аграновичем) – нежную лирическую пастораль «Приходи на меня посмотреть», в которой и сыграл сам – одинокого плейбоя пятидесяти лет, не утратившего обаяния и мужской притягательности, но совершенно брошенного, растерянного, прибившегося к такой же одинокой женской фигурке (И.Купченко была партнёршей). Всегда старался играть себя и про себя. За это нередко укоряла его критика: Янковский «носит» своё лицо из картины в картину. Только теперь понимаешь, что от Генриха Шварцкопфа и красноармейца Некрасова до Митрополита Филиппа и Алексея Каренина – он не лицо свое нёс, а миссию. Смысл. Тему. Человек и время – вот «высокая болезнь» Янковского. Время, которое ломает, подминает под себя, вздёргивает на дыбу истории, тащит за волосы, швыряет об стену, искушает, вербует, требует возмездия за благополучие, ранит, лечит, воскрешает и вновь вышвыривает вон.

Странно звучит, но он не дождался своих героев. Манила его «белогвардейщина», мечтал сыграть Колчака и Врангеля. Смеялся, когда Акунин на банкете после «Статского советника» предложил сыграть «постаревшего Фандорина»: «А давайте! Я жду! Ау, Акунин, если предложение в силе – пишите скорее, годы-то идут!» Не дождался. Хотел с Аграновичем снять картину по мотивам «Героя нашего времени», про актёра 60 лет, благополучного, размякшего от славы, успеха, женщин и денег – про человека, который разучился чувствовать и любить. Такой постаревший Печорин сегодняшних дней, переживающий кризис своего возраста. «Полёты во сне и наяву» в XXI веке. Про себя? Конечно, про себя. Всегда знал себе цену и всегда сомневался. Отказался от роли Сталина в «Звезде эпохи». Принципиально. Слишком много страданий принёс этот человек его семье. Отказался от Воланда в «Мастере и Маргарите». Принципиально. В той же картине отказался от Понтия Пилата, увидев распределение ролей: по кастингу понял, какой фильм получится, совсем не его Булгаков, чужой. Отказался от должности министра культуры. Не сыграл главную роль в «Жертвоприношении», куда звал его Тарковский. Не пустили. Так и ответили за него: «Янковский занят».

Это только кажется, что роли отпускают артиста, нет, они с ним живут навсегда. И любимый им Мюнхгаузен, и Пётр Первый из «Шута Балакирева» – последний его романтический театральный образ. Совсем в конце решил впрыгнуть в характерные роли – уморительно и трогательно сыграл взъерошенного Жевакина в «Женитьбе». Ужасно боялся – примут или не примут в новом амплуа? Пытал знакомых: «Что чувствовал? Смешно было? Жалко?» Уже был совсем больной, худенький, меньше ростом, прозрачная бледная кожа… Но не сломленный, с той же смешинкой хулиганской в глазах. Театр вырастил в нём личность, настоящую подлинную драму. Он был королём этой сцены – театра Ленкома, его Адмиралом. Но всё время кажется, что мог бы больше сыграть, чем успел, чем позволили. Чтоб и на сцене была своя «Ностальгия» – роль, которая не отпустила его, не вышла из него, а наоборот – вкручивалась в память, разрывала её всё новыми подробностями. Как нёс свечу через высохший бассейн и понимал, что никакой режиссёр тут не поможет. Что здесь только ты и Бог. Десять минут тишины. Десять минут крупного плана. Десять минут гробового молчания в зале. Как это ему удалось? Подобные воспоминания есть у каждого актёра: каждый хоть раз в жизни испытал это чувство абсолютного космоса, невесомости, почти обморочного вдохновения. Когда неважен ни опыт, ни владение ремеслом, ни подсказки режиссёра, когда включаются какие-то иные ресурсы, названия которых не существует в природе. Завораживающий был актёр, выпадавший из времени и воплощавший его. И кажется, что таланта в нём было столько, что он не умещался в его душе, рвался наружу. Счастье, что он передаётся по наследству, – в этом можно убедиться, посмотрев, как поразительно и тонко играет его сын Филипп Митю Карамазова в «Карамазовых» К.Богомолова или полюбоваться на нежную, романтическую работу его внука Ивана в роли Максудова в «Записках покойника» С.Женовача. Чудо продолжается…
Ксения Ларина
21.02. 2014. газета "Новые известия"

http://www.newizv.ru/culture....ni.html

Нина_Корначёва:
НЕ СТАЛО ТАТЬЯНЫ САМОЙЛОВОЙ


Она ушла в свой знаменательный, предпобедный день рождения, оказавшийся границей между жизнью и смертью. Впрочем, в последние годы она не любила его отмечать. И даже телевизионные балаганные грифы, выманивающие из кумиров кинематографа интимные подробности биографии, выклёвывающие их славу, не сумели развенчать эту легенду. Единственная советская кинозвезда с мировым признанием. Нет, конечно, в том же «заграничьи» восхищались Орловой, Ларионовой, Лавровой, признавали лицом новой России Негоду. Но трудно даже вообразить шквальный триумф, который выпал на долю никому неизвестной двадцатитрёхлетней девочки из послевоенной России, прожившей на экране судьбу всех женщин… Всех, у которых война отобрала любовь, судьбу, будущее. У неё самой война отобрала близких. Дедушка и бабушка Тани Самойловой погибли от разрыва сердца на пути в эвакуацию, другие умерли от голода в блокадном Ленинграде. Её Вероника, рождённая для нарядных платьев, сирени, песенки «журавлики-кораблики летят под небесами», поймана войной врасплох, оглушена, ограблена. Она бежит за ополченцами, прижимая к груди пакет с печеньем, которое сейчас высыплется под ноги солдат, раскрошится, как вся её беспечная вчерашняя жизнь. День рождения Вероники стал рубиконом между жизнью и смертью. «Летят журавли» М.Калатозова был награждён Золотой Пальмовой ветвью. Пикассо снимал слепки с её ладоней и ступней. Для неё в Каннах сотворили специальное апельсиновое дерево, как «самой скромной и очаровательной актрисе фестиваля». Хрущёв ещё топал ногами, брызгая слюной, обзывая её героиню «шлюхой»… А её Вероника с космическими раскосыми глазами уже стала для всего мира лицом надежды, свободы, оттепели, «чистого неба», в котором «летят журавли».
Лариса Малюкова
05.05. 2014. Новая газета

http://www.novayagazeta.ru/arts/63472.html

ТАТЬЯНА САМОЙЛОВА: «ЗАБЫТЬ ПЕРВУЮ ЛЮБОВЬ - ГРЕХ»
Ушла из жизни Татьяна Самойлова. 4 мая 2014 года ей исполнилось 80 лет


В 1958 году она получила «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля за роль Вероники-«Белки» в фильме М.Калатозова «Летят журавли». Пабло Пикассо был сражен ее экзотической красотой и напророчил девушке славу: «Сегодня вы идете по тротуару, и никто вас не знает. А завтра вы звезда и едете в звездной машине в звездный город». Поэты посвящали ей стихи… А она живет скромной жизнью возле Дома кино, иногда появляется в телепередачах. Ее скромность «подтверждена» премией жюри в Каннах «Апельсиновое дерево» («Самая скромная и очаровательная актриса»). Ее личная жизнь сложилась непросто. Как, пожалуй, и роли, которые она проживала на экране.

- Чем живете сегодня, Татьяна Евгеньевна?
- Сегодня я очень счастлива. Время моей актерской карьеры уже истекло. Зато много других радостей в жизни. В конце прошлого года ко мне в гости приезжал сын Дмитрий, который сейчас живет в Детройте. Он приезжает очень редко - всего один раз в год. До этого был в августе 2005 года, а в этот раз прилетел в октябре. Навещает меня не так часто, так как у него много работы. Но звонит часто. Он у меня нейрохирург, замечательный доктор. Сейчас ему 36 лет, а уехал он в Америку, когда ему было 23 года. У него замечательная семья. Жена - Марта Янг - она старше Мити, она юрист. У них растет дочь. Мой сын назвал ее в мою честь - Татьяна. Моя копия! Марта всегда говорит, что Танечка будет такой же великой актрисой, как и ее бабушка. А я мечтаю, чтобы она стала биологом. Моя внучка - просто прелесть! Она такая роскошная, глаз нельзя оторвать, кудрявая. Я тоже в детстве была с кудряшками. Ей сейчас два года, но она уже умеет складывать буквы. Говорит и по-русски и по-английски.

- Признайтесь, кто был главным мужчиной вашей жизни? Сумел ли он оценить вашу красоту по достоинству?
- Конечно, В.Лановой! Он был первым, и он был единственным мужчиной. Я думаю, что буду права, если скажу, что первая любовь - она незабываемая. Какая бы любовь после этого ни была, но первая любовь останется первой. И чувства эти забыть нельзя. Нельзя забыть встречу, нельзя забыть свидание, нельзя забыть первый поцелуй. С Васей мы прожили вместе шесть лет. Ну нельзя это забыть!

- Помните ту самую первую встречу?
- Это был 53-й год. У входа в наше театральное училище им. Щукина я увидела высокого человека в чудном драповом пальто. «Кто вы?» - спросил он. Ну, я и сказала: «Я дочь папы и мамы». - «Очень приятно. Пройдемте», - ответил самый красивый студент Щуки. И мы пошли. Я была под впечатлением фильма «Аттестат зрелости» и многие, уже успела его посмотреть. Вася был тогда кумиром всей Москвы, был кумиром всей юности, всей молодости нашей, но роман начался не сразу. Сначала были ухаживания. Мы встречались в метро и в подъездах. Это были первые свидания. На станциях метро Аэропорт, Автозаводской. И когда возник первый поцелуй, он возник неожиданно, я потеряла голову. Он давал мне ощущение, что я самая счастливая и единственная. Секс, физиология, настоящая любовь - тут все совпало. Были безумная любовь и страсть! Мы были молоды и счастливы. Наш брак - это была судьба, моя и его. Мы - одногодки, оба детьми пережили войну, были общие взгляды на жизнь. Поженились скромно, взяли паспорта и в ЗАГС, а потом в магазин за подарками…

- Вы мечтали об общих детях?
- Мы мечтали. И я мечтала, и он мечтал. Но это были послевоенные времена, когда нам было запрещено покидать институт ради ребенка. Сказано было: либо вы учитесь и становитесь людьми и гражданами, которые зарабатывают деньги на хлеб, на семью, либо вы - легкомысленные элементы, чуждые нашему обществу. Мы предпочли быть «людьми и гражданами».

- Вы были беременны двойней. Если бы вдруг удалось все вернуть назад, туда, в ваши страстные шесть лет с В.Лановым, сегодня вы оставили бы детей?
- Конечно! Я ведь очень люблю детей. Поэтому мечты стать матерью я не оставляла. После съемок фильма «Анна Каренина» я забеременела. Я сказала себе: «Я эту беременность оставляю навсегда. Я хочу потомство». Меня Анна вдохновила на это, именно Анна. Когда была беременной, я смотрела на фотографии Васи. Потому что В.Осипов, мой второй муж (писатель, отец ребенка) был некрасивый человек.

Второй «звездный час» Самойловой наступил в 1967 году, когда она получила роль Анны Карениной в экранизации романа Л.Толстого. Выбор режиссера А.Зархи показался неожиданным. В представлении многих Анна Каренина была типичной русской красавицей. И вдруг - Самойлова с ее асимметричным лицом и чуть раскосыми глазами. - Почему Самойлова? Этот вопрос мне задавали тысячу раз, - отвечал на нападки Зархи. - Каждый имеет собственное восприятие, представление об Анне. Можно было пригласить на роль Карениной талантливую красивую актрису. Но мне казалось, что погоня за банальной доходчивостью упростит дорогой всем образ, лишит его пленительного своеобразия и загадочности, которые были в Анне. Сомневающиеся оказались посрамлены. Самойлова создала поистине русский образ. «Анна Каренина» была восторженно принята зрителями, став за всю историю советского кино второй по посещаемости экранизацией русской классики после «Войны и мира» С.Бондарчука. 

- Кстати, я была счастлива, что Вася был тогда моим партнером по фильму, хотя совместные съемки не смогли склеить уже разбившийся семейный очаг. Помню, когда вошла в павильон и увидела Васю, разволновалась, поняла, что рада его видеть. Мы тогда оба располнели и сели на строгую диету. За два месяца я сбросила 20 кг. К фильму готовились. Два года мы сидели у А.Зархи на даче, вмешивались в сценарий. Потом ездили с фильмом за границу - в Финляндию, в Германию. Это была международная победа. Кстати, я изучала эту роль по А.К. Тарасовой, знаю также, что было 19 экранизаций Карениной… 

- Вы могли бы сыграть эту роль с Жераром Филиппом, верно? 
- Да, в США меня приглашали сразу после победы на Каннском фестивале, но Москва воспротивилась: «У нее же нет диплома! Ей всего 22 года! Какой Голливуд?! Она - советское достояние!» Тогда наш оператор С.Урусевский прямо сказал мне: «Если хочешь - оставайся». Но куда там! Работники нашего посольства во Франции не отпускали меня ни на шаг, даже к Пабло Пикассо не позволили съездить. Они обыскивали мои чемоданы, прямо при мне разрывали их, перебирали одежду - проверяли, не собралась ли я остаться. Правда, позже мне все-таки удалось сняться за границей. В начале 60-х в Венгрии в картине «Альба-Регия» я сыграла советскую разведчицу. Я два года - ровно столько шли съемки - учила венгерский язык, на нем и играла. 

Партнером Татьяны по фильму был замечательный венгерский актер Миклош Габор. Для того чтобы лучше войти в образ, Самойлова много общалась с прототипом своей героини -советской разведчицей, чудом выжившей в годы войны. «Внешне мы были совершенно не похожи, -  вспоминала Татьяна Евгеньевна. - Мне было интересно говорить с ней, слушать ее. Трогали ее чистота, вера. Я представила себе, как ей было невыносимо трудно сохранить свою душу в тех жутких обстоятельствах, когда смерть все время рядом с тобой. И еще важно было рассказать, как женщина остается Женщиной несмотря ни на что». 

- Это был единственный фильм в моей актерской биографии, за который заплатили очень хорошие деньги. Меня и одели роскошно, и «Опель» я в Москву привезла. По тем временам - неслыханная роскошь. 

- Что вы испытали, когда родился Дмитрий? 
- Когда родился сын, и мне принесли это улыбающееся личико - этот момент забыть нельзя. Роды длились 12 часов. Ребенок родился крупный - 4900. На тот момент мне было уже 33 года. Стать матерью - мечта любой женщины. Материнство - это счастье, это великая радость. Валера так и не узнал, что сын от него. 

- А другие мужчины в вашей жизни были?
- Это были вовсе не транзитные пассажиры. Это были люди тоже, в общем-то, достойные любви. Но первую любовь забыть нельзя. Это грех, великий грех. Третьим мужем был Э.Мошкович, цирковой администратор. Познакомились с ним в ресторане. К сожалению, он не хотел думать о материальном обеспечении семьи, и мы расстались. 

- Как вы относитесь к современному кино? 
- Я его не вижу. Прочла в газете, что Жерар Депардье будет сниматься в «Братьях Карамазовых», но не могу поверить, что француз способен понять Достоевского. Иностранцы никогда не смогут понять русский характер, его надо чувствовать и родиться русским. Вспоминая наше с Лановым время, я всегда плачу. Мы были такие молодые и счастливые! Просто безумно счастливые. В Каннах я, 22-летняя соплюшка, попала в самый цвет европейского бомонда. И мне нужно было соответствовать: приходилось каждый день делать новые прически, менять наряды, украшения. После победы в Каннах моя кинокарьера несколько лет не могла сдвинуться с мертвой точки. Я каждый месяц приходила на студию: «Когда будет работа?» - «Пока для вас ничего нет». Недавно известный режиссер предложил роль в пьесе «Тихая любовь». Я должна была играть старуху, обнажающую грудь. Предлагались очень большие деньги - за пять спектаклей могла получить 700 долларов! Но... Мне нравится, когда молодые актрисы показывают свои прелести, но если я начну оголяться - это будет ужасно. В общем, я отказалась... Я хочу играть женщин-вамп, 50-летних. Не страстных, но одиозных людей. Мне нравятся не положительные, а отрицательные роли. Зрительская любовь и по сей день очень греет меня. Ко мне подходят на улице, целуют, благодарят, дарят цветы, помидоры, булочки... Нет, что ни говори, я - счастливый человек. 
Елена Воронцова
еженедельник «Европа-Кипр» в Москве
 
https://www.facebook.com/Newspaper.EuropeCyprus?hc_location=timeline
Прикрепления: 6979698.jpg(7.9 Kb) · 9538997.jpg(7.5 Kb) · 1566150.jpg(8.0 Kb) · 3250804.jpg(10.1 Kb) · 3242794.jpg(16.0 Kb) · 6237561.jpg(10.6 Kb) · 9858095.jpg(20.8 Kb) · 3841138.jpg(8.1 Kb) · 0463083.png(18.6 Kb) · 9399828.jpg(17.2 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 16 Май 2017, 17:52 | Сообщение # 19
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
ПАМЯТИ ГЕОРГИЯ МИЛЛЕРА
К 111-летию со дня рождения


Георгий Франциевич Милляр родился 7 ноября 1903 года в Москве в семье французского инженера Франца де Милье, приехавшего в Россию консультировать русских в области мостостроения, и где его очаровала дочь иркутского золотопромышленника Елизавета Журавлева. Женившись на ней, он получил помимо руки и сердца прекрасной барышни еще и приличное приданое. Но их совместная жизнь была не долгой. Маленькому Георгию еще не исполнилось и трех лет, когда умер его отец. Тем не менее, семья де Милье продолжала жить в достатке. У них была огромная квартира в Москве, две дачи - в Подмосковье и в Геленджике. Гувернантки-француженки обучали мальчика языкам, музыке, литературе, а тетя, известная в то время театральная актриса, привила ему любовь к театру. Мальчик рос в атмосфере страстной любви к искусству. Он слышал Шаляпина, Нежданову, Собинова, видел на сцене великих мастеров театра, и самого Георгия с ранних лет тянуло к лицедейству. Его первыми сценами стали гостиная в московской квартире и терраса подмосковной дачи, где он выступал перед родственниками. Однажды в семилетнем возрасте мальчик раскрасил себе лицо, решив преобразиться в Мефистофеля из «Фауста». К разочарованию Георгия тогда никто из родственников не испугался, наоборот, на их лицах появились улыбки. Его безмятежное детство закончилось в 1914 году. Опасаясь предреволюционных волнений, мать решила отправить сына подальше от неспокойной Москвы – к деду в Геленджик, где он прожил больше пяти лет, и узнал о разразившейся в России революции.

Пришедшие к власти большевики забрали у их семьи и деньги, и московскую квартиру с подмосковной дачей. В 1917 году их шикарная квартира превратилась в коммуналку, в которой Георгию с мамой была выделена одна комната. Опасаясь худшего, их родственники предусмотрительно подправили ему фамилию, и он превратился из де Милье в Милляра. Впоследствии Георгий Францевич старался не касаться своего прошлого, не рассказывал в анкетах о знании иностранных языков, хотя свободно владел и французским, и немецким языками. Окончив в Геленджике школу, он устроился работать бутафором в местный театр, где добросовестно работал, и мечтал о карьере актера. Все роли  знал назубок. И счастливый час в его судьбе настал в 1920 году, когда заболела актриса, исполнявшая роль Золушки. Руководство театра даже намеревалось отменить спектакль, как вдруг кто-то вспомнил о старательном бутафоре. Георгия буквально «вытолкнули» на сцену, и он превосходно справился с задачей, после чего его стали вводить и на другие роли.

В 1924 году Георгий, уже имевший опыт выступлений на театральной сцене, вернулся в Москву и поступил в Школу юниоров при Московском театре Революции (в настоящее время - Театр им. Маяковского). Педагоги встретили юношу настороженно из-за его необычной внешности и ужасной дикции. Милляр вспоминал: «По своим психофизическим данным я был тяжелым учеником, и многие преподаватели бросили бы меня, если бы не чувство профессиональной любознательности... «Консилиум» педагогов долго не мог предрешить исхода ни за, ни против, и поэтому меня не выгоняли...»


Закончив в 1927 году обучение, Георгий был принят в труппу Московского театра Революции. Там он проработал до 1938 года, быстро завоевав славу характерного актера. Казалось, все было в его карьере хорошо - у него было прочное положение в театре, любовь зрителей, но самого Милляра это не устраивало. Его манил кинематограф. И в 1941 году он ушел из театра. В кино Георгий Френциевич начинал работу с эпизодов. Первую большую роль - Царя Гороха, он получил в киносказке А.Роу «По щучьему велению». Для режиссера это тоже был дебют, и он оказался великолепным - самодвигающаяся печка, пятящиеся задом гуси, говорящая щука настолько понравились не только детям, но и взрослым, что режиссеру тут же была заказана новая сказка, которая должна была рассказывать о борьбе добра и зла. Так на свет появилась киносказка «Василиса Прекрасная». На главную роль сказочного русского богатыря Роу пригласил С.Столярова, и это было верное попадание. А вот с кандидатурой на роль Бабы Яги режиссер долго не мог определиться. Какой она должна предстать перед зрителями? Как она вообще может выглядеть? На эту роль пробовались многие известные актрисы, в том числе и Ф.Раневская. Своими сомнениями режиссёр поделился с Милляром. «Не женская это роль, - ответил он Роу. - Вот скажите мне, какая актриса позволит сделать себя такой страшной на экране? А я все стерплю». Образ Бабы Яги он придумал сам. «В Ялте я старушку увидел - коз пасла на Чайной горке. Старая-престарая гречанка, сгорбленная, нос крючком, недобрый взгляд, в руках короткая палочка. Чем не Баба Яга? - говорил Милляр. - А еще обильный материал мне дала соседка по коммуналке. Характер у нее был ужасный, склочница, ей надо было обязательно кого-нибудь поссорить».

При выборе ролей Георгий Францевич впадал в две крайности: либо он напрашивался сам, либо его долго уговаривали. На роль Бабы-яги Милляр именно «нахально» напросился и сыграл три роли в одном фильме. В титрах его указали только раз. В рецензиях авторы недоумевали, почему в титрах не указана фамилия актрисы? «Актриса» и озвучивала роль «сама». «Бывают такие старушки с прокуренными голосами», - со знанием дела утверждал Милляр. Дуэт Столяров-Милляр получился просто феноменальным. Милляр, худой от природы, выглядел в гриме настоящим чудовищем.


«Если хочешь быть модным мужчиной, надевай на себя всё дамское», - говорил Милляр. «Уговаривать» актера сниматься приходилось гораздо чаще. В 1941 году на «Союз-детфильме» решено было поставить патриотическую сказку «Конец Кощея Бессмертного». На вопрос, кто будет играть Кощея, драматург В.Швейцер и режиссер А.Роу в один голос ответили: «Конечно, Георгий Францевич!». Милляр «закапризничал»: «Не могу! Таланта не хватит!». Но опыт «уговоров» актера уже был: актера часто приглашали на студию обсуждать отдельные эпизоды фильма. И вот однажды на обсуждение он пришел с наголо обритой головой и бровями (это он делал всегда, чтобы облегчить работу гримеров). Все поняли: Милляр решил сниматься.


Решение ставить фильм было принято еще в 1941 году, после начала войны. Отсюда следовала тема сказки - победа русского богатыря над врагом. Премьера картины состоялась в День Победы - 9 мая 1945 года. Поскольку кинотеатр не смог вместить всех желающих, экран вынесли на площадь. Милляр играл Кощея, ассоциирующегося у зрителей с фашизмом, играл с гротеском, приближающимся к образам ранней готики. Он действительно был страшен в этом образе. Тем ярче выглядел финал, когда главный злодей оказывался не таким уж и Бессмертным и погибал от рук героя С.Столярова.

Г.Милляр стал самым сказочным из всех артистов на планете. Он и сам нередко говорил: «Я работаю в области сказок». Но одно дело - принцы и богатыри, а другое - ведьмы и оборотни. Вот их-то и взвалил на свои хрупкие плечи сын французского инженера. Причём сам Милляр любил, чтоб было пострашнее. Когда он появлялся во дворе киностудии в костюме самой первой своей Бабы Яги на съёмках «Василисы Прекрасной», ребятишки с плачем разбегались в разные стороны. А когда он в образе Кощея предстал перед лошадью, та встала на дыбы и отказалась подпускать его к себе. Приходилось завязывать ей глаза, но как только она оказывалась без повязки - тут же сбрасывала актёра прочь. Действительно, актер в этом образе был чудовищно страшным. От природы худой, во время эвакуации начала сороковых он перенёс среднеазиатскую малярию, поэтому выглядел «живым скелетом». Оператору было легко работать с такой фактурой, при умелом обращении приближая её к образам ранней готики.

Георгий Милляр снимался почти во всех фильмах А.Роу. Исключением стал лишь детский фильм «Тайна горного озера», снятый режиссером на ереванской киностудии, и фильм-балет «Хрустальный башмачок». Каждая их совместная работа оставила ярчайший след в отечественном кинематографе. Его герои, как правило, представляли в сказках «силы тьмы»: Черт из «Вечеров на хуторе близ Диканьки», злодей-придворный Квак из «Марьи-искусницы», подводный царь Чудо-Юдо в «Варваре-красе, длинной косе», оборотень Кастрюк в «Финисте-ясном соколе». Кстати, те, кто смотрел фильм-сказку «Марья-искусница», помнит, как зловредный Квак падает в кипящее озеро зеленым, а вылезает красным. Однако самому актеру во время съемок было не до веселья. На съемках его наголо побрили и намазывали лицо и руки зеленкой, а на ноги натягивали смешные зеленые ласты. К новым ролям Георгий Францевич подходил с потрясающей самоотверженностью. На территории Ялтинской киностудии, где Роу снимал почти все свои сказки, был заброшенный бассейн. Там Георгий Францевич каждое утро занимался гимнастикой - подолгу крутил длинную палку вокруг шеи, пояса и ног. «Францыч, что ты делаешь?» - спросил как-то один из актеров. «Полезно для уравновешивания мозгов», - отшутился Милляр. А потом зрители увидели, как лихо Баба Яга в фильме «Морозко» орудовала метлой.

Актеры, гримеры и костюмеры, с которыми работал Милляр, говорили, что это был увлеченный и изобретательный актер. Он сам разрабатывал костюмы, придумывал походку и мимику героев, вставлял свои «фишки» (например, забавно скрючивал большой палец руки), правил сценарий (например, «ква-ква-квалификация» в «Марье-искуснице» - это его идея). В общей сложности актер сыграл Бабу Ягу на экране около десяти раз, и этот образ не был статичным, он все время развивался. Со временем его героиня из злобного врага превратилась в старушку-сплетницу, измученную радикулитом и не лишенную человеческих слабостей. Сам Милляр так говорил о своем любимом персонаже: «В «Василисе Прекрасной» моя бабуля - такая дачница с повязочкой на голове, а в «Морозко» она уже подряхла, ослабла, да и радикулит ее, бедную, замучил».

В сказке «Огонь, вода и медные трубы» Милляр сыграл Бабу Ягу и Кощея, в сказке «Золотые рога» - Бабу Ягу и деда Маркея, а в «Королевстве кривых зеркал» предстал сразу в трех образах: Наиглавнейшего Церемониймейстера, королевского возчика и вдовствующей королевы. В 16 фильмах Роу Милляр сыграл около 30 ролей.


Яркие образы были созданы Георгием Франциевичем и в фильмах других режиссеров. Наимудрейший из сказки режиссера Б.Рыцарева «Волшебная лампа Аладдина» с его высказыванием: «Поистине, пути всезнания неисповедимы, осознание знания есть признак незнания, осознание незнания...». Среди других сказочных героев были мистер Брауни в современной сказке «Деревня Утка», мудрец Селим в «Калифе Аисте» В.Храмова, злой волшебник Смог в картине Г.Харлана «Андрей и злой чародей». При этом Милляр снимался не только в сказках. Появляясь на экране в какой-нибудь эпизодической роли, он всегда притягивал к себе внимание. Щуплый старичок-шахматист из эксцентрической комедии Л.Гайдая «Кавказская пленница», шут Балакирев в историческом фильме Ю.Швырева «Баллада о Беринге и его друзьях», вождь хапов Гы из детской фантастической ленты Радомира Василевского «Шаг с крыши», дядя Яша в музыкальной комедии В.Гориккера «Серебряное ревю» - эти роли, как маленькие яркие крупинки его огромного таланта.

О его личной жизни ходит немало слухов. Рассказывают, что в 30 лет он женился на одной молодой и легкомысленной актрисе, которая завела роман с кинорежиссером, а затем заявила Милляру о планирующемся пополнении. На это Георгий Францевич будто бы ответил, что детей у него не может быть, и потому она может отправляться к истинному отцу предполагаемого ребенка. Он прожил один до 65 лет. Вернее не один, а со своей мамой Елизаветой Журавлевой, скончавшейся в 1971 году. Жили они в обычной коммуналке (той самой бывшей квартире Милляров-Журавлевых, национализированной после революции), занимая одну из комнат. Немало косточек перемыли ему сплетники на тему его сексуальной ориентации. Надо сказать, что поводы позлословить действительно были. Возможно, вся эта внешняя анекдотичность, несерьезность была маской, которую Милляр придумал себе в конце 1930-х годов, после того как едва не отправился на Колыму. Начинающего актера застали в «неловком положении» вместе с одним лауреатом, который ходил в непререкаемых любимчиках у генералиссимуса. Фаворита Сталина НКВД тронуть не рискнуло, а вот Милляра несколько недель продержали в общей камере и… отпустили. С тех пор актер словно спрятался в своем футляре из одного пальто и, казалось, вечной каракулевой шапки. С начальниками и коллегами, за редким исключением, он не дружил. Общался в основном с работниками сцены, осветителями и бутафорами, костюмерами и гримерами.

Коллеги актера утверждали, что он «не надирался вдрызг», но часто был слегка подшофе. За незамутненный разум актера неустанно боролся А.Роу: «Вот смотри у меня! - угрожал он Милляру. - Все маме расскажу!». Чтобы обвести вокруг пальца режиссера, актеру приходилось идти на ухищрения. Один случай такого противостояния особенно запомнился коллегам-киношникам.


«В подмосковную деревню Зеленую, где снималась очередная сказка, приезжала автолавка, - вспоминал актер и режиссер Ю.Сорокин, снявший о Георгии Францевиче док.фильм «Юбилей Милляра». - Роу запретил продавать Милляру спиртное, так знаете, что придумал Георгий Францевич? На виду у всей съемочной группы шел к машине с бидончиком: «О, о, о, я за молочком», - возвращался и через пять минут был уже пьяненьким. Он заранее договаривался с продавщицей, та ставила в бидон бутылку, а сверху наливала молоко. На съемках он любил похулиганить, придумывая такие остроты, от которых девушки-костюмерши заливались краской. Не случайно сам себя Милляр называл Стариком Похабычем. Впрочем, на него никогда никто не обижался, поскольку его остроты не носили обидного характера, они, скорее, были частью его маски. Эта маска несерьезного человека и спасала его в трудные годы от репрессий.

На съемках фильма «Варвара-краса, длинная коса» А.Роу - это был его девятый фильм с Милляром - устроил Георгию Францевичу последний серьезный разговор на тему «пора жениться». У Милляра умерла мама, а Роу имел над Милляром такую власть, что актер не стеснялся называть Роу во всеуслышанье своим Царем и Богом. Роу, знавший о слухах, ходивших о личной жизни Милляра, и понимавший, что на них могли отреагировать компетентные органы, потребовал: «Женись! Близко. Провожать не надо». Так его женой стала соседка по коммуналке Мария Васильевна. Она была «из раскулаченных» - в свое время арестовали сначала ее отца, а затем и мать. С первым мужем она развелась еще до войны, а второй погиб на фронте. От этих браков у нее осталось трое детей (к моменту, когда она появилась в квартире Милляра, они уже выросли). Георгию Францевичу тогда было 65 лет, а Марии Васильевне – 60. Женщина этому очень удивилась: «Что вы, Георгий Францевич! Мне не нужны мужчины!» На что Милляр пошутил: «А я и не мужчина. Я Баба Яга».

Свадьбу они отметили в первый день съемок фильма-сказки «Варвара-краса, длинная коса». Вернее это съемочная бригада сделала молодоженам сюрприз, накрыв столы на берегу Москва-реки. Свадьба прошла весело: с шутками, ряжеными, традиционными розыгрышами. До свадьбы Мария Васильевна работала в охране в одном из министерств, но Георгий Францевич убедил ее оставить работу. В их семье царили мир и уважение. Рассказывала их соседка Л.Зайцева: «Это была удивительно трогательная пара. Георгий Францевич называл ее «Манечка» и «лапочка», она ни разу мата от него не слышала, а самым большим ругательством было: «Ну, Маня, ты меня достала!» Я никогда не видела Георгия Францевича дома в вытянутых трико, он всегда ходил в рубашке и брюках, а на выступления обязательно надевал «бабочку». Сам стирал свое белье, лет до 87 ходил в магазин. Без грима его никто не узнавал, и, лишь заслышав характерный грассирующий голосок, люди оборачивались, видимо, вспоминая, где же они его раньше слышали. А каким галантным мужчиной он был! Сейчас таких не встретишь. Всегда ручку поцелует, вперед пропустит».

Г.Ф. Милляр прожил долгую счастливую жизнь. Да, счастливую, несмотря на то, что долгое время прожил в коммуналке и получил отдельную квартиру в 80 лет, несмотря на то, что не накопил ни на дачу, ни на машину, не смотря на несыгранные роли в кино, не смотря на то, что официально стал Народным артистом лишь в 85 лет. Но актера окружала огромная народная любовь. Его постоянно приглашали на встречи в школы и предприятия, пионерские лагеря и воинские части, и он никому не отказывал. Он вообще не мог отказывать. Однажды к нему зашла соседская девочка и стала рассматривать его рисунки. Георгий Францевич разрешил ей взять самый понравившийся. «А можно я возьму все?» – попросила девочка, и он отдал все. Власть актера не жаловала и не замечала. Официальные лица не относились к нему серьезно: «Ну, кто такой Милляр? Ну, ходит такой смешной человечек». А он всегда оставался де Милляром. И при этом ел ливерную колбасу с черствым хлебом, 30 лет носил одно пальто и каракулевую шапку-пирожок. На международные фестивали, где фильмы Роу брали высшие премии, артиста не отпускали. Не дали Милляру провести и ни одного большого творческого вечера, даже на юбилей.


В середине 1980-х годов, когда милляровскую коммуналку в центре Москвы расселяли, ему дали 2-комнатную квартирку на последнем этаже высотки на окраине, далеко от метро. «Ты бы похлопотал, попросил квартиру поближе к метро и этаж пониже», - просила Марья Васильевна. Но Георгий Францевич так и не стал никого просить: «До метро я и на трамвайчике доеду», - говорил он. Званиями любимец публики тоже был не избалован. Звание Народного артиста получил только на 85-летний юбилей. Но снимался Георгий Францевич до последних лет жизни. Назадолго до кончины, в 1993 году, закончил работу в фильме «Ка-Ка-Ду».


Однажды его пригласили в киноконцертный зал «Россия»,-  вспоминал Ю.Сорокин: «Я приехал к нему в гости и вижу - на столе лежат стопки рисунков, на каждом изображена Баба Яга и подписано: «С любовью, Г.Ф.Милляр». «Что это?» - спрашиваю. «Да вот, Юречка, я узнал, что в «России» 850 мест, и было бы неплохо, если бы у каждого ребятенка остался от меня подарочек», - ответил Милляр. И он действительно нарисовал 850 картинок. Зная ответственность Георгия Францевича, уверен, что он с раннего утра сидел застегнутый на все пуговицы. А ему даже не перезвонили...». Картинки разошлись среди знакомых и соседей, а оставшиеся хранятся в Музее кино. В одном из последних интервью актер признался: «Сказочные образы - моя стихия, моя привязанность. Но как хочется сыграть однажды роль глубокую, психологическую. Слепить характер сильный, острый, самобытный. Шекспировский Цезарь, Вольтер, Суворов - вот о чем я, грешный, мечтаю».

Из Милляра получился бы неплохой Вольтер: «ядовитое жало скорпиона» как нельзя лучше брызгало бы желчными остротами ехидного француза. Любимый праздник Георгия Францевича - 14 июля, взятие Бастилии. Его он никогда «не пропускал». К тому же его шутки и афоризмы нисколько не уступают остротам его знаменитого соотечественника. «Алфавит Милляра» - своего рода литературно-кинематографический раритет. Его переписывали от руки, перепечатывали, но Георгий Францевич постоянно добавлял что-нибудь новое: «Алкоголь - посредник, примиряющий человека с действительностью», «Алкоголь - как бы «хлороформ», который временно обезболивает человеку соприкосновение с жизнью», «Баланс. Одна утренняя рюмка нужнее двух вечерних». «Субординация - никогда не напоминай слону, что его сделали из мухи».


Г.Ф. Милляр умер 4 июня 1993 года и был похоронен в Москве на Троекуровском кладбище. После его смерти среди небольшой стопки документов, наград и фотографий обнаружили пожелтевший листочек со стихами, которые Милляр написал накануне своей смерти.
Появился в начале века
И уйду под конец его
В те края, где чужая аптека
Вряд ли нальет чего.

Кто расписался в моей бесполезности?
Рано мне выдали этот диплом!
Сгорел от безделья и умер от трезвости -
Вот что пишите на гробе моем.

А сниматься? Когда же? Скорее же!
Впереди только темный лес.
Сыграть бы хоть пьяного сторожа,
На березу который полез.

Не нужна мне жена чужая
И ролей чужих не хочу,
Но найдется же роль такая,
Чтобы мне пришлась по плечу…

А, наверное, было бы здорово
Под финал, под конец пути
Напоследок сыграть Суворова
И тогда уж спокойно уйти…

Андрей Гончаров
http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=680

ГЕОРГИЙ МИЛЛЯР: «Я НЕ МУЖЧИНА... Я БАБА-ЯГА»


7 ноября… По телевизору показывают парад на Красной площади, советский народ радостно марширует под красными знаменами и несет в руках гвоздики и портреты вождей. Веселится и ликует вся страна, а Георгий Милляр пьет… с горя. «Произошла ошибка, - с грустью говорит он. - Я родился в день не той революции…» Под «той революцией» он подразумевал День взятия Бастилии и только 14 июля считал настоящим праздником. Советские же праздники ненавидел. Нет, он не был диссидентом, не пытался бороться с режимом и никогда не стремился уехать из страны, хоть и была такая возможность. Но обида на советский строй жила в нем всю жизнь. А обижаться было на что. Отец скончался от болезни на ялтинском курорте, когда сыну было всего три года. Но младший Милляр старался каждый год ездить в Ялту на могилку отца. А потом начались предреволюционные волнения, и мама увезла сына подальше от неспокойной столицы в Геленджик.

Накануне 85-летнего юбилея Г.Милляра пригласили выступить перед детьми в киноконцертном зале «Россия». Он узнал, что в зале 850 мест, накупил школьных альбомов для рисования и, разрезая листы на две части, на каждой из них цветными карандашами нарисовал летящую в ступе Бабу-ягу и подписал: «С любовью, Г.Ф. Милляр». Он говорил, что «хотел оставить подарочек каждому ребетеночку». И нарисовал 850 картинок… Рано утром в назначенный день достал свой старенький, но аккуратненький и чистенький костюмчик, надел любимую бабочку и сел ждать звонка… Но так и не дождался… То ли концерт отменили, то ли Милляра вычеркнули из списка выступающих, но за 85-летним актером никто не приехал и даже не посчитал нужным сообщить ему о том, что все отменяется… Картинки с нарисованными Бабусями разошлись среди знакомых и соседей, а оставшиеся штук двадцать сейчас хранятся в пыльной папочке в Музее кино.

Вспоминает актер и режиссер Ю.Сорокин, снявший 15 лет назад о Георгии Францевиче док.фильм «Юбилей Милляра»: - В советском кино были официально признанные актеры, которым подавали черную «Волгу», привозили на дом дефицитные продукты, их награждали и чествовали. А кто такой Милляр? Ну ходит такой смешной человечек, тройной одеколон пьет, в партию не вступает, собрания игнорирует, дружит не с руководством, а с рабочим персоналом киностудии: осветителями, гримерами, костюмерами…

Он никогда не выпячивал себя, не пиарил, как принято сейчас говорить. Я думаю, он сам придумал эту масочку, которую носил все годы жизни. Все нормальные люди пьют коньяк, а Милляр - одеколон. Это тоже была игра. При этом он всегда оставался настоящим французом, де Милляром. Обладал феноменальными знаниями во всех областях, с ним можно было говорить о чем угодно. Это был очень скромный человек, а многие пользовались его доверчивостью. У него любили брать в долг, а отдавали единицы - знали, что сам не попросит. Частенько бывало выступал перед зрителями, а гонорар не получал. Организаторы соврут, что денег нет, он и поверит. Мне вот до сих пор стыдно за один эпизод. С большим трудом мы выбили на киностудии пленку для док. фильма о Милляре к его 85-летнему юбилею и добились в Госкино, чтобы его наградили значком «Отличник кинематографии». И павильон для съемок нам предоставляли только ночью. Помню, закончились съемки глубоко за полночь, мы кабели мотаем, ситуация какая-то нервозная, а Георгий Францевич ходит за мной по пятам в своем котелке и пытается что-то сказать, но не решается… «Ну, в чем дело?» - в сердцах спрашиваю я. И он задает мне вопрос, за который мне до сих пор стыдно: «Юречка, а грим мне можно снять?» Представляете, 85-летний великолепный актер ходит за мной и ждет моей команды, а я внимания на него не обращаю… Стыдно.

Материально он так себе ничего и не заработал. Ни дачи, ни машины… Сколько я его помню, всегда ходил в одном и том же ратиновом пальто и каракулевой шапке-пирожок. Одевался скромно, но чистенько и ладненько. На концерте обязательно был в отглаженной рубашке с бабочкой, в петлице - хризантема. Дома тоже не позволял себе расслабляться и ходить в мятом. Сгорел он быстро, чуть-чуть не дотянув до 90-летия. И похоронили Милляра как простого смертного на Кунцевском кладбище. Когда скончалась супруга Милляра Марья Васильевна, то квартира досталась в наследство ее внуку. Сейчас квартира сдается в наем. Многие личные вещи актера были выброшены на свалку, но кое-что дочь Марьи Васильевны Марина успела передать в Музей кино. Там, среди небольшой стопки документов, наград и фотографий, я обнаружила пожелтевший листочек со стихами, которые Милляр написал накануне своей смерти...
Татьяна Богданова
http://www.peoples.ru/art/cinema/actor/millar/history2.html
Прикрепления: 7204574.jpg(7.6 Kb) · 7795105.jpg(10.7 Kb) · 0086779.jpg(14.6 Kb) · 3246540.jpg(10.0 Kb) · 0418352.jpg(15.6 Kb) · 4963135.jpg(16.0 Kb) · 7385240.jpg(16.0 Kb) · 4376600.jpg(11.5 Kb) · 2487628.jpg(23.7 Kb) · 8169247.jpg(11.3 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 16 Май 2017, 18:08 | Сообщение # 20
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
ПАМЯТИ БОРИСА НОВИКОВА


Борис Кузьмич Новиков родился 13 июля 1925 года на станции Ряжск-1 в Рязанской области. Воевал на фронтах Великой отечественной войны, а после окончания войны был принят в Школу-студию Ю.
Завадского, которую окончил в 1948 году, став актером Театра им. Моссовета. В день премьеры после исполнения роли Теркина к актеру сразу пришло зрительское признание. Бывшие фронтовики в зале плакали, а Твардовский радостно обнимал Новикова за кулисами, приговаривая строчку из собственной поэмы: "Это был, конечно, он!".
"Актер удивительно виртуозно балансирует на грани "легенды" и "были", он вводит на сцену подлинную русскую народность, которой так не хватало нашему театру в годы культа личности. Ведь изображение народных типов часто сводилось к показу "массовндных простачков", рядом с которыми монументально возвышались "передовики" цельнометаллической ковки" - так в 1961 году писал Г.Бояджиев о роли Теркина в исполнении Б.Новикова.


Новиков мог получить Госпремию за эту роль, но Ю.Завадский был против: "У меня нет Ленинской, еще ни Вера, ни Слава не имеют..." Подразумевались Марецкая и Плятт - актеры старшего поколения. Премии Борис Кузьмич не получил, но ревность партнеров себе обеспечил. Его вдова, вспоминая те годы, называла происходившее не иначе, как травлей. Один из актеров театра и тайных "доброжелателей", когда Новиков двумя годами позже уходил из театра Моссовета, не погнушался обзвонить театры, и дискредитировать его. Таким образом, была разрушена договоренность Новикова с М.Царевым о переходе в Малый театр, но В.Плучек оказался не восприимчив к наветам и взял Новикова в труппу Театра Сатиры, где актер прослужил с 1963-го по 1972-й год. Когда Высоковский вслед за Новиковым вводился на роль аптекаря в спектакле "Интервенция", то попросил разрешения играть с теми репликами, которые Борис Кузьмич сам для себя досочинил. Новиков был не против.

В начале 1960-х годов был признан театральной легендой столицы, а кинематограф принес ему еще и всесоюзную славу. Новиков дебютировал у Ю.Солнцевой в 1955-м году в фильме "Ревизоры поневоле", после чего В.Басов без пробы утвердил его на роль Витеньки Шубникова в дилогии "Первые радости" и "Необыкновенное лето". Но своими настоящими киноуниверситетами сам Новиков считал съемки у Герасимова в "Тихом Доне".


В молодости емумдоставались чаще роли отрицательных персонажей - пьяниц, шпаны, бандитов и иностранных шпионов. Он снялся в фильмах "На графских развалинах", "Голубая стрела", "Девушка с гитарой", "Испытательный срок", "Друг мой, Колька". Однако герои в исполнении Новикова не выглядели опасными негодяями, и жесткие решения не шли персонажам артиста. Скорее, он выглядел ехидным комментатором происходящих вокруг событий.


З.Кириенко снималась с ним в двух картинах – в "Казаках" и "Тихом Доне". Она вспоминала: "57 градусов жары было на хуторе Дичинском, где Герасимов снимал "Тихий Дон". Боря играл моего брата – Митьку Коршунова. И вот мы снимаем сцену в церкви. Я в жаркой суконной юбке, в теплой кофте должна пройти сквозь строй казачков, в это время они меня обсуждают: "Гутарят, Натаха спуталась с Пантелеем хромым, вот ее Григорий и бросил". За мной в храм входил Боря, бил по загривку казачка и произносил слова: "Ты говори, да откусывай". Всю эту сцену режиссер решил снять без последующего озвучания, с местным колоритом и говором актеров из массовки. А они, как назло, никак не могли точно произнести нужные фразы. И вот когда после утомительных дублей под палящим солнцем у них уже все получилось, тут Новиков дал маху. Вместо своих слов он произнес: "Ты говори, да закусывай". Герасимов накинулся на него с упреками. Ведь он профессионал, а тут оплошал, зная, что все пишется вчистую на дорогую пленку. Пришлось еще помучиться и отснять точно".


На кинематографическом счету актера было свыше ста ролей. Публика запомнила оборотня Тараса - Илью из сериала "Тени исчезают в полдень". Присказка Новикова "загремим под фанфары" вошла в поговорку. Но сам Борис Кузьмич был скромен, даже если ему случалось вместе с группой представлять картину публике. В зале при его появлении обычно возникало оживление, раздавались хохот и выкрики в его адрес, а он, стесняясь своей славы, прятался за спины коллег. Легендарный персонаж из "Теней..." артист придумал его от "А" до "Я". Его мимика на крупных планах поразительно разнообразна, он был абсолютно органичен в своих придумках - не боялся отвернуться от камеры, почесатъся, передернутъся. На площадку Новиков приносил не только досочиненные реплики, но порой и режиссерское решение сцены. И сожалел, что не занялся режиссурой. Актерская натура Новикова преобладала даже над инстинктом самосохранения: он готов был, если нужно, лезть в холодную воду или ползти по снегу, не щадя себя.

Он умел в рамках острохарактерного рисунка роли сыграть драму, пользуясь полукрасками и полутонами. Именно поэтому одной из находок телесериала "Адъютант его превосходительства" стал пятиминутный монолог ювелира Либерзона - маленький шедевр большого артиста. Нелепой внешностью и характерным выговором старого еврея, к которому обобравшие его же чекисты приходят за советом, Новиков подчеркнул безысходную драму этого человека. Большевики ликвидировали дело его жизни, петлюровцы походя убили сына, впереди - старческая немощь, скорая смерть в нищете. И жив-то он только остатками нежности и сострадания к жене, сознанием необходимости скрасить ей безрадостный закат. Пронзительная и безусловная работа - человек просто сидит и разговаривает в кадре, а его прошлое и будущее проступают перед зрителем, как на ладони. Новиков никогда не подводил режиссеров на площадке. Хотя, будучи под шофе, он мог позвонить Краснопольскому: "Аркадьич, пойдем, с собакой, что ли, погуляем". Учитывая московские расстояния, Владимир Аркадьевич отвечал: "Да пока я доеду, твоя собака описается..."
– Он хотел, чтобы все вокруг улыбались и смеялись, – говорила З.Кириенко. – Мы его называли "массовик-затейник". При этом никого своими шутками не обижал. Ведь он был безумно добрым и непосредственным человеком.

В 1971 году у актера случился инфаркт. Кроме того, более двадцати лет Новиков страдал диабетом, и вынужден был уйти из-за болезни из театра. Последние годы жизни Борис Кузьмич был почти прикован к постели, не выходил из дома и даже старался не говорить по телефону. В последние годы он и его семья сильно нуждались. Л.Ярмольник ежемесячно присылал от "L-клуба" по 200 долларов, но этого хватало только на питание. Для лечения средств у Новикова было недостаточно. Новиков жил тихо, не навязывая себя никому. А о том, что у него не было денег на сантехника, не знали даже соседи в сталинской высотке. Долгое время семья ходила за водой в подвал.
– Почему у нас артисты живут в нищете, надо спросить в правительстве, – говорила Л.Чурсина. – Борис Кузьмич был человеком, очень чутко ощущающим фальшь, лицемерие и ложь. Его трудно было обмануть. Он был безумно талантливым актером с очень сложным характером. Гении простыми не бывают.


Пока актер был здоров, он часто озвучивал анимационных персонажей. Его почтальон Печкин в мультфильме "Трое из Простоквашино" стал одним из любимых героев детей и их родителей в России и за ее пределами. В Московской области в городе Луховицы этому герою мультфильма был установлен памятник.


Свою последнюю роль в кино Новиков сыграл за год до смерти в фильме "Возвращение броненосца".
Его ухода 25 июля 1997 года никто не заметил - в Москве проходил Международный кинофестиваль. Когда актер умер, в семье не было денег на похороны, а чиновники от кино отказались помочь семье. Вдова хоронила знаменитого актера практически одна. Пришли только три пожилых родственника. Когда из машины нужно было выносить гроб, не нашлось четвертого человека, чтобы его поддержать. Тогда Надежда Антоновна сама решила в последний раз подставить плечо любимому супругу. К счастью, на помощь пришел шофер. Народный артист России Б.К. Новиков был похоронен на Даниловском кладбище в Москве.


Читатели "Комсомольской правды" собрали деньги на памятник актеру. После похорон Надежду Антоновну и ее тяжело больного сына Сергея стали опекать сотрудники Гильдии актеров кино.

Послесловие:
После смерти Новикова его вдова и душевнобольной взрослый ребенок чрезвычайно нуждались в помощи: материальной и медицинской. Но возможности профессиональной артистической ассоциации были невелики. Иногда Новиковым привозили продуктовые заказы или небольшие суммы денег. Год от года Надежда Антоновна сдавала. Она пережила мужа на 11 лет. Последние годы она сама была прикована к постели и нуждалась в помощи. После того, как в сентябре 2008 года не стало, в апреле 2009 года Сергей пропал.


Тревогу подняли друзья семьи Новиковых, и благодаря огласке в СМИ выяснилось, что сын Новикова стал жертвой "черных" риэлторов. Действующими лицами в этой истории оказались настоятель церкви Святителя Николая в Котельниках отец А.Ющенко и староста церкви А.Бродский. Они опекали Новиковых в последние месяцы жизни Надежды Антоновны. После ее смерти за Сергеем ухаживала сиделка - от храма. Туда и обратились за разъяснениями соседи, обнаружившие пропажу сына актера и пустующую квартиру. Как рассказала соседка, дружившая с Надеждой Антоновной много лет, в последнее время та была очень озабочена тем, что будет с сыном после ее смерти. Она перебирала всех знакомых, кому можно было бы его доверить. В том числе предлагала ухаживать и Ольге, но она отказалась в силу возраста. Затем, по словам Надежды, ей неожиданно предложили помощь люди из храма. Это подтвердил и друг семьи Новиковых, актер Н.Денисов:

"Ухаживать за Сережей взялся храм Святого Николая на Котельниках, лично отец Алексей, пообещал клятвенно Надежде Антоновне умирающей, что он возьмет его на себя и будет ухаживать до конца дней их, - рассказал он. - И вот они как бы доухаживались так, что Сережа исчез, и квартира уже продана подставным лицам. Куда он исчез, неизвестно, они отнекиваются всячески от того, что произошло". По версии отца Алексея, в дверь квартиры позвонила какая-то женщина, представившаяся родственницей Новиковых, с ней был милиционер. Женщина потребовала все документы на квартиру, Бродский отдал их и ушел. Внизу, у подъезда его поджидали двое незнакомцев. Они посоветовали не вмешиваться. Бродский их послушался. С тех пор о Сергее ничего не известно.

Н.Денисов также рассказал, что, оказывается, "опекуны" от церкви не похоронили прах Надежды даже спустя полгода. На 40 дней друзей Надежды Антоновны представители храма не пригласили, а позже выяснилось, что отец Алексей подыскал для Сергея опекуна, который оказался человеком ненадежным и вскоре признался, что согласился поставить свою подпись под соответствующими документами за вознаграждение. Найти Сергея помогли журналисты. Когда сюжет о нем прошел в передаче "Человек и Закон", к следователю Таганской прокуратуры, занимающемуся розыском, пришла Надежда Бондаренко. Она стала уверять, что была подругой семьи Новиковых и после смерти родителей ухаживала за их умственно отсталым сыном. А потом купила у него квартиру за 180 тысяч долларов. Бондаренко сказала, что у Сергея все хорошо, он жив и поселился в Подмосковье, в старом доме на окраине поселка Черкизово. Там мужчину и нашли - истощенного, и чуть живого. Насмерть перепуганный, он рассказал, что сюда его привез А.Бродский заверив, что повезет в церковь. Найденного Сергея отвезли в психиатрическую лечебницу им. Кащенко. Он слишком долго находился в жутких условиях и почти без еды. В прокуратуре было заведено уголовное дело по факту мошенничества.
Андрей Гончаров
http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=799

ПРОГРЕМЕЛ ПОД ФАНФАРЫ


Б.Новиков не рвался за количеством, скорей тщательно подходил к выбору материала. Соглашался даже на эпизод, если там было что играть. А достойных предложений порой приходилось ждать годами. За это время артист просто выпадал из обоймы «востребованных». И от тоски по работе заболевал известной русской болезнью. А с пьющими артистами у нас особо не церемонятся. Такова профессия. Живешь скромно, тихо, не поднимая волны, а помираешь – под громкие охи-вздохи. В работе режиссер для Новикова был неоспоримым авторитетом. Он слушался мастера беспрекословно. Правда, порой привносил и свое. Его не зря называли гением фразы. 
– «Тени исчезают в полдень» мы снимали долго, и в дождь, и в холод, – рассказывает режиссер картины В.Краснопольский. – И если для роли Новикову надо было добавить каких-то шуток-прибауток, не прописанных в сценарии, он обязательно вставлял их, не забывая согласовать с автором сценария. 

Как рассказал нам Владимир Аркадьевич, в нем этих народных присказок было много. А все оттого, что талантливый человек не мог спокойно ходить по улице, не подмечая каких-то интересных высказываний. Он как губка впитывал народный фольклор. Все помнят его знаменитую фразу: «Загремим под фанфары». Но сказать ее можно по-разному. Новиков произносил ее с жуликоватым прищуром, потрясая своими длинными пальцами. Все вместе давало непередаваемые ощущения. Он скрупулезно подходил к работе над образом, подсказывал художникам по костюмам, какой детали недостает для полноты картины. – Он создавал вокруг себя ауру правды, – говорит Краснопольский. – Не просто играл роль, он жил в ней. 

В начале 60-х Борис Кузьмич был легендой и в театре. В Театре Моссовета он сыграл одну из самых ярких своих театральных ролей – Василия Теркина. «Он даже меня все заставлял прийти на этот спектакль, обижался, что долго собираюсь», – вспоминает Краснопольский. На премьере сам Твардовский благодарил его за работу, а фронтовики плакали в зале. Но это очень не понравилось театральным «старикам». После яркой роли у Новикова появился целый отряд недоброжелателей. Ему пришлось сменить сцену Моссовета на труппу Театра сатиры. – Я с ним мало пересекалась в театре, – говорит Вера Васильева, – он больше общался с А.Папановым. Знаю только то, что уволили его за пристрастие к алкоголю. 

Да, он любил выпить, но все, кто с ним хоть раз выходил на съемочную площадку, говорят, что это место для него было свято и там он в нетрезвом виде никогда не появлялся. Был пунктуальным. А простои творческие заливал горькой. Мало кто знает, что для страданий у него поводов было хоть отбавляй. У Бориса Кузьмича и его жены Надежды Антоновны, бывшей актрисы, сын – инвалид с детства. Трудно воспитывать любимое дитя с помутненным рассудком. Лекарства, педагоги – все это стоило денег, которых зачастую не хватало. Когда актер сам заболел, помогать ему было некому. Л.Ярмольник ежемесячно присылал ему 200 долларов как любимому артисту. Жена вспоминает, что, когда Новиков увидел доллары, он не сразу понял, что это такое. «Он заплакал и сказал: «Я отдам, я отработаю», – вспоминает Надежда Антоновна. К сожалению, это ему не удалось... Несмотря на то, что официально он был Заслуженным артистом РСФСР, зрители считали его Народным. Поэтому на памятнике выгравировано «Народный артист России Борис Новиков». 
Зоя Игумнова 
http://www.peoples.ru/art/cinema/actor/novikov/history1.html
Прикрепления: 6683877.jpg(8.4 Kb) · 7356221.jpg(8.8 Kb) · 0431950.jpg(12.7 Kb) · 3702332.jpg(13.1 Kb) · 2977476.jpg(12.6 Kb) · 2581363.jpg(15.6 Kb) · 6099431.jpg(13.2 Kb) · 5230184.jpg(25.2 Kb) · 3863988.jpg(13.3 Kb) · 0729206.jpg(10.6 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 15 Июн 2017, 10:50 | Сообщение # 21
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
НЕ СТАЛО АЛЕКСЕЯ БАТАЛОВА
На 89-м году жизни умер народный артист СССР Алексей Баталов. Один из любимейших советских актеров ушел сегодня из жизни в одной из московских клиник. 15 июня в 6:00 у него остановилось сердце.


Зимой актер сломал ногу, в феврале ему сделали операцию, и с тех пор Алексей Владимирович не выходил из больницы - почти пять месяцев. 14 июня к нему в палату приходил священник – Баталов причастился. По словам его друга, актера В.Иванова, Алексей Владимирович умер тихо во сне - вечером лег спать, а утром просто не проснулся.
Алексей Владимирович родился в 1928 году во Владимире в театральной семье. Впервые вышел на сцену во время войны - в эвакуации в Бугульме, где его мать организовала театр. В 1950-м в Москве окончил Школу-студию МХАТ. На экранах дебютировал в 1944 году эпизодом в драме Арнштама о Космодемьянской "Зоя", где сыграл одноклассника героини. Поставил три картины как режиссер. Известность актеру принесли роли в фильмах "Дело Румянцева" (1955, Хейфиц), "Летят журавли" (1957, Калатозов) и, конечно, "Москва слезам не верит" (1979, Меньшов). Звание Народный артист СССР получил в 1976 году, в 1989-м был удостоен звания Герой Социалистического Труда.

Коллеги и друзья вспоминают сегодня легендарного актера, выражают свои соболезнования:
Сергей Никоненко назвал кончину Баталова громадной потерей для российской культуры. "Это был великий русский актер, образы, созданные Алексеем Владимировичем, будут жить очень и очень долго, не одно столетие". Сам он никогда не снимался с Баталовым, но знал его как исключительно отзывчивого, "удивительного совершенно" человека. Однажды Баталов увидел на улице, как он возится со своим стареньким автомобилем, не желавшим заводиться, "засучил рукава" и помог в, казалось бы, безнадежной ситуации.
"Алексей Баталов был удивительным человеком, - сказал народный артист России, президент "Золотой маски" И.Костолевский. - Это огромная потеря. Ушел один из последних представителей великой культуры и цивилизации, мхатовской школы. Баталов был человеком огромной души и сердца. Настоящий интеллигент. Это то, чего нам не хватает. Я выражаю огромные соболезнования всей его семье, родным и близким".

"Это очень большая потеря для нашего кино. Это человек, который никогда ни одну плохую роль не сыграл", - сказал режиссер и сценарист В.Бортко, назвав Баталова человеком высокой культуры, олицетворявшим собой российское искусство. Глава комитета Госдумы по культуре С.Говорухин сказал, что Баталов был "потрясающим актером".

"Это был выдающийся советский, русский артист, совершенно замечательный, тонкий, изысканный человек. В советское время, когда торжествовали герои брутальные, он олицетворял невероятную человеческую тонкость и даже хрупкость. При этом в интеллигентской хрупкости была безусловная твердость, мужественность и высочайший романтизм. Его присутствие в нашей жизни было очень важным. И то, что его сегодня нет с нами, - это огромное горе, - подчеркнул Швыдкой. По словам режиссера-мультипликатора Ю.Норштейна, автора "Ежика в тумане", где Баталов выступил закадровым рассказчиком, голос актера "звучит как музыкальный инструмент". "Мы с ним работали. Пришел чудный человек, красивый, высокий, снял пальто, потер руки: "Так, что мы будем делать?". И он прочитал - так, что в фильме его голос звучит как отдельный музыкальный инструмент. Мы с ним сдружились, и я довольно часто был в их семье. Мы часто сиживали за столом и стихи читали. В последний раз, когда я был у него, мы даже вместе спели песню "Журавли" на стихи Гамзатова. Мы с ним действительно были очень близкими друг другу людьми", - вспоминает Норштейн. Премьер-министр России Д.Медведев назвал кончину Баталова огромной потерей не только для кинематографа и театра, но и для большинства российских семей, выросших на его фильмах.
15.06. 2017. РГ
https://rg.ru/2017....ov.html


Прощание с актером пройдет в столичном Доме Кино 19 июня, а похоронят Алексея Баталова по его завещанию на Преображенском кладбище, рядом со его мамой.
http://ren.tv/novosti....bishche

В МОСКВЕ ПРОЩАЮТСЯ С АЛЕКСЕЕМ БАТАЛОВЫМ
Проводить в последний путь легенду российского кинематографа пришли сотни человек


В эти минуты в Москве прощаются с одним из самых талантливых актеров, Народным артистом СССР А.Баталовым. Его без преувеличения любила вся страна. Проводить в последний путь легенду российского кинематографа пришли сотни человек. К Дому Кино, где проходит траурная церемония, идут актеры, режиссеры, сценаристы, операторы. Все, кто работали с Алексеем Владимировичем, дружили с ним, учились у него и просто пересекались на сьемках. И конечно, цветы своему кумиру несут поклонники и поклонницы его таланта. Среди которых и обычные зрители, и известные артисты. Об огромной, действительно народной любви говорит очередь тех, кто пришел проводить Алексея Владимировича в последний путь.

После траурной церемонии люди не уходят, а занимают места в большом зале, где установлен гроб с телом. И смотрят на экран. На нем – фотографии со съемок и из личного архива актера. Многие из тех, кто поднимается на сцену, с трудом подбирают слова, чтобы рассказать каким был А. Баталов. И.Кобзон решил спеть в честь его песню. "Мы еще ощутим потерю со временем, когда будет ретро показ фильмов с участием Баталова. Как жаль, что его нет. А когда он жил, мы почему-то не вспоминали как он живет, что с ним происходит", - рассказал певец. Кроме родственников и коллег попрощаться с актером приходят сотни поклонниц. Они знают его именно по экранным образам, ярким и незабываемым. Знают больше не как А.Баталова, а как Гошу, Гогу или Жору. Из 40 ролей в кино женщины сердцем выбрали именно эту. Для многих и сейчас загадка, как же надо было так сыграть чуть выпивающего слесаря из электрички в нечищеных ботинках, чтобы именно он стал эталоном настоящего мужчины. "Москва слезам не верит", "Летят Журавли", "Дама с собачкой", "Дорогой мой человек" – фильмы с его участием приносили стране то Оскар, то золотую ветвь Каннского фестиваля. И вошли в Золотой фонд кинематографа

"Я всегда относился к нему с уважением и почтением его таланта высокого. Видел его как человека абсолютно бескорыстного доброго, и образ Баталова через его роли останется для грядущих поколений на века как символ русской души", - говорит народный артист России Н. Бурляев. А.В. Баталову было 88 лет. После гражданской панихиды в большом зале Дома кино в церкви на Ордынке пройдет отпевание. Народного артиста похоронят на Преображенском кладбище. Рядом с мамой. По традиции в последний путь его будут провожать аплодисментами.
http://ren.tv/novosti....o]https


                                               
Прикрепления: 3640809.jpg(9.4 Kb) · 0794087.jpg(15.6 Kb) · 4008166.jpg(18.5 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 15 Июн 2017, 15:12 | Сообщение # 22
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
АЛЕКСЕЙ БАТАЛОВ: «Я РАССКАЗАЛ СВОЮ ЖИЗНЬ ПРОСТЫМ ЯЗЫКОМ»
Последнее интервью легендарного актера


Алексей Владимирович вырос в окружении великих писателей и поэтов: А.Ахматовой, М.Зощенко, Б.Пастернака и многих других. Анна Андреевна, будучи близкой подругой его мамы – актрисы Н.Ольшевской, месяцами жила в легендарной квартире на Ордынке. 18 января 1964 года. Москва. А.Баталов прогуливается около стен Кремля. Вот он, неповторимый баталовский взгляд - полуприщуренный, спокойный и немного грустный. В него уже успела влюбиться вся страна: на экранах давно прогремели «Летят журавли», «Девять дней одного года» и «Дорогой мой человек». В последние годы он тяжело болел, редко появлялся на публике, в родном ВГИКе, где был худруком актерского факультета. Тихо вышла в свет последняя книги артиста, писателя, профессора А.Баталова «Сундук артиста», которая была раскуплена за несколько месяцев продажи, и готовится к выходу второе издание.

- Алексей Владимирович, почему назвали книгу «Сундук артиста»? Сундук – символ, образ, метафора?
- С удовольствием отвечу «почему»? Во-первых, сундук – реально существующий предмет, с которым цирковые артисты странствовали по миру. Более того, такой сундук, с которым ездила на гастроли всю свою профессиональную жизнь моя жена – артистка цирка Гитанна Леонтенко, стоит у нас дома. Его подарила мне моя теща – Гитана Георгиевна, тоже артистка. Обратите внимание, что согласно цирковой традиция, мама – Гитана, а дочь – Гитанна (с двумя нн). Сундук – главный герой книги. В нем – наше «все».

- В сундуке - приданое жены?
- Сундук я заслужил у тещи за то, что под ее руководством научился скакать на лошади, ходить по канату. Кстати, эти навыки мне нужны были для роли в фильме «Три толстяка». Сундук – ведь цирковой, и чтобы стать его владельцем, мало жениться на артистке цирка, нужно самому быть артистом цирка. И я мог бы выступать в цирке, потому что оказался способным учеником. Теща меня хвалила. Цирк стал частью моей души.

- Значит, сундук – дамский, а артист – мужского рода. О ком книга – о вас, жене или актерской судьбе в принципе?
- Что вы, какой же он – дамский? Никакой сундук – не дамский. Высота сундука – половина роста высокого мужчины. Большой-большой, толстый сундук. По всей нашей огромной России и миру возился этот сундук с костюмами, в которых выступала моя жена. В нем было все – буквально. Изречение древнегреческого мудреца Бианта: «Все мое ношу с собой» очень подходит к артистам цирка. Причем моя жена еще с детства гастролировала с этим сундуком. Когда мы с Гитанной познакомились и полюбили друг друга, я все время ждал ее дома, скучал, а она была в разъездах. Цирк работает круглый год, без каникул, до тех пор, пока в него ходит публика. Раньше цирковые артисты уезжали из того или иного города только тогда, когда их представление посмотрели все интересующие жители, и уже тогда переезжали в соседний город. Представляете, сколько нужно дать представлений, чтобы удовлетворить всех жителей? С сундуком связана вся творческая биография моей жены, следовательно, и большая часть моей жизни. К тому же я – артист, и владею этим сундуком. Я – хозяин большого сундука.


Любите старину?
- Почему вы думаете, что сундук – старый, старомодный, некий архаизм? Между прочим, сундуки еще остались у цирковых артистов. А я ездил на гастроли с маленьким чемоданчиком. Но разве мог назвать книгу «Чемодан артиста»? В сундуке есть тайна, загадка, судьба и много всего смешного, увлекательного. Во многом книга родилась из слова – «сундук». У меня была мысль назвать книгу «Сундук гастролера», но решил, что артист – более точное и лаконичное определение. Я – не любитель старины в обыденном смысле слова, но я не прочь предаться воспоминаниям о старине.

- Прошлому предпочитаете будущее?
- Разумеется. Всегда жил ощущением новой роли, новой встречи с хорошим автором, режиссером. И я десятки лет проработал со студентами во ВГИКе. Не поверите, но я – большой любитель всего нового, передового, даже модного.

- Возможно, в сундуке вы храните и свои памятные вещи?
- На дне этого сундука моя главная реликвия – золотое кольцо с зеленое эмалью и белой чайкой, которое Станиславский подарил моему дяде – артисту МХАТа Н.Баталову, а мне его подарила моя тетя, после того, как дяди не стало (он умер от туберкулеза в 37 лет) - его жена – актриса О.Андровская. Ольга Николаевна очень любила меня, и наградила меня этим украшением, которое Станиславский заказал у ювелира в честь первого спектакля с участием моего дяди «Зеленое кольцо» по произведению З.Гиппиус. Все-таки удивительно, что режиссер делал такие подарки (а он делал всем достойным) артистам, с которыми работал, и на свои деньги. Станиславский был богатым человеком. На свои деньги создавал общедоступный театр Московский Художественный.

- Вы писали книгу пером, ручкой, на печатной машинке или на компьютере?
- Я стал писать книги после того, как перестал сниматься в кино и гастролировать. Я – артист, а не писатель. Эту книгу надиктовывал своему другу – В.Иванову, а он все записывал, - вот такой я эгоист. Использовал своего доброго друга. Мы сидели с ним сидели, вспоминали, воскрешали древние времена, и разглядывали мой сундук, - и так четыре года. Говорят, что книгу хорошо покупают. Я пытался рассказать о своей жизни, о близких людях, о двух дочерях – Надежде и Марии, - простым ясным языком. Я – большой почитатель простоты и ясности мысли и слога.

- Алексей Владимирович, с 1975 года вы преподаете во ВГИКе, за это время выпустили семь актерских мастерских, а в последнее время вы – худрук актерского факультета. Есть ли принципиальные различия актеров нового поколения и актеров старой школы?
- Моя жизнь во ВГИКе – это уже моя другая жизнь, о которой в книге нет ни слова. Возможно, будет еще книга – о моей педагогической деятельности. Что касается вашего вопроса, то в двух словах на него не ответить. В корне изменилось отношение к кинематографу, и сегодня оно не такое серьезное, как было во времена моей активной профессиональной жизни. Телевидение отодвинуло большое кино на второе место, и это – факт. Так что герой Родиона Нахапетова нашего любимого фильма «Москва слезам не верит», в котором мне посчастливилось сниматься, оказался прав: «Телевидение - сегодня главное искусство» На мой взгляд, царство телевидения влечет за собой неизбежную потерю качества во всем, и в сценарии, и в режиссуре, и в актерской игре, и в операторском искусстве. В последние годы я разочаровался в телевидении.

- Вспоминаете своих партнеров? Фильмы со своим участием пересматриваете?
- Конечно, я вспоминаю и фильмы, и партнеров, и режиссеров, и города, в которых снимался, и при случае, пересматриваю. Правда, теперь берегу зрение, которое слабеет с каждым днем. Для меня потеря зрения – огромное несчастье. Я очень люблю читать. Возможно, литературу люблю больше кино?

- Алексей Владимирович, вы создали в кино галерею русских интеллигентов. Последний из них – слесарь Гоша в фильме В.Меньшова «Москва слезам не верит». Что отличает русского интеллигента?
- Если заявить, что слесарь Гоша – последний русский интеллигент, можно нарваться на скандал. А если серьезно рассуждать на тему русской интеллигенции, то придется впутываться в длинный и, по большому счету, дурацкий разговор, которому нет конца и края. Сегодня интеллигент – исчезнувший вид. Тема «русской интеллигенции» - утонувшая тема. Остались люди со свойствами, присущими интеллигентному человеку, и это уже радует. Самая большая потеря современности – потеря интеллигенции.
Анжелика Заозерская,
15.06. 2017,
 газета "Вечерняя Москва"
http://vm.ru/news/389132.html

ПАМЯТИ ЭЛЬДАРА РЯЗАНОВА


В ночь на 30 ноября умер выдающийся кинорежиссер, народный артист СССР Э.Рязанов. На прошлой неделе Эльдар Александрович (не первый раз в этом году) был госпитализирован в одну из столичных больниц с острой сердечной и легочной недостаточностью. В последующие дни врачи определяли его состояние, как стабильно тяжелое. Рязанову было 88 лет. Прощание с режиссером пройдет в киноклубе «Эльдар». Дата уточняется.

«КАЖДЫЙ ФИЛЬМ - ИСПОВЕДЬ».
Памяти Эльдара Рязанова

Ушёл из жизни Эльдар Рязанов, подаривший нам «Иронию судьбы», «Гусарскую балладу», «Берегись автомобиля» и ещё десятки любимых фильмов. Его комедии - это простые и понятные истории, созданные с подлинным вкусом и деликатностью, присущей мастеру, считавшевшему, что «юмор - это отмычка, открывающая все двери».


Он родился 18 ноября 1927 года в Самаре. Детство его никак нельзя назвать беззаботным - страшные военные годы приучили его ценить каждый момент жизни и быть благодарным даже за кусок чёрного хлеба, который выдавался по карточкам. Одной из главных его радостей стало чтение. Эльдар научился читать в три года и с тех пор не мог оторваться от волшебного мира литературы. В третьем классе он подделал школьную справку, чтобы получить в библиотеке книги, предназначавшиеся пятиклассникам, а в восьмом уже был твёрдо уверен, что станет писателем.

«Писатель должен знать жизнь - это я усвоил крепко, - писал он впоследствии. - А я её совершенно не знал. Моё тогдашнее бытие не представляло интереса - так я считал в то военное время. Длиннющие многочасовые очереди за иждивенческой нормой чёрного хлеба по карточкам; трудный быт эвакуации; прозябание в холодном бараке, где приходилось растапливать печку кусками резиновых шин, брошенных на свалке; охота на гигантских, полуметровых крыс, шныряющих по бараку; умение готовить обед почти что из ничего; наука нянчить младшего брата - всё это было буднями, прозой. А уж если писать, то о сильных характерах, экзотических далёких странах, о небывалых приключениях, больших страстях». Так думал Рязанов, задумавший окончить десятый класс экстерном и отправиться в большое путешествие, подобно своему кумиру Мартину Идену. Одиннадцать трудных экзаменов - и вожделенный аттестат оказался в его руках.

Большое путешествие отменилось буквально в момент, когда Рязанов встретил своего одноклассника. Тот собирался поступать во ВГИК, и, услышав об этом, Эльдар тут же взял документы, тетрадку со стихами и отправился покорять приёмную комиссию. На одно место претендовали 25 абитуриентов - отбор был очень жёстким. Вступительные экзамены прошли «со скрипом», и его приняли на первый курс с условием испытательного срока: плохие отметки в первом семестре повлекли бы за собой моментальное исключение. «Институт меня принял условно, да и я в него тоже поступил весьма условно. Любви друг к другу мы не питали: ни я к институту, ни институт ко мне», - вспоминал потом Рязанов.

Мастер курса Г.М. Козинцев тоже не слишком верил в талант самого юного своего студента, и к концу второго курса его терпение иссякло. «Знаете, дорогой Элик, нам всё-таки придётся с вами расстаться. Мы вас отчисляем из института. Вы слишком молоды», - предупредил Козинцев… И услышал отчаянный ответ:«Когда вы меня принимали, я был на два года моложе. Вы могли бы это заметить тогда». Известный режиссёр не нашёл, как возразить дерзкому студенту, и Рязанов был «помилован». Несмотря на все препятствия, он окончил ВГИК с отличием и наконец-то исполнил свою мечту о великом путешествии. Пять лет Рязанов снимал документальное кино в разных уголках необъятной страны - от Сахалина до Комодорских островов. Документалистика в то время была невозможна без художественного вмешательства - режиссёрам нужно было «лакировать действительность», чтобы не получить по шапке от начальства.

«Я был продуктом своего времени, - признавался Рязанов. - У одного нефтяника в квартире стояла неважная мебель. Зато у соседа обстановка была отменная. Но сосед не считался героем труда и не являлся героем нашего фильма. Вместе с оператором я перетащил отличную мебель в нужную нам квартиру. Не скрою, чувство стыда, воспитанное во мне ещё в институте, давало о себе знать. Наверное, поэтому я совершал эти манипуляции под покровом ночи, чтобы не видели окружающие...». А потом Рязанову доверили первый игровой проект - экспериментальный фильм «Весенние голоса» был снят им вместе с С.Гуровым на «Мосфильме». Огромное влияние на становление творческого почерка Рязанова оказал С.Эйзенштейн, который одним из первых разглядел его талант и много помогал советами. Ещё одним его «крёстным отцом» в профессии стал властелин киностудии «Мосфильм» И.Пырьев. Именно он в 1955 году буквально «всучил» начинающему режиссёру сценарий «Карнавальной ночи». Отказ не принимался категорически, а Пырьев вдобавок остался номинальным режиссёром картины. Съёмки превратились в великое противостояние, и, конечно, Рязанов раунд за раундом проигрывал всесильному мэтру.


Началось всё с исполнителя роли заведующего ДК Серафима Огурцова. Рязанов утвердил на эту роль актёра П.Константинова, но Пырьев выступил против этой кандидатуры - по его мнению, чиновник должен был выглядеть смешно и нелепо, но ни в коем случае не пугающе. В итоге Огурцова блестяще сыграл И.Ильинский - 2:0 в пользу Пырьева. Но эта битва шла внутри коллектива, а на внешнем рубеже Пырьев стал для Рязанова настоящим защитником. Молодой режиссёр допускал много ошибок, тратил километры плёнки и срывал сроки, но директор «Мосфильма» сделал всё, чтобы Рязанова не сняли с постановки. «Несмотря на множество конфликтов, неизбежных между двумя упрямцами, я понимал, что Иван Александрович желает мне добра. И не только желает, но и делает его. И я платил ему самой искренней симпатией и нежностью, что не мешало нашим препирательствам», - вспоминал Рязанов.

Следующие 30 лет стали для молодого режиссера очень успешными. «Дайте жалобную книгу», «Берегись автомобиля», «Старики-разбойники», «Ирония судьбы, или С лёгким паром!», «Служебный роман», «Гараж», «Вокзал для двоих», «Жестокий романс» - каждый из этих фильмов можно пересматривать бесконечно. Конечно, не всё шло гладко: например, разрешение на «Гусарскую балладу» тоже с боем выбивал Пырьев, зато исполнительница главной роли Л.Голубкина была утверждена с первой пробы и стала настоящим открытием нашего кинематографа. А вот Юрия Деточкина, то есть И.Смоктуновского - пришлось уговаривать сняться в «Берегись автомобиля». Актёр был болен и отказался от съёмок, так что режиссёру пришлось лично ехать в Ленинград, чтобы убедить Смоктуновского выполнить своё обещание. Непросто было работать и с «Иронией судьбы». Рязанов долго искал актрису на главную роль. Всем высочайшим требованиям режиссёра отвечала только польская актриса Б.Брыльска, которая, по счастью, оказалась свободна для съёмок. Но главное - это сама история о пьяных похождениях Жени Лукашина: из водевильной театральной пьесы Рязанов сделал удивительную лирическую историю на все времена. За этот фильм режиссёр, сценарист, композитор М.Таривердиев и исполнители главных ролей были награждены Госпремией.


Все без исключения актёры, работавшие с Рязановым, признают его огромный талант и небывалую требовательность, которая оправдана качеством его работ. «Я очень хотела сняться у Рязанова в главной роли, - вспоминает актриса Т.Догилева. - И вот однажды он позвонил с предложением попробоваться на роль Лиды в "Забытой мелодии для флейты". Помимо меня Рязанов пробовал ещё четырёх актрис. В конце концов он меня утвердил, но на площадке кричал: "Как ты играешь! Что за дешёвка! Ты должна быть герцогиней!" Я заплакала. А он сказал: ”Вот так и надо”. А потом душевно так добавил: “Паразитка”».

  

Рязанов говорил, что каждый его фильм - это исповедь, и очень переживал за те картины, которые были менее известны зрителю, чем его хиты. В новом веке режиссёр не прекращал работу: писал мемуары и стихи, а фильмы снимал всё реже. В 2006 году вышел его фильм «Андерсен. Жизнь без любви» - биография знаменитого сказочника, рассказанная невероятно трогательно и тактично. Давным-давно, перед выходом «Карнавальной ночи», его обвиняли в отсутствии вкуса - так злословили критики, ещё не видевшие самой картины. «Точное ощущение интонации картины во всех её компонентах несёт в себе от начала до конца фильма только один человек - режиссёр», - говорил Рязанов, чьи фильмы теперь являются главным наследием эпохи доброго и вечного отечественного кино.
Елена Костомарова
30.11. 2015. АИФ

http://www.aif.ru/culture....5007385

Прощание с Эльдаром Рязановым пройдет в ЦДЛ
"Прощание с Э.А. Рязановым начнется в 10 часов утра в четверг, 3 декабря, в ЦДЛ. Ранее родственники режиссера обращались к московским властям с просьбой провести прощание в Колонном зале, однако он в четверг оказался занят другим мероприятием. Похороны Рязанова пройдут в тот же день на Новодевичьем кладбище Москвы.
http://www.interfax.ru/moscow/482430

МОСКВА ПРОЩАЕТСЯ С ЭЛЬДАРОМ РЯЗАНОВЫМ


Его "служебный роман" с кино закончился на 89-м году жизни, но на память он нам оставил любимые фильмы. В центре Москвы сегодня много людей с цветами - они идут к ЦДЛ проститься с самым народным режиссером страны. Э.А. Рязанова не стало в ночь на 30 ноября - он скончался в госпитале им. Бурденко от сердечной и легочной недостаточности. В последние годы режиссер тяжело болел - его большое сердце с трудом работало. Но продолжал писать - стихи, воспоминания... Пересматривал свои многочисленные передачи и фильмы. Он снял 22 художественных картины, став действительно Народным артистом СССР. Вся его жизнь  - сплошное приключение, ибо в юности он хотел стать моряком, а во ВГИК попал случайно. «Служебный роман», «Гусарская баллада», «Карнавальная ночь», «Берегись автомобиля», «Ирония судьбы, или С легким паром» - на этих и многих других его фильмах выросло не одно поколение, а фразы из кинолент разобрали на цитаты. Режиссер ушел из жизни через несколько дней после своего дня рождения. Врачи сделали все возможное, но чуда не произошло. «Комсомольская правда» соболезнует родным и близким Эльдара Александровича, всем, кто его любил…




https://youtu.be/vVhD1IuswFQ


https://youtu.be/tmLa7LT8tfU
Прикрепления: 4925901.jpg(10.6 Kb) · 8706319.jpg(8.0 Kb) · 1718811.png(44.3 Kb) · 4435931.jpg(7.0 Kb) · 3845704.jpg(12.9 Kb) · 6571038.jpg(12.5 Kb) · 2144251.jpg(15.5 Kb) · 6809549.jpg(16.6 Kb) · 8902081.jpg(8.9 Kb) · 7959722.jpg(16.4 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 15 Июн 2017, 15:13 | Сообщение # 23
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
...
 

Валентина_КочероваДата: Четверг, 15 Июн 2017, 15:30 | Сообщение # 24
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
..
 

Валентина_КочероваДата: Пятница, 16 Июн 2017, 14:48 | Сообщение # 25
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
..
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 19 Июн 2017, 14:08 | Сообщение # 26
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
...
 

Валентина_КочероваДата: Вторник, 20 Июн 2017, 14:48 | Сообщение # 27
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
..
 

Валентина_КочероваДата: Среда, 21 Июн 2017, 11:58 | Сообщение # 28
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline
НЕ СТАЛО ВЕРЫ ГЛАГОЛЕВОЙ


16 августа в Германии на 62-м году жизни умерла актриса и режиссер Вера Глаголева. Согласно последним новостям, Глаголева скончалась из-за серьезного онкологического заболевания. Опасный недуг был выявлен относительно недавно, что актриса предпочла его скрыть от окружающих. Только лишь самые близкие родственники осознавали всю степень опасности. Они и настояли на том, чтобы артистка отправилась на лечение в Германию. Однако усилия опытных медиков не принесли положительного результата и накануне Веры Глаголевой не стало.
Этого не может быть, это какая-то ошибка... Шок и боль испытали многие из нас, услышав новость о том, что из жизни ушла замечательная актриса, режиссер, жена и мать – В.Глаголева. Еще недавно она танцевала на свадьбе младшей дочери Анастасии Шубской. Поэтому печальная весть прогремела, как гром среди ясного неба.


Солнечная актриса и светлый человек. Хрупкая, без грамма косметики. Для зрителей В.Глаголева была олицетворением женственности. Актерского образования у нее не было. Но это не помешало ей стать одной из самых востребованных актрис советского кинематографа.
Прощание с любимой актрисой состоится 19 августа, в Московском доме кино. Церемония начнется в 11.00.
http://rus24.news/events....08-2017

Вера Глаголева. "Наедине со всеми"

https://www.youtube.com/watch?v=tcENHHvxjTs

Правда Веры Глаголевой

https://www.youtube.com/watch?v....i] - написал Файнс.

    
19.08. 2017. РГ, фото С.Куксина
https://rg.ru/2017....he.html

НЕ СТАЛО КИРЫ ГОЛОВКО


В ночь на 16 августа, не дожив всего полтора года до собственного столетия, не стало К.Н.Головко – Народной артистки РСФСР, старейшей актрисы МХАТ им. Чехова. В марте нынешнего года она отметила свой 98-ой день рождения, безусловно, и возраст почтенный, и в связи с недугом Кира Николаевна последние годы не выходила на сцену родного театра, но она до последних дней оставалась истинной мхатовкой, из легендарной плеяды великих мхатовских артистов. Больно и горько осознавать, что завершается эпоха, в которой творили такие мастера, как Кира Николаевна, а ведь их присутствие обязывало артистов уже других поколений стремиться к такому же высокому служению сцене.
Я имел счастье знать Киру Николаевну, играть с ней на одной сцене и в моей памяти навсегда сохранился ее образ - необычайно красивой, утонченной, интеллигентной, восхитительной, талантливой актрисы, актрисы, еще раз повторю, старой мхатовской школы. Такой она и останется не только в моей памяти, но и в памяти всех ее коллег, многие из которых называют ее своим педагогом.
Я выражаю свои самые искренние соболезнования коллективу театра, родным и близким К.Н. Головко. Светлая память об этой выдающейся актрисе навсегда сохранится в наших сердцах. Низкий ей поклон и наша вечная любовь.
Александр Калягин
http://stdrf.ru/news/1525/ 

В МХТ ПРОСТИЛИСЬ С ЭПОХОЙ


Художественный театр проводил в последний путь К.Головко, чья творческая биография начиналась во времена Станиславского. В 1936 году ее, выпускницу средней школы, приняли во вспомогательный состав. Приняли единственную при наличии 637-ми других претенденток, среди которых были и популярные артистки немого кино, и балерины, и племянница Станиславского Алла Севостьянова…


этот факт биографии Кира Николаевна пронесла через всю свою жизнь, не переставая удивляться чудесному повороту событий. Хотя чудес никаких не было: ко МХАТу готовила себя с восьмого класса, посещала спектакли, читала мемуары артистов, а в марте 1936 года осмелилась написать Станиславскому – просила совета: куда поступать, чтобы впоследствии стать артисткой прославленной труппы? (Школы-студии МХАТ не было еще и в помине.) Станиславский ответ не прислал, но письмо сохранил: оно и сейчас хранится в музее театра. На протяжении последних десятилетий К.Головко оставалась единственной актрисой, чья судьба была связана еще с тем легендарным, довоенным МХАТом, где помимо Станиславского и Немировича-Данченко (Кира Николаевна играла в двух его постановках), были Качалов и Хмелев, Тарханов и Москвин, Лилина и Книппер-Чехова, Тарасова и Еланская...
Прикрепления: 9455429.jpg(8.6 Kb) · 5244021.jpg(20.8 Kb) · 8209994.jpg(9.5 Kb) · 0672839.jpg(17.8 Kb) · 5795793.jpg(21.0 Kb) · 7780804.jpg(15.3 Kb) · 8212662.jpg(21.6 Kb) · 7171109.jpg(19.9 Kb) · 8205751.jpg(18.4 Kb) · 1844946.jpg(6.8 Kb)
 

Валентина_КочероваДата: Понедельник, 21 Авг 2017, 21:58 | Сообщение # 29
Группа: Администраторы
Сообщений: 6504
Статус: Offline

Она всех видела, со всеми играла. А последняя ее работа состоялась не так давно – в начале двухтысячных выходила на сцену в спектакле К.Серебренникова «Лес». Многим тогда казалось, что режиссер выбрал пьесу Островского специально, чтобы занять в ней Головко. На панихиде Авангард Леонтьев рассказал, как в день спектакля за кулисы приходили зрители: «Они говорили: все артисты знаменитые, всё хорошо, но когда появляется Головко, – здесь, как говорится, видна разница. У Киры Николаевны была не просто прекрасная речь, а отчетливо слышалась каждая буква. Уникальная, старая школа! Теперь так не играют».

Десять лет назад, начав писать мемуары, Кира Николаевна рассказывала, как в августе 1938 года мхатовцы провожали в последний путь Станиславского. В столице перекрыли движение, многолюдная процессия прошла через весь город от Камергерского переулка до Новодевичьего кладбища. Восемь десятилетий спустя в такой же солнечный день в Камергерском простились с последней свидетельницей той эпохи. Несмотря на отпуск (сезон в театре откроется 31 августа): пришли все коллеги и ученики актрисы, которые были в Москве. Портретное фойе МХТ с трудом вмещало собравшихся.


– Я хочу вспомнить 1968 год, это здание, зал, – сказала И.Мирошниченко. – Это было собрание по поводу того, что менялся состав в великом спектакле Немировича-Данченко «Три сестры». Знаете, помните. Первый состав: Тарасова, Степанова, Еланская. Второй: Кира Головко – Ольга, Маргарита Юрьева – Маша, Раиса Максимова – Ирина. Объехали весь мир – с подарками, цветами, фантастическими рецензиями. И вот в 1968 году решили ввести молодежь. Все мы тут теперь взрослые, все понимают, как это мучительно трудно, когда сменяется состав. Многие ведут себя в этот момент не самым лучшим образом. Кто-то обижается, кто-то скандалит. А я помню, как Кира Николаевна подошла к микрофону и сказала: «Мне очень горько расставаться с моей потрясающей ролью Ольги. Но я хотела бы пожелать молодой актрисе, чтобы она смогла с Ольгой справиться и сыграть ее красиво, достойно».

Не могу вам передать: мне было очень страшно. Страшно от того, что ввод на эту роль не был моим желанием. И вот мы троицей вошли в этот спектакль. И Кира Николаевна как бы подтолкнула птицу вверх. Наш состав стал тоже лететь – по жизни, по миру. Вспоминается и такой эпизод. Спектакль по пьесе Булгакова «Последние дни», где Кира Николаевна недавно только кончила играть Натали Пушкину, и роль опять дают мне. Мы с ней встречаемся. «Ирочка, если что-то сложное – я тебе подскажу». Это невозможно забыть. Я думаю, что та любовь и то добро, которое она несла людям, оно ответным образом от всех нас шло ей во все последующие годы – и в «Татуированный розе», где мы работали до последней минуты, и позже, когда она перестала играть, театр отвечал ей добром, любовью, нежностью и благодарностью.

Я от всего сердца благодарю Вас за ваш талант, за то, что Вы- великая актриса из той легендарной плеяды – на шаг от Станиславского. В Кире Николаевне было и благородство, и достоинство. Вот она достойно прожила все свои года. И всегда несла чувство достоинства, которое свойственно лучшим людям этой страны, которое свойственно интеллигенции и всей той когорте, которая смотрит на нас с